• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Изучение демографического и социально-экономического поведения домохозяйств на разных стадиях жизненного цикла и оценка влияния социальной и налоговой политики на динамику уровня жизни и его дифференциацию

Приоритетные направления развития: экономика
2016

Объектом исследования являются население и домашние хозяйства России, социальная и налоговая политика, пенсионная политика, политика государства в сфере формирования условий для активного долголетия, социокультурные условия формирования идентичности профессий социального государства. Предметом данного исследования является благосостояние и уровень жизни населения, потребительское поведение, эффекты перераспределительной политики государства, социально-экономическое неравенство, доходная стратификация, общая динамика социальной структуры, средний класс, группа бедных, общественное восприятие проблем бедности и неравенства, социальная активность и субъективное благополучие пожилого населения, трудовое поведение пенсионеров, организация матерьми ухода за маленькими детьми, культурный ресурс профессионального статуса выбранного рода специализированных занятий.

Цель работы: Комплексный анализ демографического и социально-экономического поведения населения и домохозяйств на разных этапах жизненного цикла и оценка влияния перераспределительной социальной и налоговой политики на динамику уровня жизни и его дифференциацию, а также анализ динамики социальной структуры российского общества под влиянием экономического спада 2014-2015 гг. Самостоятельными фокусами исследования станут изучение занятости на разных этапах жизненного пути, межпоколенных обменов и социальной активности пожилых как условий для активного долголетия в России, а также социокультурных условий формирования профессиональной идентичности. Данный проект продолжает исследование, начатое в 2013-2015 гг., и направлен на формирование комплексной информационной базы для изучения доходов, уровня жизни, неравенства и потребительского поведения домохозяйств и моделирования эффектов влияния государственной политики на сектор домохозяйств, а также на формирование комплексной базы информационных ресурсов и данных для изучения условий для активного долголетия.

Используемые методы: кабинетное исследование; многомерный статистический анализ; микроимитационное моделирование, в том числе с использованием методов оценки эффективности бюджетно-налоговой политики, с применением моделей спроса (квадратичной модели почти идеальной системы уравнений спроса (QUAIDS) и модели Random Assignment Scheme (RAS)), адаптации модели микромоделирования Оливьери и соавторов (Olivieri et al., 2014);  методика доходной стратификации российского общества; методы пространственной демографии (пространственного анализа данных); дескриптивный и эконометрический анализ данных выборочных обследований; теоретико-методологический анализ; анализ полевых данных, собранных в русле качественной методологии (углубленные интервью), междисциплинарный анализ постсоветских кинорепрезентаций профессиональной идентичности.

Эмпирическая база исследования: микроданные Всероссийской переписи населения 2010 г., выборочных обследований Федеральной службы государственной статистики (Росстата) – Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах (ВНДН) 2012 г. и Комплексного наблюдения условий жизни населения (КОУЖ) 2011 и 2014 гг., выборочного логитюдного обследования Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (РМЭЗ-ВШЭ) за 2005-2015 гг., Европейского социального исследования (European Social Survey – ESS) 2014 г., Международного обследования ценностей (World Values Survey, WVS) 2010-2014 гг., данных мониторинговых исследований Института социологии РАН «Динамика социальной трансформации современной России в социально-экономическом, политическом, социокультурном и этнорелигиозном контекстах» за 2014-2016 гг., обследований ИКСИ РАН «Богатые и бедные в современной России» (март 2003) и ИС РАН: «Двадцать лет реформ глазами россиян» (апрель 2011), «О чем мечтают жители России?» (март 2012), «Бедность и бедные в современной России» (апрель 2013), «Средний класс в современной России» (февраль 2014), «Гражданский активизм: новые субъекты общественно-политического действия» (март 2014), Исследования Ценностей Центра сравнительных социальных исследований (ЦССИ) 2012 г., специализированного опроса женщин с детьми дошкольного возраста, проведенного в Москве в 2015 г.; статистические ресурсы Росстата, Всемирного Банка, ООН; качественные социологические данные – кинорепрезентации в продукции кинематографа и углубленные интервью с медиками.

Результаты работы: В исследовании показано, что общий эффект фискальной и социальной политики на распределение доходов в России является умеренным по сравнению с другими странами. Основные ограничения для более эффективного перераспределения доходов через налогово-бюджетную систему связаны с (1) большой долей налоговых поступлений от косвенных налогов, которые имеют регрессивный характер, (2) нейтральностью системы прямых налогов, и (3) низкой долей расходов на трансферты для индивидов с низким уровнем дохода. При этом фискальная политика также оказывает существенное влияние на перераспределение доходов между поколениями: домохозяйства индивидов трудоспособного возраста (с детьми и без детей) субсидируют домохозяйства пенсионеров. Индексация пенсий и заработной платы ниже уровня инфляции в 2015 и 2016 годах привела к большему снижению доходов четырех нижних децилей, по сравнению с доходами верхних шести децилей.

Результаты динамического микромоделирования эффектов налоговой реформы показали, что при увеличении ставок НДС с 10% и 18% до 20% и 30% рост поступлений от НДС увеличивается на 61%-64%, что заметно ниже роста НДС при фиксированном потреблении.

При этом в России существует значительный потенциал для достижения бюджетной консолидации без увеличения ставок НДС и без сокращения услуг, предоставляемых бедным слоям населения или роста неравенства. Набор возможных мер связан, во-первых, с более широким применением очень ограниченно используемых в настоящее время механизмов проверки доходов и средств получателей социальных трансфертов, расширением адресных программ для бедных. Во-вторых, с расширением налоговой базы и эффективности исполнения налогового законодательства, а также отказом от чрезмерной зависимости бюджета от регрессивных косвенных налогов (например, НДС) и увеличением прогрессивности прямых налогов (например, подоходного налога и налога на прибыль организаций). В-третьих, с повышением пенсионного возраста и введением определенных ограничений на доходы работающих пенсионеров.

Результаты стратификационного анализа подтверждают, что по типу своей стратификационной системы Россия тяготеет скорее к развитым, чем к развивающимся странам. Модель доходной стратификации российского общества достаточно устойчива, в том числе – до сих пор – к текущему экономическому кризису. Средний класс характеризуется высокой неоднородностью, а процесс его формирования еще продолжается.

Наблюдавшееся в последние 15 лет сокращение масштабов бедности и изменение ее причин, привело к трансформации отношения россиян к бедным и вытеснению этой проблемы на периферию общественного сознания. Главными тенденциями динамики в общественном восприятии неравенств выступают изменение сравнительной значимости основных типов социальных неравенств, их углубление, обострение восприятия проблемы неравенств населением.

Результаты эконометрического анализа факторов выхода пенсионеров с рынка труда показывают также статистическую значимость экономических факторов. При одновременном включении в модель переменных, характеризующих «выталкивающий» вклад пенсии и «удерживающий» вклад зарплаты пенсионера в домохозяйственный доход, эффект зарплаты превышает эффект влияния пенсии. Это позволяет предположить, что меры, направленные на ограничение доходов работающих пенсионеров только с высоким уровнем дохода, будут более эффективны, чем меры, запрещающие всем пенсионерам одновременно работать и получать пенсию.

Исследование показало, что социокультурная идентичность профессии складывается вокруг приоритетов и идеалов, которые во многом транслируются в широком социокультурном контексте по каналам массовой коммуникации. Профессионалы сами создают ценностно-нормативные рамки исполнения своей роли, ориентируясь на государственные регламенты, коммодифицированные отношения на рынке услуг и товаров, относящихся к сфере профессиональной деятельности, рамки организационной культуры и т.д.  Идеологии профессий социального государства формируются как сверху вниз – ведомством, менеджментом организации, экспертами научных дисциплин, так и снизу вверх, когда специалистам приходится справляться с неопределенными ситуациями, объяснять себе и другим свои достижения и провалы, достоинства и недостатки работы своих организаций.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР: Отдельные результаты исследования (в области анализа перераспределительных эффектов социальной и налоговой политики, пенсионного обеспечения и политики в сфере активного долголетия) были использованы при подготовке в 2016 г. аналитических записок и экспертных заключений, в том числе направлявшихся в Правительство России.

Особое практическое значение в деятельности Минтруда и Минфина России могут иметь результаты моделирования перераспределительного эффекта налогово-бюджетной политики в России в 2010 и 2014 гг. и прямых и вторичных эффектов налоговых реформ на распределение доходов и  потребительское поведение домохозяйств и вытекающие из них рекомендации к налоговой и социальной политике.

Область применения

Результаты данной работы могут быть использованы Министерством труда и социальной защиты РФ, Министерством финансов РФ, Росстатом и другими ведомствами в ходе разработки новых мер и анализа эффективности существующих мер налоговой, социальной, семейной и экономической политики России. 

Публикации по проекту:


Maria Varlamova, Anna Ermolina, Oxana Sinyavskaya. Active Ageing Index as an Evidence Base for Developing a Comprehensive Active Ageing Policy in Russia // Journal of Population Ageing. 2017. Vol. 10. No. 1 (special volume). P. 41-71. doi
Abramov R., Iarskaia-Smirnova E. R., Салтыков Д. И. Gendered Identities Among Medical Professionals in Post-Socialist Russian Cinema, in: Gendering Postsocialism: Old Legacies and New Hierarchies / Ed. by Y. Gradskova, I. A. Morell. Routledge, 2018. P. 231-244.
Iarskaia-Smirnova E. R., Lyons K. Social work in FSU countries: mapping the progress of ‘the professional project’ // European Journal of Social Work. 2018. Vol. 21. No. 1. P. 114-127. doi
Тихонова Н. Е. Влияние кризиса на жизнь российского среднего класса // Общественные науки и современность. 2016. № 4. С. 48-64.
Овчарова Л. Н., Попова Д. О., Рудберг А. М. Декомпозиция факторов неравенства доходов в современной России // Журнал Новой экономической ассоциации. 2016. №  3(31). С. 170-186.
Anikin V. A. Occupational Propensity for Training in a Late Industrial Society: Evidence from Russia // International Journal of Training and Development. 2017. Vol. 21. No. 4. P. 249-284. doi
Avram S., Popova D., Rastrigina O. Accounting for gender differences in the distributional effects of tax and benefit policy changes / Institute for Social and Economic Research, University of Essex. Series EM "EUROMOD Working Paper Series". 2016. No. 7/16.
Biryukova S., Sinyavskaya O. V., Nurimanova I. More money — more births? Estimating effects of 2007 family policy changes on probability of second and subsequent births in Russia, in: European Population Conference 2016. Demographic Change and Policy Implications. EAPS, 2016.
Тихонова Н. Е. Российское общество: «проклятие» социальной однородности или движение к классовой дифференциации? // В кн.: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн. / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. Кн. 1. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 9-17.
Sinyavskaya O. V., Ermolina A. A. Not poor but vulnerable: analysis of risks and factors of income poverty of Russian pensioners // Social Indicators Research. 2018
Anikin V. A., Lezhnina Y. P., Mareeva S., Slobodenyuk E. D., Tikhonova N. E. Income Stratification: Key Approaches and Their Application to Russia / NRU HSE. Series WP BRP / PSP "Public and Social Policy". 2016. No. WP BRP 02/PSP/2016 . doi
Sinyavskaya O. V. Russian Federation country note, in: 12th International Review of Leave Policies and Related Research 2016. L. : Institute of Education University of London, 2016. Ch. 4.31. P. 296-303.
Lopez Calva L. F., Lustig N., Matytsin M., Popova D. Who benefits from fiscal redistribution in the Russian Federation?, in: The Distributional Impact of Taxes and Transfers: Evidence From Eight Developing Countries. Washington : The World Bank, 2017. doi Ch. 7. P. 199-233. doi

См. также

Анализ социально-экономического неравенства и перераспределительной политики, оценка уровня и качества жизни различных социальных групп и исследование факторов здорового и активного долголетия

Социальная политика, социальная стратификация, компоненты благосостояния населения и проявления неравенства в России: анализ взаимосвязей на различных этапах жизненного цикла

Влияние изменений в экономической и социальной политике на потребительское поведение основных групп населения и формирование условий для активного долголетия

Мониторинг доходов, расходов и потребления российских домохозяйств

Оценка динамики благосостояния населения России и моделирование эффектов влияния налоговой, экономической и социальной политики на сектор домашних хозяйств

Анализ трансформаций в системе социального неравенства и процессов социальной мобильности в постсоветской России за период 1994-2013 гг.

20 лет спустя. Перемены в социальной структуре общества и социальном воспроизводстве россиян (по материалам повторных представительных опросов. Январь 1994 г. – декабрь 2013 г.)

Ключевые слова