• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Исследовательские проектыКритерии научности и эффективности в науках о человеке: история профессиональных конвенций в России/ СССР

Критерии научности и эффективности в науках о человеке: история профессиональных конвенций в России/ СССР

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2015

Цель данного проекта – провести реконструкцию исторических условий, аргументов и последствий заключения профессиональных конвенций, достигнутых и расторгнутых в области изучения человека и общества.

Теоретическая рамка исследования определена типом источников и кругом исследуемых проблем. Для работы с типовой документацией университетского делопроизводства применяется метод критического дискурс-анализа (в версии N. Fairclough). Анализ профессиональной риторики, позволяющий выявить антропологические особенности научного дискурса правоведов, филологов, историков и философов, осуществлялся методами исторической семантики (M. Richter, H. Berdekker, R. Reinchardt). Методологические идеи М. de Certeau приспособлены для исследования академической жизни как особого вида групповой повседневности. Поскольку довольно часто критерии научных оценок являлись следствием устно заключенных договоренностей в малых группах (научных школах, кафедрах, факультетах, диссертационных советах, конкретных исследовательских коллективах и т.д.) и не получили письменной фиксации, для их восстановления мы использовали методы научной реконструкции.

Эмпирическую базу проекта составили комплексы текстов из архивов Казанского и Московского университетов (Национальный архив Республики Татарстан и Центральный государственный архив Москвы), Министерства народного просвещения (Российский государственный исторический архив), Российского государственного архива литературы и искусства, Рукописного отдела библиотеки Тартуского университета. Фронтальный просмотр личных дел соискателей и протокольных книг университетских советов позволил выявить несколько десятков рецензий на диссертации, ранее считавшихся утраченными. Кроме того, впервые в научный оборот введена неизданная переписка двух советских историков – Ю.Г. Оксмана и Ю.М. Лотмана. Для анализа журнальных рецензий были выбраны «Журнал Министерства народного просвещения», киевские «Университетские известия» и советские исторические журналы 1920-х годов.

В ходе проведенного исследования был сделан ряд наблюдений и открытий. Выбранные кейсы позволили увидеть борьбу коллег за утверждение и переутверждение научных и профессиональных норм в меняющихся экономических и политических условиях, многоликость субъектов университетской экспертизы, локальные специфики в ее проведении. Профессорские советы постоянно перезаключали договора о критериях оценивания по своим специальностям, двигаясь в этом деле от свидетельства соответствия знаний соискателя к оценке новизны, научной значимости и доказательности его суждений.

Судя по выявленным текстам отзывов, исследователи в области наук о человеке и обществе с большим трудом договаривались о научности. Каждый раз этот критерий требовал комментариев - в чем эксперт усматривал «научность» рецензируемой работы. Поскольку уже в начале XIX века латынь как язык науки была потеснена в исследованиях россиян русским языком, научность стала определяться через владение аналитическими терминами данной специальности и методами проведения исследования.

Университетские дебаты о способах верификации исследовательских выводов привели к утверждению этого требования в экспериментальных науках. Словесные дисциплины должны были руководствоваться иными требованиями – логичности, непротиворечивости, знанием современной литературы по теме. Предполагалось, что наука носит кумулятивный характер.

В связи с тем, что в XIX веке министерство считало историю, филологию, правоведение национальными науками, их экспертиза ориентировалась на «локальные конвенции», а не на мировые договоренности. Это позволило применять к ним требование «государственного интереса», то есть соответствия политическим интересам современного правительства. Впоследствии этот критерий оценивания оформился в требование «актуальности».

В ходе исследования обнаружились довольно сильные различия между практиками оценивания в социо-гуманитарных дисциплинах (у историков, филологов, правоведов) и во врачебных сообществах. В оценке диссертаций практикующих коллег университетские медики руководствовались соображениями профессиональной иерархии (более дробными, чем на других факультетах) и требованиями верификации сделанных выводов. Провозглашаемая цивилизационная миссия врача побуждала его выходить за рамки «государственного интереса» и руководствоваться «интересами человечества».

С момента запуска механизма внутренней экспертизы в российских университетах было сформулировано требование беспристрастности в оценивании. Склонившись в пользу самооценивания, профессора требовали друг от друга отказа от оценки личности автора и сосредоточения на оценке идей и текста. В идеале эксперты должны были демонстрировать заинтересованность в развитии науки и просвещения, но не в соревновании людей. Обвинения в пристрастности служили главным аргументом для защиты соискателя от критики.

Изучение журнальных рецензий показало, что «Журнал Министерства народного просвещения» рассматривался руководителями ведомства в качестве средства повысить качество исследований университетских преподавателей, стимулировать их административными мерами. В диахронной перспективе наблюдается дрейф этого жанра от ознакомительных обзоров западной литературы к верификации и критике исследовательского инструментария ученых, независимо от их национальной и локальной приписки. В отличие от университетских советов, университетские журналы второй половины XIX века предоставляли соискателю возможность открыто возразить рецензенту, что воспроизводило ситуацию публичного диспута. В этом отношении открытый характер научного обсуждения вышел из стен закрытых к тому времени учебных заведений на страницы университетской периодики. Это обстоятельство дало возможность формироваться научным репутациям вне рамок академических иерархий.

Если в XIX веке заказанные министерством «внешние рецензии» в Санкт-Петербургском университете играли роль модернизаторов университетской науки, то в первые годы советской власти «внешние оценки» оказались направлены против идейных оппонентов большевиков. Институт рецензирования был заточен и использован для обоснования репрессивной политики в отношении университетов в целом, и в особенности против ученых-словесников. К общеизвестным сюжетам о массированном наступлении большевистских идеологов на академическую экспертизу и использование ее как способ социальной и идейной очистки раннесоветских университетов от свободомыслия наш проект добавил нюансы. Он позволил, с одной стороны, на конкретных примерах выявить критерии оценивания исторических исследований, а, с другой стороны, показать, как и в какой атмосфере вырабатывалась научная конвенция марксистской науки. Переписка историков Ю.Г. Оксмана и Ю.М. Лотмана позволила выявить роль частных или неформальных рецензий и оценок в формировании научных репутаций в условиях «законсервированного» позднесоветского университета. Эти репутации образовали параллельную с официальной научную иерархию, альтернативную самоорганизацию советской гуманитаристики.

Таким образом, проведенное исследование показало принципиальную связь рецензий как жанра академического письма с культурными механизмами отбора и оценки, организующими университетское сообщество.

Результаты исследования изложены в трех публикациях на английском и немецком языках: две статьи вышли в журналах, индексированных в базе данных Scopus; еще одна статья в журнале Академии наук Польши. На русском языке издана книга, а также восемь статей в академических журналах, в том числе семь в рекомендованных ВАК, подготовлен один препринт в серии «Гуманитарные науки». Были сделаны доклады на 14 международных и всероссийских конференциях.

Публикации по проекту:


Степанов Б. Е. Борис Дубин и российский проект социологии культуры // Общественные науки и современность. 2015. № 6. С. 163-173.
Ильина К. А. Что побуждало русских профессоров писать рецензии: к истории жанра / Высшая школа экономики. Серия WP6 "Гуманитарные исследования". 2016.
Алмазова Н. С., Гребенкина Д. М. Несостоявшаяся реформа архива Казанского университета // Гасырлар авазы - Эхо веков. 2016. № 1/2 (82/83). С. 123-133.
Davydov M., Vishlenkova E. A. Einhundert Jahre Streit um die Helden von 1812: Vom „Vaterländischen“ Krieg zum Ersten „Weltkrieg“ // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. 2015. Vol. 63. No. 4. P. 545-572.