• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Идентичность и межкультурное взаимодействие на постсоветском пространстве

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2015

Цель работы - выявить социально-психологические факторы (идентичность, межэтнические установки, социальные представления, доверие, ценности), способствующие достижению интеграции между этническими меньшинствами и этническим большинством на постсоветском пространстве.

Используемые методы: метод социально-психологического опроса, метод контент-анализа, метод экспертных интервью, метод факторного опроса

Эмпирическая база исследования:

  • эмпирические данные изучения межпоколенных и культурно-специфических различий влияния идентичности на установки межкультурного взаимодействия этнического большинства и меньшинства в республиках Северного Кавказа (2014 г., Республика Северная Осетия–Алания: N=645 и Республика Кабардино-Балкария: N=249);
  • эмпирические данные изучения роли доверия в выборе стратегий аккультурации этническим меньшинством и аккультурационных ожиданий - этническим большинством в России и Латвии (2014 г., N=497);
  • эмпирические данные опроса русскоязычных мигрантов, проживающих в Бельгии (N=132);
  • две базы данных аккультурации русских в Латвии (N=224 и N=220);
  • эмпирические данные экспертных интервью (N=8) и факторного опроса (N=616) изучения роли воспринимаемых характеристик аут-групп в формировании социальной дистанции;
  • эмпирические данные контент-анализа тридцати трех отечественных учебников начальных, средних и старших классов (в анализе было использовано 1869 фрагментов).

Результаты работы:

В ходе выполнения проекта было проанализировано и эмпирически проверено влияние различных социально-психологических факторов, которые могут способствовать интеграции между этническим меньшинством и этническим большинством на постсоветском пространстве. Обобщая результаты, можно отметить, что наиболее значимыми социально-психологическими предикторами интеграции являются: социальная идентичность (этническая, гражданская, религиозная, региональная); мотивация к этнокультурной преемственности у старшего и младшего поколений; воспринимаемая социальная дистанция; социальный капитал и доверие как его ключевая составляющая; особенности представления группы большинства и различных меньшинств на страницах школьных учебников. Ниже кратко представлены основные результаты исследования каждого из перечисленных факторов, влияющих на межкультурное взаимодействие.

  1. Изучение идентичности представителей трех поколений русских (меньшинства) и осетин (большинства) в Республике Северная Осетия–Алания выявило более сложный паттерн аккультурационных стратегий и ожиданий, нежели свойственно типичным ролям большинства или меньшинства. Этот факт указывает на существенную интеграцию двух групп, длительно проживающих на одной территории. Особую важность имеют полученные данные о соотношении собственной культурной идентичности и идентичности с иной культурой для каждой из групп. Во-первых, эти два вида идентичности связаны положительно и у русских и у осетин во всех трех поколениях. Во-вторых, в большинстве случаев они способствуют аккультурационной стратегии интеграции и препятствуют ассимиляции.
  2. Изучение русских в другой республике Северного Кавказа – Кабардино-Балкарии, выявило значимость воспринимаемой несовместимости двух идентичностей («я – русский» и «я – житель Северного Кавказа») для выбора стратегии аккультурации. В исследовании показано, что воспринимаемая несовместимость идентичностей является медиатором эффекта воспринимаемой дискриминации на стратегии интеграции, сепарации и маргинализации. При этом она способствует отказу от интеграции (усиливает негативный эффект воспринимаемой дискриминации) и способствует выбору сепарации и маргинализации. В данном исследовании впервые раскрыт психологический механизм влияния воспринимаемой дискриминации на аккультурацию этнических меньшинств.
  3. На примере эмпирических данных, собранных в России и Латвии показано, что определенные виды доверия (одного из основных компонентов социального капитала) связаны с аккультурационными стратегиями мигрантов (или меньшинств) и аккультурационными ожиданиями принимающего населения. Общее доверие к людям позитивно предсказывает предпочтение стратегий интеграции и мультикультурализма у представителей меньшинства и большинства соответственно. Доверие к своей или другим этническим группам является независимым предиктором выбора стратегий аккультурации этническим меньшинством: доверие к представителям других этнических групп позитивно связано с предпочтением стратегии интеграции; доверие же к представителям своей этнической группы ведет к предпочтению сепарации. Ни один из видов доверия не оказался статистически значимо связанным с негативными по своему значению аккультурационными стратегиями межкультурного взаимодействия – маргинализацией и исключением.
  4. Изучение мотивации к этнокультурной преемственности в двух поколениях русских в Латвии показало, что она способствует предпочтению стратегии интеграции в поколении родителей и сепарации в поколении детей и препятствует предпочтению стратегий ассимиляции и маргинализации в обоих поколениях. При этом мотивация к этнокультурной преемственности родителей позитивно связана с таковой у детей, но прямого влияния на стратегии аккультурации детей не оказывает. Интеграция является единственной стратегией, позитивно взаимосвязанной с одним из показателей психологического благополучия – удовлетворенностью собой (в поколении детей).
  5. Проведено исследование взаимного восприятия этнических групп, проживающих на территории России, а также групповых характеристик, определяющих меру позитивности образа групп и гармоничность межгрупповых отношений. Согласно полученным результатам, более позитивно оцениваются украинцы, русские, татары и башкиры, более дистантно – армяне и азербайджанцы; наиболее дистантными воспринимаются люди, не принадлежащие ни к какой религии, не имеющие высшего образования и нелегально иммигрировавшие в Россию. При сравнении этнических групп между собой, характеристика «этническая принадлежность» оказалась наиболее значимой для башкир, армян и азербайджанцев, а «религиозная принадлежность» – для всех, кроме русских и татар. При этом в каждой группе наблюдается предпочтение представителей собственной религии, на втором месте обычно располагаются неверующие (за исключением азербайджанцев, которые воспринимают неверующих как наиболее дистантных), и на последнем – представители другой религии. Кроме того, данные однозначно говорят о том, что для русских как этнического большинства неважно, к какой этнической группе принадлежит человек: эта характеристика не оказывает влияния на восприятие других групп, которое в среднем нейтрально положительное для всех.
  6. Отдельное направление работы было посвящено изучению содержания отечественных учебников, с целью оценки образа социальных групп, который они формируют, а также типа модели сплоченности (мораль социального порядка или социальной справедливости), лежащей в основе данного образа. Выявлено, что основу нормативной модели сплоченности в советское время составляла мораль социального порядка, необходимая для защиты от внешних врагов и внутренних противоречий. Эта основа воспроизводится и в постсоветских учебниках. Тем не менее, меняется масштаб общности, идентифицируемой как «мы» – в таком значении представляются, преимущественно, первичные группы (семья), в отличие от государства в советское время. В современных учебниках фиксируются и элементы морали социальной справедливости, воплощаемой в сфере отношений человека и природы. Однако крайне важно, что и в советском, и в современном учебнике группа «мы» – это однозначно этническое большинство, которому отводится роль определяющего нормы правильности и моральности поведения.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР. Результаты исследования использованы для совершенствования тренингов этнокультурной компетентности для мигрантов и принимающего населения Северо-Кавказского федерального округа.

Область применениярезультатов НИР:

  • для разработки курсов повышения квалификации государственных служащих, чья работа связана с вопросами межэтнических отношений;
  • при разработке социальных программ, направленных на гармонизацию межэтнических отношений в российском обществе;
  • для преподавания в ВУЗах в рамках курсов по этнопсихологии, кросс-культурной психологии, этносоциологии, психологии конфликта.

Публикации по проекту:


Григорьев Д. С. Внешние условия социоэкономической адаптации мигрантов // В кн.: Взаимодействие органов власти, общественных объединений и образовательных учреждений по гармонизации этноконфессиональных и межнациональных отношений: региональный аспект. Каз. : РИЦ "Школа", 2015. С. 79-82.
Цыдендамбаева Е. Б., Григорьев Д. С. Взаимная аккультурация бурят и русских в Улан-Удэ и в Москве // В кн.: XI Конгресс антропологов и этнологов России: сб. материалов. Екатеринбург, 2–5 июля 2015 г. М., Екатеринбург : ИЭА РАН, ИИиА УрО РАН, 2015.
Григорьев Д. С. Теоретическая модель социоэкономической адаптации мигрантов: на примере русскоязычных мигрантов в Бельгии // В кн.: Понять другого: Межкультурное взаимопонимание в современном глобальном мире. Сборник материалов пятой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития»: 20–21 ноября 2015 г. М. : ГБОУ ВПО МГППУ, 2015. С. 27-29.
Grigoryev D. A Theoretical Model of the Socio-Economic Adaptation of Immigrants: the Case of Russian-Speaking Immigrants in Belgium, in: V Международная научная конференция «Психология индивидуальности»: сборник материалов / Сост.: А. С. Елисеенко; под общ. ред.: В. Д. Шадриков, В. А. Ключарев, Д. А. Леонтьев, Е. Б. Старовойтенко, А. К. Болотова, И. Н. Семенов, В. П. Серкин, А. В. Россохин, А. Н. Татарко, Б. В. Чернышев, В. А. Штроо, Н. Ю. Новицкий, О. Н. Молчанова, А. С. Елисеенко, С. С. Кургинян. М. : Литературное агентство "Университетская книга", 2015. P. 489-491.
Grigoryev D. Ethnic and Religious Identification, Acculturation Attitudes and the Socio-Economic Adaptation of Immigrants / Издательский дом НИУ ВШЭ. Series WP BRP "PSYCHOLOGY". 2015. No. 37. doi
Berry J. W., Ward С. Multiculturalism: Managing intercultural relations, in: Cambridge Handbook of Acculturation Psychology, Second edition / Ed. by D. Sam, J. W. Berry. Cambridge : Cambridge University Press, 2016.
Dimitrova R. Acculturation in Eastern Europe, in: CAMBRIDGE HANDBOOK OF ACCULTURATION PSYCHOLOGY SECOND EDITION. Cambridge University Press, 2016. Ch. 17.
Grigoryan L., Горинова Е. В. “Us” and “Them”: formation of perceived social distance in Russian context / NRU Higher School of Economics. Series PSY "Psychology". 2015.
Berry J. W. Theories and Models of Acculturation, in: Oxford Handbook of Acculturation and Health. NY : Oxford University Press, 2017.
Berry J. W., Sam D. Acculturation: Conceptual background and theoretical perspectives, in: Cambridge Handbook of Acculturation Psychology, Second edition / Ed. by D. Sam, J. W. Berry. Cambridge : Cambridge University Press, 2016.
Lebedeva N., Tatarko A., Berry J. W. Multiculturalism and migration in Post-Soviet Russia, in: XV апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 4. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. P. 525-531.
Häuberer J., Tatarko A. Network Composition, Individual Social Capital And Culture: Comparing Traditional And Post-Modernized Ethnic Groups // International Journal of Comparative Sociology. 2015
Berry J. W., Vedder P. Adaptation of Immigrant Children, Adolescents, and Their Families, in: Childhood and Adolescence: Cross-Cultural Perspectives and Applications (2nd ed.). Washington : APA Press, 2016.
Татарко А. Н., Миронова А. А., Чувашов С. В. Социально-психологический капитал личности в условиях этнического разнообразия России // В кн.: Психологические исследования личности: история, современное состояние, перспективы. М. : Когито-центр, 2016. С. 400-420.
Козлова М. А. «ГОСТИ СТОЛИЦЫ» В ГЛАЗАХ МОСКВИЧЕЙ: МОРАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОЦЕНОК МИГРАЦИИ // Журнал социологии и социальной антропологии. 2015. Т. XVIII. № 3(80). С. 110-122.
Григорян Л. К., Горинова Е. В. Факторный опрос: преимущества, область применения, практические рекомендации // Социальная психология и общество. 2016. Т. 7. № 2. С. 142-157.

См. также

Ключевые слова