• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Исследовательские проектыСоциально-психологические последствия экономических и культурных изменений: кросс-культурный анализ

Социально-психологические последствия экономических и культурных изменений: кросс-культурный анализ

Приоритетные направления развития: экономика
2015

Цель работы: изучение социально-психологических последствий экономических и культурных изменений.

Используемые методы: метод социально-психологического опроса, метод экспертных интервью, поведенческие методы (игры «Ультиматум» и «Диктатор», «Управление ресурсами»)

Эмпирическая база исследования:

  1. Результаты опроса 118 русских семей (родители и дети), проживающих в Кабардино-Балкарской Республике и 109 русских семей, проживающих в Республике Северная Осетия – Алания. Общий объем выборки 454 респондента.
  2. Результаты опроса в Латвии (г. Риге). В выборку вошли представители 112 русских семей, общее кол-во респондентов - 224 человека.
  3. Результаты опроса 194 представителей народов Северного Кавказа (чеченцы и ингуши), 200 тувинцев из Республики Тыва и 399 русских из Москвы и Новокузнецка. Всего 793 человека.
  4. Данные онлайн (платформа Qualtrics) опроса жителей России, Латвии, Германии и Франции. Всего 705 чел.
  5. Данные опроса бедных (N = 103) и не бедных (N = 100) людей. Выборка бедных людей была рекрутирована через центры социальной помощи в Москве и Московской области.
  6. Данные репрезентативного опроса, проведенного в Центральном и Северо-Кавказском федеральных округах России в 2012-м году. Проанализированы данные 855 респондентов из ЦФО и 106 респондентов из Чечни.
  7. Данные онлайн опросов жителей США и Нидерландов (N = 6092), с привлечением участников панели LISS (www.lissdata.nl).

Результаты работы:

1) Трансмиссия ценностей. Показано, что религиозная идентичность русских подростков в Кабардино-Балкарии является предиктором сходства ценностей родителей и детей, в то время как воспринимаемая психологическая близость подростка с родителем негативно связана со сходством ценностей родителей и детей. В Северной Осетии предикторами сходства ценностей родителей и детей оказались религиозная идентичность родителей и воспринимаемая подростком психологическая близость с родителем. Также выявлено, что психологическая близость детей и родителей является фактором, тесно связанным с удовлетворенностью жизнью и самоуважением детей, однако сходство ценностей детей с ценностями родителей отрицательно связано с показателями психологического благополучия детей, тогда как сходство с ценностями сверстников позитивно связано с психологическим благополучием подростков.

2) Ценности и имплицитные теории инновативности. В данном разделе исследования: (1) были выделены «индивидуальные» и «социальные» имплицитные теории инновативности; (2) выявлена их медиативная роль во влиянии ценностей Открытости изменениям и Сохранения на установки по отношению к инновациям; (3) выявлены различия в моделях медиации взаимосвязи ценностей и установок по отношению к инновациям у представителей культур традиционного и современного типов.

3) Кросс-культурное исследование влияния ценностей и доверия на отношение к коррупции. Выявлен ряд универсальных, повторяющихся в 4-х рассмотренных странах (Россия, Франция, Германия, Латвия), закономерностей. Обнаружено, что доверие влияет на отношение к коррупции только как характеристика социально-психологического климата общества, но не влияет на индивидуальном уровне. Ценности личности – Власть-Доминирование, Конформизм-Правила и Универсализм-Забота о других - оказывают статистически значимое влияние на приемлемость коррупции во всех рассмотренных странах. Первая из названных ценностей позитивно связана с приемлемостью коррупции, две другие - негативно.

4) Психологические последствия пребывания в бедности. Полученные результаты позволили выявить значимые различия между группами бедных и небедных людей по индивидуально-психологическим характеристикам на трех уровнях: уровне субъективного благополучия (самооценка), уровне мотивации (самоэффективность и ценности) и уровне принятия решений (самоконтроль). Выявлен предсказательный потенциал таких факторов как относительная депривация, субъективный социально-экономический статус, экономический статус в детском возрасте для объяснений различий между группами бедных и небедных.

5)  Взаимосвязь конгруэнтности ценностей с субъективным благополучием.  Результаты показали значимые позитивные связи между конгруэнтностью ценностей индивида и групп людей со сходными социально-демографическими характеристиками и удовлетворенностью жизнью, модерирующую роль ценности Самостоятельность действий, большую удовлетворенность жизнью среди людей более молодых, более образованных и более религиозных, а также зависимость удовлетворенности жизнью от ценностей Конформность межличностная и Репутация.

6) Разработана новая психологическая методика - Шкала Диспозиционной Жадности (ШДЖ), состоящая из 7 утверждений. Проведенные исследования позволили сделать выводы о конструктной и дискриминантной валидности данной шкалы. ШДЖ позволяет предсказать экономическое поведение личности: жадные люди оставляли больше денег себе в игре «Диктатор» (исследование 3, N=300) и игре «Ультиматум» (исследование 4, N=603) и забирали больше в дилеммах распределения ресурсов (исследование 5, N=305). Исследования проливают свет на содержание и функции жадности, индивидуальные различия в жадности и способы измерения жадности.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР. Результаты исследования могут быть внедрены в содержание таких учебных курсов как экономическая психология, кросс-культурный менеджмент, кросс-культурная психология, методология кросс-культурных исследований и аналогичных курсов, читаемых на русском и английском языках. Методологические и теоретические результаты исследования могут быть использованы в менеджменте и в госслужбе при разработке программ отбора персонала, в частности, для оценки отношения сотрудника к коррупции и готовности к просоциальному поведению.

Область применения результатов НИР. Представленные результаты НИР могут найти применение: при оценке и прогнозировании последствий социальных и экономических реформ; при разработке и оценке эффективности программ стимулирования инновационной деятельности; для оценки последствий реформ для уязвимых групп населения; для прогнозирования отношения населения к мерам, направленным на борьбу с коррупцией, и оценки их эффективности; для прогнозирования и оценки готовности к просоциальному поведению.

Публикации по проекту:


Tatarko A., Schmidt P. Individual Social Capital and the Implementation of Entrepreneurial Intentions: The case of Russia // Asian Journal of Social Psychology. 2016. Vol. 19. No. 1. P. 76-85. doi
Kuntz A., Davidov E., Schwartz S., Schmidt P. Human Values, Legal Regulation, and Approval of Homosexuality in Europe: A Cross-Country Comparison // European Journal of Social Psychology. 2015. No. 45. P. 120-134. doi
van Osch Y., Zeelenberg M., Breugelmans S. On the context dependence of emotion displays: Perceptions of gold medalists’ expressions of pride // Cognition and Emotion. 2015 doi
Lebedeva N., Bushina E. THE IMPACT OF VALUES, GENDER AND EDUCATION ON CREATIVE BEHAVIOUR IN DIFFERENT DOMAINS IN RUSSIAN REGIONS / National research university Higher School of economics. Series WP BRP "Basic research program". 2015. No. WP BRP 34/PSY/2015.
Vecchione M., Schwartz S., Caprara G., Schoen H., Cieciuch J., Silvester J., Bain P., Bianchi G., Kirmanoglu H., Baslevent C., Mamali C., Manzi J., Pavlopoulus J., Posnova T., Torres C., Verkasalo M., Lonnqvist J., Vondrakova E., Welzel C., Alessandri G. Personal values and political activism: A cross‐national study // British Journal of Psychology. 2015. Vol. 106. No. 1. P. 84-106. doi
Grigoryan L., Schwartz S. Values And Attitudes towards Cultural Diversity in the Russian Context // Journal of Personality and Social Psychology. 2015
Seuntjens T. G., Zeelenberg M., van de Ven N., Breugelmans S. Dispositional greed // Journal of Personality and Social Psychology. 2015. Vol. 108. No. 6. P. 917-933. doi
Mironova A. A. Trust as a Factor of Subjective Life Satisfaction / NRU Higher School of Economics. Series PSY "Psychology". 2015. No. WP BRP 42/PSY/2015 .
Chirkov V., Lebedeva N. Culture Of Horizontality And Personal Autonomy: A Humanistic Approach To Culture Change, in: Culture Matters in Russia and Everywhere: Backdrop for the Russia-Ukraine Conflict / Ed. by L. Harrison, E. G. Yasin. Lanham : Lexington Books, 2015. P. 325-344.
Миронова А. А. Влияние доверия как элемента социального капитала на субъективное благополучие индивида // В кн.: XV апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 3. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 373-386.
van de Ven N., Hoogland C., Smith R., Van Dijk W., Breugelmans S., Zeelenberg M. When envy leads to Schadenfreude // Cognition and Emotion. 2015. Vol. 29. No. 6 doi
Krijnen J., Zeelenberg M., Breugelmans S. Decision importance as a cue for deferral // Judgment and Decision Making. 2015. Vol. 10. No. 5. P. 407-415.
Kunst J., Thomsen L., Sam D., Berry J. W. ‘We Are in This Together’: Common Group Identity Predicts Majority Members’ Active Acculturation Efforts to Integrate Immigrants // Personality and Social Psychology Bulletin. 2015. Vol. 41. P. 1438-1453.
Berry J. W. Intercultural relations in plural societies: Research derived from Canadian multiculturalism policy, in: Revisiting Multiculturalism in Canada: Theories, Policies, and Debates. Rotterdam : Sense Publishers, 2015. P. 37-49.
Berry J. W. Ecocultural Perspective on Human Behaviour, in: The interface between the economic environment and psychology. Oxford : Oxford University Press, 2016.
Berry J. W. Global psychology: Implications for cross-cultural research and management // International Journal of Cross Cultural Management . 2015. Vol. 22. No. 3. P. 342-355.
Khaptsova A. A., Schwartz S. How Robust is the Association of Life Satisfaction with Value Congruence? A Study of Constructed Socio-Demographic Groups in a Russian National Sample / Издательский дом НИУ ВШЭ. Series WP BRP "PSYCHOLOGY". 2014. No. 26/PSY/2014.
Tatarko A., Mironova A. A., Chuvashov S. V. Does Ethnic Diversity Affect Social Capital in the Russian Context? // Social Science Research. 2015
Poluektova O., Efremova M., Breugelmans S. Poverty and Psychology / NRU Higher School of Economics. Series PSY "Psychology". 2015. No. 49.
Татарко А. Н., Миронова А. А. Ценности и доверие как факторы отношения к коррупции // Психология в экономике и управлении. 2015. Т. 7. № 2. С. 96-110. doi
Татарко А. Н. Социально-психологический капитал и политическое поведение личности // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2015. Т. 12. № 3. С. 15-29.
Tatarko A., Mironova A. A., Chuvashov S. V. Does Ethnic Diversity Affect Social Capital in the Russian Context? / NRU Higher School of Economics. Series SOC "Sociology". 2015. No. WP BRP 63/SOC/2015.
Pui Hung Hui B., Chen C., Berry J. W. Facilitating Adaptation and Intercultural Contact: The Role of Bicultural Integration and Multicultural Ideology in Dominant and Non-Dominant Groups // International Journal of Intercultural Relations. 2015. No. 45. P. 70-84.
Han L., Berry J. W., Gui Y., Zheng Y. Differences in resilience by acculturation strategies: A study with Qiang nationality following the 2008 Chinese Earthquake // International Journal of Emergency Mental Health and Human Resilience. 2015. Vol. 17. No. 2. P. 573-580.
Berry J. W. Acculturation, in: The SAGE Encyclopedia of Intercultural Competence Vol. 1. Thousand Oaks : SAGE Publications, 2015. P. 15-58.
Döring A., Schwartz S., Cieciuch J. Cross-cultural evidence for universals in value structures and priorities in childhood // British Journal of Psychology. 2015. Vol. 106. No. 4. P. 675-699. doi

См. также

Ключевые слова