• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Межстрановая и внутристрановая дифференциация ценностей и взглядов

Приоритетные направления развития: социология
2015

Цель работы: сравнить Россию с другими странами по ценностям, нормативным взглядам и идентичностям с учетом внутристранового разнообразия и процессов сближения или отдаления между странами.

Используемые методы: статистический и эконометрический анализ данных международных опросов

Эмпирическая база исследования: Использованы данные 4 раунда Европейского социального исследования (European SocialSurvey – 2008), данные пяти волн Европейского и Мирового исследований ценностей (European Values Study и World Values Survey, 1981-2009гг.), а также данные двух волн Международной программы социальных опросов (International Social Survey Programme, 2009 и 2013гг.).

Результаты работы:

1. Показано, что отношение населения к экономической, культурной и политической открытости своих стран от страны к стране существенно различается. В целом, для 33 стран, включенных в международное сравнительное исследование ISSP-2013, выявлена более высокая, по сравнению с другими сторонами открытости, приемлемость приоритета международных организаций в решении экологических и иных глобальных проблем, а также более выраженное признание того, что свобода торговли повышает доступность товаров для населения. Наоборот, защитная (протекционистская) реакция населения наиболее сильно выражена в суждениях о деятельности больших международных компаний, «наносящих вред отечественным предприятиям» и международных организаций, которые «забирают все больше власти у правительства страны», а также в отношении к свободе импорта зарубежных товаров, которая «должна быть ограничена, чтобы защитить свою экономику».

Российское население наиболее негативно, в сравнении с населением почти всех остальных стран, включенных в исследование, относится к возможности для иностранцев приобретать в собственность землю на территории страны. Сильнее, чем у населения почти всех остальных стран, у россиян выражен также и культурный протекционизм, выражающийся в суждении о том, что российское телевидение должно отдавать предпочтение отечественным фильмам и программам. В то же время россияне, как и население почти половины стран, включенных в исследование, позитивно оценивает преимущества для потребителей принципов свободы торговли (всего одна страна демонстрирует еще более позитивное отношение против 15 стран с более негативным отношением).  В позитивно настроенной группе стран Россия находится и по показателям оценки населением влияния международных организаций на «внутренние» дела страны.

Показано, что, вопреки преобладающим представлениям о национализме и связанных с ним феноменах, рациональная национальная гордость не вызывает негативного отношения к открытости страны. Напротив, уверенность в конкурентоспособности своей страны побуждает людей рассматривать ее открытость как источник не столько угроз, сколько возможностей.

2. Объективная и субъективная социальная мобильность проанализированы на данных по 38 странам мира, включенным в исследование ISSP-2009. Объективная мобильность рассмотрена в двух аспектах – межпоколенном и внутрииндивидуальном. Во всех странах межпоколенная восходящая мобильность встречается чаще и более выражена по величине, чем нисходящая.  Мобильность в процессе индивидуальной трудовой карьеры во всех странах характеризуется более короткими дистанциями, чем межпоколенная, и более симметричным распределением восходящих и нисходящих изменений социального статуса.

Субъективная восходящая социальная мобильность практически во всех анализируемых странах фиксируется реже, чем она определяется по объективным данным, а отсутствие изменений отмечается людьми чаще, чем это фиксируется в изменениях объективного статуса. Население большинства стран оценивает свою межпоколенную социальную мобильность выше, чем россияне, только в Болгарии, Латвии и Украине люди настроены ещё более пессимистично.

Сравнительный анализ объективной и субъективной мобильности демонстрирует существенные межстрановые различия по доле тех, кто завышает и занижает объективные изменения своего социального статуса. В частности, население постсоциалистических стран, и особенно России, склонно недооценивать свою восходящую мобильность, а население Китая, наоборот, часто ощущает повышение статуса даже там, где реально его нет. В США, Франции и скандинавских странах примерно каждый второй респондент воспринимает свою социальную мобильность в соответствии с фактическими изменениями.

Объективная межпоколенная мобильность во многом формируется макросдвигами в социально-профессиональной структуре, происходящими в ходе социально-экономического развития той или иной страны. При этом, сравнивая свой статус со статусом отца, человек, скорее всего, не учитывает эти макроструктурные сдвиги, считая их естественным фоном, и за счет этого занижает показатели субъективной мобильности.

3. Получены новые результаты, касающиеся факторов отношения населения разных стран к праву людей на эвтаназию – процессу намеренного прерывания человеческой жизни по желанию неизлечимо больного человека или его представителей. Обнаружены различные виды взаимодействия религиозности и ценностей индивидуальной автономии в их влиянии на признание права людей на эвтаназию. На индивидуальном уровне была найдена интеракция ценностей автономии и религиозности, указывающая на больший вклад ценностей автономии среди менее религиозных респондентов и, наоборот, больший вклад религиозности среди респондентов с более низкой значимостью ценностей автономии .  Кроме того, показано, что на обоих уровнях анализа ценности опосредуют влияние религиозности. В итоге, на индивидуальном уровне религиозность ведет к негативной оценке права на эвтаназию двумя путями: непосредственно, а также через снижение ценностей автономии, которые, в свою очередь, оказывают на отношение к эвтаназии непосредственное (позитивное) влияние.  На страновом уровне религиозность не имеет непосредственного влияния на отношение к эвтаназии и влияет на него только опосредованно – через ценности. 

4. Результаты изучения ценностей и социальных установок населения Западных и Восточных земель Германии позволяют предполагать, что спустя почти два десятилетия после объединения Германии на массовое сознание населения Восточных земель по-прежнему оказывало влияние социалистическое прошлое. Это влияние роднит жителей Восточных земель с населением постсоветской России. По выраженности адресованных государству запросов на социальную поддержку восточные немцы ближе к россиянам, чем к западным немцам. Сближает население России и Восточной Германии также степень выраженности ценностей сохранения (безопасности, конформности и традиции), измеренных по методике Шварца: эти ценности значительно более выражены у россиян и восточных немцев, в отличие от западных.

Обнаружены также такие характеристики массового сознания, которые сближают жителей Восточных земель Германии с жителями Западных, и в то же время отличают их от россиян. Проявления общности массового сознания жителей разных частей Германии при одновременном отличии от России могут объясняться либо национальной общностью всех немцев, либо эффектами институциональных изменений, происшедших в Восточной Германии в течение двадцати лет после объединения.  В любом случае, эффект социалистической колеи имеет свои ограничения.  

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты исследования были использованы:
1) в учебном курсе лекций «Многомерный анализ данных», прочитанном для студентов 4 курса бакалавриата департамента социологии НИУ ВШЭ, и в учебном модуле «Методы анализа данных»для магистров 2 курса факультета бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ, а также в процессе руководства выпускными курсовыми работами студентов НИУ ВШЭ;
2) в публичных лекциях и выступлениях участников проекта; 3) в ряде публикаций и выступлений участников проекта в российских средствах массовой информации.

Публикации по проекту:


Магун В. С., Монусова Г. А. Личные усилия и общественные блага в сознании жителей европейских стран // В кн.: XV апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 3. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 360-372.
Магун В. С., Руднев М. Г., Шмидт П. Европейская ценностная типология и базовые ценности россиян // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2015. Т. 121. № 3-4. С. 74-93.
Руднев М. Г., Савелькаева А. С. Передача базовых ценностей внутри семьи: концептуализация и пилотное исследование // В кн.: XV апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 3. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 397-404.
Магун В. С., Руднев М. Г. Альтернативные структуры ценностных переменных Ш. Шварца в Европе // В кн.: XV апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 4. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 488-499.
Magun V., Rudnev M. Basic Human Values of the Russians: Both Different from and Similar to Other Europeans, in: Culture Matters in Russia and Everywhere: Backdrop for the Russia-Ukraine Conflict / Ed. by L. Harrison, E. Yasin. Lanham : Lexington Books, 2015.
Yasin E. Transformation of Countries in Transition: Culture and the State, in: Culture Matters in Russia and Everywhere: Backdrop for the Russia-Ukraine Conflict / Ed. by L. Harrison, E. Yasin. Lanham : Lexington Books, 2015. P. 21-36.
Монусова Г. А. Приверженность организации в межстрановой перспективе // Российский журнал менеджмента. 2015. Т. 13. № 4. С. 29-50.
Fabrykant M., Buhr R. Small state imperialism: the place of empire in contemporary nationalist discourse // Nations and Nationalism. 2016. Vol. 22. No. 1. P. 103-122. doi
Magun V., Rudnev M., Schmidt P. Within-and Between-Country Value Diversity in Europe: A Typological Approach // European Sociological Review. 2016. Vol. 32. No. 2, First published online: August 24, 2015. P. 189-202. doi
Fabrykant M., Magun V. Grounded and Normative Dimensions of National Pride in Comparative Perspective, in: Dynamics of National Identity: Media and Societal Factors of What We Are / Ed. by P. Schmidt, J. Grimm, L. Huddy, J. Seethaler. L. : Routledge, 2016. Ch. 6. P. 83-112. doi