• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социально-демографические факторы функционирования рынка труда

Приоритетные направления развития: экономика
2016

Данный отчет открывает цикл отчетов по трехлетнему проекту, посвященному исследованиям социально-демографических процессов на рынке труда, который реализуется Центром трудовых исследований НИУ ВШЭ в 2016-2018 гг. Исследования, вошедшие в настоящий отчет, охватывают различные детерминанты, определяющие функционирование рынка труда, которые имеют социально-демографическое измерение.

Объектом исследований, представленных в настоящем отчете, являются социально-демографические факторы функционирования рынка труда.

Целью работы являлось изучение тенденций и процессов на российском рынке труда в социально-демографической перспективе.

В отчете содержатся результаты исследований особенностей положения различных социально-демографических групп на рынке труда – молодежи, представителей старших возрастов, занятых в бюджетном секторе, матерей с детьми, мигрантов. Отдельное внимание уделено изучению особенностей формирования резервируемой заработной платы, которая определяет механизм принятия решения о выходе на рынок труда и особенности поиска работы, а также  характеристикам неравенства занятости между домохозяйствами и сравнению современного состояния и тенденций изменения возрастной структуры в России с особенностями динамики занятости представителей старших возрастов в странах ОЭСР. 

В качестве основной эмпирической базы при проведении исследований были использованы данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ за 1994-2015 гг. В отчете были использованы микроданные двух регулярных обследований Росстата, посвященных рынку труда – Обследования населения по проблемам занятости (ОНПЗ) и Обследования заработных плат по профессиям (ОЗПП). Для анализа особенностей формирования миграционных потоков в Россию использовались  данные опроса домохозяйств Кыргызтана «Life in Kyrgyztan» (LIK). Сравнение особенностей социально-демографической структуры российского рынка труда проводилось на основе данных обследований рабочей силы по странам ОЭСР (OECD Labour Force Database) и Европейского социального исследования (European Social Survey – ESS).

Результаты работы, рекомендации по их внедрению, область применения . Результаты, вошедшие в настоящий отчет, демонстрируют, что по прогнозу общая численность занятых к 2030 году снизится примерно на 8% от общей численности занятых в 2015 году. Это может привести к значительному негативному шоку предложения труда. Ускорение процессов старения населения неизбежно повлечет значительные изменения в структуре занятости в разных отраслях и профессиях, сделав необходимым переобучение работников старших возрастов.

В отчете представлен анализ масштаба, динамики и социально-демографического портрета специфической группы молодежи, которая оказывается исключена из сферы образования и занятости. В России на протяжении 1995-2015 гг. доля представителей данной категории постоянно сокращалась и к 2015 г. составила 12% от численности населения в возрасте 15-24 лет. Основными причинами попадания в данную группу риска для молодежи являются низкие уровни образования, раннее вступление в брак и рождение детей, а в последние годы – и проживание в сельских населенных пунктах. При этом значительная часть этой молодежной когорты имеет начальное профессиональное или высшее профессиональное образование, что свидетельствует о том, что российская молодежь испытывает трудности на этапе вступления на рынок труда, когда она сталкивается с несоответствием полученных ими знаний и навыков требованиям рынка труда.         

В отчете также содержится анализ социально-демографических особенностей занятости в бюджетном секторе. Заработная плата в бюджетном секторе в среднем на четверть ниже, чем в небюджетном, при этом вариация в величине межсекторного разрыва по отдельным социально-демографических группам работников оказывается весьма значительной. Внутри гендерных групп учет различий в индивидуальных характеристиках увеличивает разрыв, причем для женщин сильнее, чем для мужчин. Наибольшие относительные «потери» несут бюджетники с невысокими уровнями образования. Однако при этом бюджетный сектор премирует за стаж работы в большей степени, чем небюджетный, а работники бюджетного сектора, проживающие в сельской местности, имеют относительное преимущество в заработной плате.  

Среди исследований, вошедших в настоящий отчет, представлен анализ неравенства между домашними хозяйствами в России с точки зрения доступа к занятости. Полученные результаты свидетельствуют о том, что занятость распределена между домашними хозяйствами достаточно равномерно. Низкие показатели поляризации, по всей видимости, объясняются низким уровнем пособий по безработице, которые не позволяют индивидам оставаться без работы длительное время, широкой распространенностью неформальной занятости и сохранением традиции проживания в сравнительно крупных, нередко многопоколенных, семьях.

В отчете также представлен анализ миграционных потоков, направленных на российский рынок труда из стран со слаборазвитой экономикой (таких, как Киргизия). Исследование продемонстрировало, что миграция зачастую выступает своеобразным адаптационным механизмом, который позволяет домохозяйствам увеличить приток инвестиций и, тем самым, приспособиться к внешним природным шокам (таким, как сели, оползни, наводнения). 

В отчете содержится анализ особенностей принятия решения о выходе на рынок труда – детерминант резервируемой ставки заработной платы и ее последствий для продолжительности поиска работы. Резервируемая заработная плата выступает важнейшим элементом стратегии поведения на рынке труда, который сильно зависит от характеристик локальных рынков труда. При прочих равных условиях в регионах с высокой заработной платой и низкой безработицей она оказывается намного выше, чем в регионах с низкой заработной платой и высокой безработицей. Индивиды с высокими зарплатными притязаниями также с большей вероятностью переходят в занятость (находят новое место работы). Это предполагает, что различия в зарплатных запросах в первую очередь отражают различия в производственных характеристиках работников.

Отчет  содержит результаты исследования особенностей предложения труда женщин с малолетними детьми. На российских данных удалось подтвердить известное теоретическое положение, что наличие детей дошкольного возраста негативно сказывается на экономической активности женщин. Этот эффект связан, главным образом, с детьми младшего дошкольного возраста. При этом использование детских дошкольных учреждений (ДДУ) оказывает сильное положительное влияние на предложение труда матерей.

Заключительный раздел отчета посвящен сравнительному анализу возрастной структуры рынков труда в странах ОЭСР. Как показывает проведенное исследование, работники старших возрастов существенно улучшили свое положение в 2000-2015 гг., что нашло отражение в растущем уровне их экономической активности и занятости. Упрочение позиций работников старших возрастов отчасти стало следствием намечающейся нехватки рабочей силы в связи с демографическими изменениями. Улучшающееся здоровье пожилых когорт и удлинение активного периода жизни также создают условия для более долгой трудовой карьеры. Повышает экономическую активность этой группы и более высокий уровень образования.

Результаты исследований, вошедших в настоящий отчет, могут быть использованы при разработке экономической и социальной политики, а также имеют ряд важных следствий для развития теории и методологии анализа современного российского рынка труда. Они вводят в эмпирический оборот новые данные о российском рынке труда, способствуя, тем самым, углублению понимания закономерностей его развития. Полученные результаты могут быть использованы в преподавании курсов по экономике труда.

Публикации по проекту:


Chernina E. Migrants’ location choice: the role of migration experience / Maastricht School of Management. Series MSM "MSM WORKING PAPER SERIES". 2016. No. 2016/3.
Vishnevskaya N., Lukyanova A. Decentralisation of the minimum wage setting in Russia: Causes and consequences // Economic and Labour Relations Review. 2016. Vol. 27. No. 1. P. 98-117. doi
Лукьянова А. Л. Неравенство в распределении занятости между российскими домашними хозяйствами // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2016. Т. 20. № 3. С. 415-441.
Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И., Ощепков А. Ю. Премия за специальный стаж в России: возвращение к теме // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2016. Т. 20. № 4. С. 553-587.