• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Версия для слабовидящихЛичный кабинет сотрудника ВШЭПоискМеню

Продвижение молодежного участия и социального включения: возможности и вызовы в контексте межпоколенческих отношений

Приоритетные направления развития: социология
2016

Цель работы: изучение роли российской молодежи как инициатора социальных изменений в современном обществе в контексте межпоколенческих отношений.

Используемые методы:

  1. качественный и количественный вторичный анализ данных;
  2. сбор и анализ первичных данных, основной метод сбора: качественное межпоколенческое биографическое интервью. В соответствии с поставленными задачами были собраны 60 биографических интервью (с молодежью и их родителями/прародителями). Все интервью были дословно оттранскрибированы и закодированы в компьютерной программе анализа качественных данных Nvivo, и в последствии проанализированы.

Эмпирическая база исследования:

Эмпирическая база для вторичного анализа: для вторичного анализа использовалась информационная база международного проекта MYPLACE (FP7, 2013-2015): данные анкетного опроса по случайной выборке (N=1200 молодых людей в г. Санкт-Петербурге (Купчино) и г. Выборге), 60 глубинных интервью с молодыми горожанами, проживающими в Санкт-Петербурге и Выборге. Эмпирическая база первичных данных: 60 биографических интервью с тремя поколениями горожан, проживающими в Санкт-Петербурге: молодыми активистами (N=28 чел.) и их родителями/прародителями (N=32 чел). Всего в выборку молодежи попало 28 молодых активистов Санкт-Петербурга в возрасте от 18 до 26 лет, приблизительно в равной степени распределенные по разным 4 сферам активизма (политический, социальный, креативный и активизм среды обитания). В выборку «взрослых» вошло 32 человека, из них большинство представлено родителями активистов (27 человек) в возрасте от 36 до 69 лет, 5 интервью были взяты с прародителями в возрасте от 61 до 79 лет.

Результаты работы:

Исследование молодежного активизма было дополнено анализом исторического контекста и межпоколенческих отношений, что позволило рассмотреть феномен молодежного гражданского участия в комплексе, в том числе как продукт индивидуальных, социальных и исторических условий.

Вторичный анализ данных (2013 года, собранных в рамках международного проекта MYPLACE) показал, что потенциал активизма у «обычной» молодежи низок, однако, пассивность, неинформированность и безразличие не являются причинами такого положения. Невозможность повлиять на ситуацию является травматическим опытом, в результате которого большинство молодых людей выбирают самый эффективный способ избежать этой травмы – отказать от участия и интереса к политике. Вся энергия и интерес концентрируются в сфере частной жизни, а также в других пространствах: культуры, потребления, работы.

Первичный анализ 28 биографических интервью с молодыми активистами Петербурга показал, что они рассматривают гражданство как неравнодушое, деятельное, рефлексивное и ответственное отношение к окружающему миру, выходящее за рамки индивидуальной жизни или простого статуса, приобретенного по рождению (что в ряде случаев наблюдается у «неактивной» молодежи). При этом представления активной молодежи о гражданственности существенным образом отличаются и от родительских, которые в большей мере замкнуты на морально-этических и трудовых концепциях гражданского долга. Что важно, опыт детей оказывает влияние на представления родителей.

В большинстве своем молодые люди, активно включающиеся в активистские практики, достаточно эмоционально переживают происходящее в стране. Можно говорить о континууме представлений молодежных активистов о том, что происходит в России. На полюсах этого континуума оказываются солидарности, которые оппонируют друг другу: одна из которых поддерживает текущие, политические и социальные тренды, а вторая занимает позицию критическую. А между этими полюсами оказываются подвижные и неоднозначно определяемые позиции, в которых сочетаются противоречивые отношения, характерные для разных политических лагерей. Анализ ценностных установок молодежи, включенной в гражданские инициативы, показал, что одной из базовых ценностей для них выступает самореализация в деятельности, которая «имеет смысл» (в «производстве добра», в помощи другим, в креативных проектах и создании альтернативных форм участия, в общении, и даже в любви к Родине).

Анализ разных типов молодежного активизма показал, что сфера Петербургского политического активизма является более разрозненной, чем это было показано в проведенных ранее исследованиях. Оппозиция состоит из многочисленных групп, при этом речь не идет об объединении. В про-правительственном лагере можно увидеть определенные трансформации: переход от больших флагманских движений (как, например, «Наши») к большему числу движений поменьше, которые вместо политических целей все чаще ставят «гражданские» и реализуют собственное видение «улучшения» окружающей среды.

В российском поле социального активизма было обнаружено две стратегии коллективного действия, определяющие выбор тактик и методов активистской деятельности: акционистский активизм, направленный на создание информационного резонанса за счет участия в публичных акциях, и повседневный активизм, ориентированный на оказание регулярной непосредственной помощи через институты НКО.

Особенности креативного активизма в Петербурге в первую очередь связаны с существующей структурой культурного производства в городе: пост-советская культура применительно к государственным институциям не претерпела значительных изменений в сравнении с позднесоветским периодом. Большие государственные институции по-прежнему аккумулируют большинство ресурсов и отвечают на задачи де/легитимации новых культурных феноменов. Появляющиеся независимые инициативы не получают поддержку государства, но легко им контролируются.

Активизм среды обитания обладает потенциалом для солидаризации и мобилизации большого числа граждан, являющихся представителями разных возрастных, социальных и этнических групп. Забота об окружающей среде и создание комфортной городской среды являются общепризнанными ценностями, а большое количество разнонаправленных инициатив позволяют участникам выбирать те, которые соответствуют их представлениям и ценностям. По этим причинам активизм среды обитания поддерживается институционально при сохранении контроля за деятельностью активистских организаций. Участники движения, однако, стремятся к отстаиванию своей независимости, пытаясь найти баланс между своими интересами и интересами власти.

Анализ интервью со старшими поколениями: родителями, бабушками и дедушками показал, что в семьях молодых активистов и родители оказались достаточно «активными» и «неравнодушными». В ценностные ориентации большинства взрослых, участвующих в исследовании, вписана необходимость помощи другим в повседневной жизни. Участие в социально-значимых проектах оказалось достаточно важной частью жизни для многих информантов. Практически все родители и бабушки/дедушки молодых активистов в течении жизни хоть раз принимали участие в какой-либо активистской деятельности.

Оценка взаимодействия между старшим и младшим поколениями показала, что внутрисемейные взаимодействия и межпоколенческие связи являются сегодня важным ресурсом социального, гражданского участия, как для молодежи, так и для поколения родителей, поскольку сегодня вектор внутрисемейной трансмиссии может быть направлен не только от родителей – к детям, но и наоборот, от детей – к родителям. У родителей при этом существуют достаточно либеральные представления о модели воспитания. Основным механизмом межпоколенческой преемственности в детско-родительской коммуникации выступили разделяемые практики родителей и детей, их совместная реализация и организация общего дела.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

По результатам исследования были сформулированы несколько рекомендаций, которые могут быть внедрены на уровне реализации молодежной и образовательной политики РФ, а также на уровне местных (городских и муниципальных) властей:

  • Рекомендуется переориентироваться в молодежной политике с гомогенизирующих макро-национальных проектов молодежной политики к работе с молодежью на микроуровне в рамках муниципальных округов, районов, поселений и учитывать потребности и возможности молодежи в конкретных локациях.
  • Рекомендуется в гражданском воспитании ориентироваться на усиление и развитие тех тенденций, которые уже есть у молодежи: ее выбора, ответственности и активности, а не опираться на декларативный патриотизм и долг.
  • Рекомендуется оказывать максимальную поддержку и развивать альтернативные открытые образовательные площадки с общедоступными лекциями, семинарами, дискуссиями, видеопросмотрами, а также молодежные СМИ, особенно в регионах.
  • Рекомендуется структурам, работающим с молодежью, поддерживать их самостоятельность и инициативность, создавать условия для таких занятий: пространства, где молодежь может бесплатно собираться и реализовывать свои проекты, поддерживать и развивать «моду» на гражданский активизм и говорить на языке молодежи. 

Публикации по проекту:


Krupets Y., Nartova N. ‘It is hard for me to live in the city’: local identities and place belonging of young rural Russians // Social and Cultural Geography. 2017. 
Поляков С. И. Мастер исторической реконструкции на сцене и в жизни // Этнографическое обозрение. 2017. № 4. C. 174-189. 
Гончарова Н. В., Крупец Я. Н. Молодежь и ее карьерные пути на сельском рынке труда, in: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.. Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 146-153. 
Омельченко Е. Л., Сабирова Г. А. К вопросу о молодежных культурах в современной России, in: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.. Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 183-191. 
Сенькова О. А. "Я с этими людьми в один автозак не сяду": солидарности и конфликты в феминистских инициативах Петербурга // Журнал исследований социальной политики. 2018. Т. 16. № 3. C. 457-472. doi
Nartova N., Krupets Y. ‘It is hard for me to live in the city’: local identities and place belonging of young rural Russians // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2019. No. 1. P. 342-361. doi