• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Функции легитимности и доверия к праву в современных правовых системах

Приоритетные направления развития: право
2015

Цель работы: теоретическая реконструкция понятия юридического типа легитимности и определение функций категорий легитимности права и доверия к праву в современных правовых системах.

Используемые методы: Предполагаемое исследование подразумевает последовательное применение различных, часто альтернативных методик исследования. Это связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, теоретической реконструкции подлежит сложное взаимодействие различных систем общества. Возможность ограничиться лишь описанием литературы только в одной из систем отсутствует. Во-вторых, в последние десятилетия проблема легитимности права стала предметом междисциплинарного дискурса, что требует использования альтернативных методологий. В этой связи в исследовании использовалась методология, которая основывается на учете следующих компонентов:

  • традиционные для юриспруденции методы исследования, в числе которых:

а) классический юридико-догматический метод, который используется, главным образом, при анализе содержания национальных юридических наук;

б) сравнительно-правовой метод, который используется при сравнении национальных правовых систем друг с другом.

  • теория рационального выбора, которая используется для анализа экономической эффективности правовых норм и институтов и социальных последствий правоприменения;
  • теория игр, которая применяется для анализа взаимодействия экономической, политической и правовой систем общества;
  • теория языковых игр позднего Л. Витгенштейна, постструктуралистскиая методология деконструкции, которые применяются для исследования для оценки определенности содержания выраженных лингвистически правовых предписаний;
  • метод рациональной реконструкции развития знаний в соответствующей области, позволяющий выявлять внутреннюю логику развития научного знания, определившую как перечень возникающих проблем, так и содержание соответствующих концепций.

Эмпирическая база исследования: официальные издания нормативных правовых актов, базы нормативных правовых актов и иной правовой информации; программные документы; Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, письма и информационные письма Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, включающие обобщения и обзоры судебной и арбитражной практики, опубликованные в официальных изданиях судов Российской Федерации либо включенные в базы данных правовой информации; результаты консультаций с экспертами; массив общедоступных источников по проблемам правового регулирования в ряде областей. В исследовании также были учтены эмпирические данные, описанные в специальной литературе, использованной при выполнении проекта.

Результаты работы:

В области теории:

  • проверка выдвигаемой базовой гипотезы о ключевом значении параметра легитимности права и степени доверия к праву с точки зрения выделения права как особого механизма социальной координации. Если от ценового механизма социальной координации юридический механизм отличается невозможностью полной "инструментальной рационализации" (то есть имитации рынка), то от морально-политических регуляторов - особой легитимностью "нейтральности" (учетом интересов всех в равной мере, которая гарантируется особыми формализациями и процедурализациями);
  • проверка гипотезы о том, что легитимность при этом обеспечивается процедурами и формализациями только в той мере, в какой право является содержательно соответствующим определенному (локальному) стандарту рациональности;
  • проверка гипотезы о том, что усложнение "текстуры" современных правовых систем в последние десятилетия, широкое использование "гибких" регуляторов, переход от "модели норм" к "модели принципов", процедурализация усложнили задачу легитимации юридических решений и обострили проблему легитимности права. Побочным следствием этого стал взрывной рост имитативных техник, которые использовались для легитимации произвольных решений в недемократических политических системах.

В развитии методологии:

  • обоснование значения и когнитивного потенциала междисциплинарных исследований (в первую очередь - совместно с социологами и экономистами) и ущербности "автономной" юридической методологии, которая за долгий период своего доминирования смогла обеспечить лишь перерождение юридической рациональности в пустую форму, открыв широкие возможности для политически мотивированного манипулирования последней.

В получении новых эмпирических знаний:

  • данные и инструменты для анализа патологических форм генерирования публичной властью произвольных политически мотивированных решений с маскировкой из под юридические.

Характеризуя результаты исследования следует отметить следующее. Основным вкладом Герберта Харта в развитие современной теории права является введение в неё проблематики нормативности. Убедительная критика теории императивов по существу закрыла возможности успешной работы с теоретическими моделями правовых систем, основанных на понятии санкций и принуждения в качестве конститутивных признаков права. Харт с беспрецедентной степенью убедительности показал, что теории императивов не только искажают правовую реальность, не будучи в состоянии описать ряд важных для правовой сферы явлений и феноменов. Проблема состоит в том, что на основе теории императив вообще не возможна полноценная теоретическая дескрипция господства юридического типа. Только введение концепта нормативности права обеспечивает полноценное решение вышеназванных задач.

Важно также то, что Харту удалось обеспечить полноценную теоретическую и аналитическую артикуляцию феномена нормативности права. Это резко и выгодно отличает теорию права от теоретических построений Ганса Кельзена. Кельзен также и даже раньше Харта осознал теоретическое значение феномена нормативности для теории права и предпринял попытку ввести понятие нормативности в теорию права. Однако трансцеденталистская стилистика, которая использовалась австрийским правоведом, не позволила полноценно решить указанную проблему. По существу Кельзен лишь постулировал нормативный характер права, но не раскрыл его содержания.

Использование иной, нередуктивной методологии позволило Харту решить указанную проблему. Опираясь на важную теоретическую инновацию, понятие внутренней точки зрения, Харту удалось описать понятие нормативности, отграничив феномен следования правилу от простой регулярности поведения. Опираясь на понятие нормативности, Харт объяснил целый ряд критически важных для юридической реальности феноменов.

Прежде всего, удалось дать полноценное теоретическое описание тому, каким образом обеспечивается полноценное, стабильное и воспроизводимое во времени господство при помощи правовых регуляторов. Во-вторых, удалось описать две основных разновидности установок субъектов права, которые обеспечивают соблюдение и использование требований правовых предписаний. В-третьих, оказалось возможным отграничить нормативную установку субъектов от ненормативных, основанных на оценке выгод и издержек или исключительно этических аспектов поведения. В-четвёртых, удалось предложить простое и элегантное формальное описание правовой системы как единства первичных и вторичных правил поведения, при этом оставаясь в рамках традиции правового позитивизма.

Вместе с тем, введение в теоретический дискурс понятия нормативности права породило ряд проблем. Прежде всего, это касается определения соотношения моральной нормативности и юридической. В данном случае необходимо каким-то образом определить это соотношение. Теоретически мыслимы две основные стратегии.

Во-первых, возможно исходить из полной автономии правового типа нормативности и, соответственно, того, что существуют два независимых друг от друга типа нормативности. Эта стратегия требует чёткого формального описания феномена нормативности права и критериев, в соответствии с которыми правовая нормативность выделяется. Уже очевидно, что указанная стратегия наталкивается на определённые трудности, поскольку Харт не дал полноценного ответа на вопрос, почему социальные практики с необходимостью должны генерировать нормативные стандарты. Соответственно, главная задача в таком случае будет заключаться в том, чтобы показать, в каких случаях и практики какого рода способны указанные нормативные стандарты с необходимостью генерировать. По этому пути пошёл целый ряд последователей Харта, теоретический проект которых принято называть "юридическим конвенциализмом".

Во-вторых, мыслимо и другое решение рассматриваемого вопроса. Можно отказаться рассматривать нормативные категории, выражающие суть феномена нормативности права, в качестве обладающих автономией. В этом случае следует согласиться с тем, что понятия "долг", "обязанность", "ответственность" обладают одинаковым смыслом в рамках этики и права, а те специфические основания поведения, которые порождают требования правовых предписаний, имеют этическую составляющую. В этом случае проблем отграничения типов нормативности не возникает, но появляется другая проблема - как сохранить дескриптивную точность и включить в описание массу феноменов, которые, являясь правовыми, моральными не являются. Соответственно, главная проблема рассматриваемых теорий состоит в том, чтобы интегрировать моральную составляющую, оставаясь при этом в рамках правового позитивизма. Интересную и оригинальную попытку в рассматриваемом направлении предпринял Джозеф Раз.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты выполнения научно-исследовательских работ найдут применение в следующих областях:

  • российские и зарубежные прикладные исследования в области оценки эффективности действующего законодательства;
  • законопроектная работа Правительства Российской Федерации, в том числе разработка системы мер по повышению качества нормотворчества.
  • сфера практической работы по осуществлению мероприятий мониторинга правоприменения, а также мониторинга эффективности действующего законодательства;
  • подготовка специалистов в вузах в сфере права;
  • повышение квалификации специалистов (в том числе государственных служащих), сталкивающихся с необходимостью решения задач повышения качества нормотворчества.

К числу потенциальных потребителей результата относятся органы государственной власти, разработчики нормативных правовых актов, преподаватели образовательных учреждений, научные работники.

Публикации по проекту:


Чураков В. Д. Правовые проблемы модернизации экономики и общества // Законодательство и экономика. 2015. № 6. С. 28-39.
Тихомиров Ю. А. Бизнес и государственные стратегии // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 9. С. 56-64.
Правовые модели и реальность / Под общ. ред.: Ю. А. Тихомиров, Е. Рафалюк, Н. И. Хлуденева. М. : ИНФРА-М, 2015.
Тихомиров Ю. А. Правовой эксперимент и экспертиза // В кн.: Правовые модели и реальность / Под общ. ред.: Ю. А. Тихомиров, Е. Рафалюк, Н. И. Хлуденева. М. : ИНФРА-М, 2015.
Тихомиров Ю. А. Право как мера опережающего отражения действительности // В кн.: Правовые модели и реальность / Под общ. ред.: Ю. А. Тихомиров, Е. Рафалюк, Н. И. Хлуденева. М. : ИНФРА-М, 2015.
Tretyakov S. V. Between Efficiency and Effectiveness // Rechtstheorie. 2015. No. 3. P. 347-366.