• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Влияние образовательной среды исследовательских университетов на опыт студентов в Китае, России и США

Приоритетные направления развития: социология
2015
Подразделение: Институт образования

Объектом исследования выступили студенты американских, китайских вузов-участников международного консорциума «Студенческий опыт в исследовательском университете» и студенты российских вузов-участников межвузовского проекта «Траектории и опыт студентов университетов России».

Цель исследования состояла в сравнительном анализе особенностей образовательной среды и студенческого опыта в исследовательских университетах США, России и Китая.

Эмпирической базой исследования выступали:

  • данные проекта «Студенческий опыт в исследовательском университете» по студентам двадцати американских, трех китайских и одного российского вузов, собранные в 2014 г.;
  • данные проекта «Траектории и опыт студентов университетов России» по студентам одиннадцати российских вузов, собранные в 2015 г.
  • полуструктурированные интервью, проведенные в 2015 г. со студентами двух российских вузов.

В рамках исследования использовались следующие методы:

  • статистический анализ, включающий в себя расчет дескриптивных статистик, построение таблиц сопряженности, корреляционный анализ, расчет статистики хи-квадрат;
  • качественный анализ интервью.

В рамках исследования были получены следующие результаты:

  • Образовательная среда российских вузов не предполагает вовлечения большинства студентов в виды учебной деятельности, предполагающие высокий уровень самостоятельности и интеллектуальной работы, в чем проявляется сходство с китайскими вузами и отставание от американских исследовательских университетов. При этом студенты всех трех стран демонстрируют высокий уровень удовлетворенности качеством преподавания, как общеобразовательных дисциплин, так и дисциплин по специальности.
  • Различия в учебной деятельности по направлениям подготовки во многих случаях являются более существенными, чем межстрановые. Более активными студентами являются те, кто обучаются на гуманитарных и социальных специальностях во всех трех странах.
  • В среднем наибольшую активность в учебе демонстрируют учащиеся женского пола, а также студенты, собирающиеся учиться или работать за границей, либо продолжить образовательный трек, поступив в магистратуру/аспирантуру. В американских вузах наиболее высокая активность студентов наблюдается на последнем курсе обучения, в то время как в Китае и в России, напротив, старшекурсники чаще оказываются относительно менее вовлеченными, по сравнению с теми, кто только недавно поступил в университет.
  • Плотность взаимодействия студентов с преподавателями сравнительно ниже в российских вузах, по сравнению с зарубежными. При этом если в России с преподавателями значительно реже общаются обучающиеся на инженерных и естественных направлениях подготовки, в американских и китайских университетах различия по направлениям подготовки менее выражены. Плотность общения с преподавателями увеличивается к концу обучения, а также не сильно различается в зависимости от пола студентов. 
  • Существенное улучшение большинства компетенций в процессе обучения более характерно для студентов Китая и США. Развитие компетенций положительно связано с проявляемой учебной активностью во всех трех странах.
  • Бюджеты времени студентов в сильной степени различаются в России, Китае и США. Так российские студенты тратят на различные виды аудиторной учебной нагрузки существенно больше времени, чем студенты американских вузов и несколько меньше, чем студенты китайских вузов. Также в России, по сравнению с зарубежными вузами, ниже вовлеченность в деятельность студенческих клубов и организаций, а также меньше времени уделяется оплачиваемой работе.
  • Низкий уровень вовлеченности во внеучебную деятельность российских студентов обусловлен, прежде всего, несформированностью инструментов поддержки со стороны вуза. 

Публикации по проекту:


Chirikov I. The Mystery of Russian Students: Poor Learning Experience, High Satisfaction // Higher Education in Russia and Beyond. 2015. No. 3. P. 10-11.
Семенова Т. В., Рудакова Л. М. Барьеры при прохождении массовых открытых онлайн-курсов // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2015. № 3. С. 36-48.
Малошонок Н. Г., Семенова Т. В., Терентьев Е. А. Эффект самоотбора при формировании онлайн-панели: опыт первого года лонгитюдного исследования студентов НИУ ВШЭ // В кн.: Онлайн-исследования в России: тенденции и перспективы / Под общ. ред.: А. В. Шашкин, И. Ф. Девятко, С. Г. Давыдов. М. : ООО "Онлайн маркет интеллидженс", 2016. С. 237-266.
Chirikov I. Do Russian research universities have a secret mission? A response to Forrat // Post-Soviet Affairs. 2016. Vol. 32. No. 4. P. 338-344. doi