• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Прошлое как ресурс гуманитарной и социальной теории

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2016

Объектом исследования в рамках проекта стали стратегии и условия возможности превращения исторического материала в язык теории в гуманитарных и социальных науках, а также философии.

Цель работы состояла в том, чтобы исследовать функции и стратегии использования исторического аргумента и элементов исторического нарратива для построения философских концепций, гуманитарных и социальных теорий от раннего Нового времени до наших дней. В рамках проекта переосмысление теоретического потенциала истории было представлено как один из мейнстримовых моментов теории и философии наук о человеке второй половины XX столетия: именно этим объясняется появление или выход на первые роли ряда направлений, само название которых для традиционной историографии гуманитарных и социальных наук могло бы показаться оксюмороном – таких, например, как историческая топика (Эрнст Роберт Курциус), историческая поэтика (от А. Н. Веселовского до А. В. Михайлова) или историческая социология (Макс Вебер, Рэндалл Коллинз, Рейнхард Бендикс, Майкл Манн, Иммануил Валлерстайн, Чарльз Тилли и др.). В фокусе исследования находились труды гуманитарных и социальных ученых Нового и Новейшего времени, от XIX до XXI века, для которых явления культуры прошлого служили прецедентом к созданию теорий, не только осмыслявших прошлое, но и определявших развитие современного этим мыслителям и исследователям знания о человеке. В рамках проекта предметом рассмотрения сделалось как наследие виднейших мыслителей Европы означенного периода – таких как Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг, М. М. Бахтин, Мишель Фуко, Квентин Скиннер, – так и гораздо менее известных ученых-гуманитариев, чье значение, возможно, ограничивается пределами двух-трех десятилетий в истории одной национальной культуры (С. С. Аверинцев, А. В. Михайлов, А. Я. Гуревич и др.).

Эмпирическую базу исследования составили основополагающие тексты по философии, теории и историографии гуманитарного знания, позволяющие исследовать функции и стратегии использования исторического аргумента и элементов исторического нарратива для построения философских концепций, гуманитарных и социальных теорий от раннего Нового времени до наших дней: философские и историко-филологические труды представителей романтической философии мифологии (Георга Фридриха Крейцера, Ф. В. Й. Шеллинга, Йозефа Герреса и др.) статьи и монографические работы представителей теоретической историографии раннего Нового времени (Нэнси Стрьювер, Квентина Скиннера, Джона Покока, Ханса Барона, А. В. Михайлова); исторические сочинения, в которых имело место сращение историософской конструкции и научного исторического нарратива, результатом которого оказывалось возникновение идеологии (Франсуа Гизо); работы филологов формальной школы, в которых нашел отражение процесс историзации формалистического метода (в первую очередь историко-литературные рецензии 1910-х – 1920-х годов); исследования и разработки, посвященные истории городских технологий в духе urban studies (Нихил Ананд, Стивен Грэхем, Мэттью Ганди); работы исторических социологов и социальных историков, в которых предпринимались попытки найти формы продуктивного взаимодействия между этими двумя дисциплинами (от исторических социологов 1960-х – 1970-х годов до социальных историков наших дней); манифесты и исследования представителей экономики конвенций, призывающих к социально-исторической контекстуализации поля экономической науки (Андре Орлеан, Робер Сале, Лоран Тевено, Оливье Фавро и Франсуа Эмар-Дюверне).

Результаты работы. Проведенные в рамках проекта исследования позволили получить следующие теоретические и эмпирические результаты:

  • эксплицирована логика и прослежена эволюция принципов и конкретных форм работы с мифическим языком и материалом архаических мифологий в романтической науке о древности конца XVIII – начала XIX века. Показано, что ключевую роль в превращении архаической культуры в автономный объект исследования сыграла попытка спроецировать на историческую фактичность умозрительную конструкцию естественного состояния, предпринятая Иммануилом Кантом. Выявлены основные формы преодоления разрыва между спекулятивной конструкцией и фактичностью в романтической философии мифологии: натурфилософский аргумент (Генрих Гейне, Йозеф Гёррес); идея эманации и перформативная теория символа у Г. Ф. Крейцера; исторический прогресс божественных модальностей («биография Абсолюта» или «спекулятивный эпос») у Ф. В. Й. Шеллинга. Среди важнейших силовых линий в мифологической науке романтизма, прослеженных в разделе, выделяется предвосхищающая методы исторического материализма и этнологии интерпретация праисторического у такого, казалось бы, безнадежно дискредитированного автора, как Иоганн Якоб Бахофен (изобретателя историософской концепции первобытного матриархата). Специальное внимание было уделено концепции «истинного факта» у Шеллинга, позволившей примирить спекулятивный и исторический аргумент под эгидой позитивной философии;
  • показано (в подразделах 2.1 и 2.2), что ряд направлений историографии раннего Нового времени второй половины XX – начала XXI века представляет собой своего рода лабораторию по производству и апробации теоретического языка, синтезирующую аппарат современной философии и теории гуманитарных наук (прагматизм, теория речевых актов, историческая поэтика) и наиболее теоретически продуктивные концепции и понятия ренессансной и барочной интеллектуальной культуры (гуманистическая диалектика, «вторичная риторика», ренессансная и барочная топика, «критика человеческого произвола», гражданская наука). На примере конкретных аргументов из интеллектуальной литературы XVII – начала XVIII века продемонстрированы эвристические возможности этого синтеза (интерпретация аксиомы XLI «Новой науки» Джамбаттисты Вико и моральной логики Хуана Карамуэля с опорой на моральную риторику Н. С. Стрьювер). Кроме того, на примере дискуссии о личности и индивиде в Средние века эксплицирован теоретический потенциал неофициальной позднесоветской медиевистики и ренессансистики, ведущие представители которой (А. Я. Гуревич, Л. М. Баткин) сумели облечь философскую дискуссию об индивидуальности-личности в специальный язык собственных дисциплин;
  • продемонстрировано, что поворот к историческому аргументу может рассматриваться как тенденция, общая для целого ряда теоретических социальных и гуманитарных наук, – экономики, социологии, городских исследований, теории литературы, – притом, что в каждой из них она проявляет себя различным образом. Эксплуатация исторического аргумента во вненаучных формах знания о прошлом, ориентированных на политическую практику, а именно в идеологии, составила предмет подраздела 3.1; на материале концепции истории у Ф. Гизо было показано, что сращение исторического материала со спекулятивными историософскими конструкциями (противостояние романо-галльского и франкского начал как движущий принцип французской истории, идея прогресса) не только закладывает основания националистической историографии, но и трансформирует систему релевантности исторического исследования в целом: так, историософская «теория завоевания» Гизо непропорционально повышает статус такого в целом не слишком значимого для предшествующих историографий события, как переход власти от Меровингов к Каролингам в 751 году Подраздел 3.2 позволил увидеть родство целого ряда ключевых категорий философской эстетики М. М. Бахтина (гетероглоссия романного слова, гротескное тело) современным ему консервативным проектам в немецкой социологии (Ханс Фрайер) и философской герменевтике (Ганс-Георг Гадамер). В результате исследований, проведенных в подразделе 3.3, также посвященному филологии, но оппозиционному, формалистическому ее направлению, было продемонстрировано, что в формалистической теории литературы апроприация исторического аргумента осуществлялась не только в рамках разработанных формалистами историко-литературных концепций (история литературы как система систем, эволюция «доминанты»), но и в далеком от теоретической систематики пространстве научной дискуссии – в формате рецензий. Это наблюдение позволяет пересмотреть ту схему перехода от раннего аисторического формализма к зрелому – историко-литературному, вновь освоившему биографический метод, которая сформировалась в лоне внутренней истории самого формалистического движения и является элементом его самоописания. В urban studies историзация исследования городских технологий, осуществленная в подразделе 3.4, не только позволила пролить свет на генезис модерного городского пространства (формирование сенсорной среды современного города, появление новых форм социальности, ориентированных на имперсональные структуры и технологии), но и открыть историческое измерение базовых аналитических категорий этой дисциплинарной области, таких как модерность или социальность. Как было показано в подразделе 3.5, анонсированное в 1960-е – 1970-е годы сближение социологии с историей и превращение исторической социологии в отдельное направление, равно как и встречное движение к социологии со стороны истории, не привело к устойчивому созданию междисциплинарной области, в которой объединение методов этих дисциплин могло бы продемонстрировать свою продуктивность. Возможными причинами этого расхождения можно считать, во-первых, предпочтение социальными историками начиная с 1990-х годов новых и модных социальных дисциплин (антропология, cultural studies, memory studies, urban studies, media studies, cinema studies, семиотика), нечувствительность их к основаниям мейнстримовых теорий в социологии 1960–1970-х годов (интеракционизм Джорджа Герберта Мида и Герберта Блумера, концепция символической власти Пьера Бурдье и сетевых взаимодействий – Джорджа Хоманса) и метафорическое использование социологических категорий (agency, actor, contingency, path dependence), а во-вторых – размывание дисциплинарной идентичности исторических социологов, все больше дрейфующих в сторону исторического способа объяснения и отдаляющихся от аксиоматической базы социологической науки. В подразделе 3.6 было показано, что в экономической теории представление о необходимости социально-исторической контекстуализации экономической реальности в последние годы постепенно перестает восприниматься как гетеродоксия и начинает угрожать самим основаниям неоклассических economincs (критика методологического индивидуализма; противопоставление интерпретативной модели рациональности калькулирующей; постулирование плюрализма принципов координации социальной и общественной жизни). На конкретных примерах (конвенции определения качества на рынке вина, историческая эволюция трудового договора найма во второй половине XX века) было продемонстрировано, что декларативная аисторичность неоклассики нередко выступает риторическим приемом, позволяющим скрыть регресс экономической реальности к состоянию, предшествующему идее «всеобщего благоденствия» (welfare).

Область применения. Результаты, полученные в ходе работы над проектом, нашли отражение в ряде публикаций, в том числе индексируемых в междунардных базах публикаций WoS и Scopus. В этих публикациях были отражены наиболее репрезентативные случаи использования теоретического потенциала исторического языка, от историографии Ренессанса и Барокко до теории конвенций в экономике. Результаты, полученные в рамках работы над проектом, были апробированы и будут использоваться в дальнейшем в курсах по истории и социологии науки совместной магистерской программы ИГИТИ и Факультета истории НИУ ВШЭ «История знания и социальная история»; кроме того результаты эти могут быть использованы в последующих теоретических разработках в области социогуманитарного знания, в планировании и менеджменте гуманитарных и социальных наук. Разработанный участниками проекта в результате этого синтеза исследовательский инструментарий и концептуальный аппарат, позволяющий операционально работать с историческим аргументом в разного типа текстах, может быть востребован не только историками знания, историками гуманитарных наук и философами, но и в прикладных разработках разного рода текстовых аналитиков («sign analytics» в терминологии Кристофера Лэша): специалистов по медиа и дискурс-анализу, экспертов-лингвистов, разработчиков государственных программ по противодействию экстремизму и деструктивным идеологиям.

 

Публикации по проекту:


Плешков А. А. Образы вечного в ранней греческой мысли // Диалог со временем. 2017. № 4 (61). С. 139-158.
Иванова Ю. В. Петраркизм, платонизм и герметическая традиция в «Песнях Фиденцио» Камилло Скроффы // В кн.: Стили в литературах средневековой Европы. Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного Университета, 2016. С. 233-252.
Иванова Ю. В., Соколов П. В. Находчивая физика, или абиссинская философия: картезианская наука о природе в лекции Джамбаттисты Вико «О способе изучения и преподавания наук в наше время» // В кн.: Сад ученых наслаждений / Отв. ред.: А. Н. Дмитриев, Н. В. Самутина, Е. А. Вишленкова. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 9-22.
Матвеев С. Р. Истоки мировоззрения Франсуа Гизо // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2017. № 1. С. 29-39.
Anton Afanasiev. A.V. Mikhailov’s Theory of the Baroque in his “Kulturwissenschaft” / Basic Research Programme. Series HUM "Humanities". 2017.
Афанасьев А. Н. Понятие «conatus» в политической физике Томаса Гоббса // Социологическое обозрение. 2017
Резвых П. В. Историческое свидетельство и идея спекулятивного эпоса: Ф.Крейцер и Ф.В.Й.Шеллинг в дискуссии о самофракийских божествах. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Философия. 2017. № 1
Степанов Б. Е. Советская историческая периодика в 1950-е – 1960-е годы: рамки и пределы модернизации // В кн.: Сад ученых наслаждений / Отв. ред.: А. Н. Дмитриев, Н. В. Самутина, Е. А. Вишленкова. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017.
Резвых П. В. Романтические истоки туристической практики // В кн.: Сад ученых наслаждений / Отв. ред.: А. Н. Дмитриев, Н. В. Самутина, Е. А. Вишленкова. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 14. С. 259-274.
Бредникова О. Е., Запорожец О. Н. Ветер, усталость и романтика ночи (об особенностях новых жилых массивов) // Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2016. Т. 8. № 2. С. 103-119.
Самутина Н. В. Практики эмоционального чтения и любительская литература (фанфикшн) // Новое литературное обозрение. 2017. Т. 143. № 1. С. 246-269.
Колесник А. С. Репрезентация городских образов через историю популярной музыки: опыт Шеффилда // В кн.: Сад ученых наслаждений / Отв. ред.: А. Н. Дмитриев, Н. В. Самутина, Е. А. Вишленкова. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 330-346.
Колесник А. С. Новые локальные истории в городских пространствах: репрезентация музыкального прошлого в Ливерпуле и Шеффилде // В кн.: Векторы развития современной России 2016. Гуманизм vs постгуманизм / Под общ. ред.: М. Г. Пугачева. М. : Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2016. С. 223-231.
Степанов Б. Е. О «социологизме» в литературоведческой рефлексии Н.П.Анциферова // В кн.: IV московские Анциферовские чтения. [б.и.], 2016.
Матвеев С. Р. Формирование философии Франсуа Гизо // В кн.: Hortus eruditionis / Науч. ред.: А. Н. Дмитриев, Е. А. Вишленкова, Н. В. Самутина. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2016. Гл. 5.
Махов А. С. Между профессией и публикой: эволюция движения публичной истории в Америке // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные науки. 2016. № 2. С. 5-15.
Максимова А. С. Музей как школа новых технологий: современные интерактивные объекты и практики их пользователей // В кн.: Интерактивный город: городская жизнь в эпоху новых медиа / Науч. ред.: Е. Г. Лапина-Кратасюк. Новое литературное обозрение, 2017.
Тиханов Г. В. The Post-Romantic Syndrome: Reflections on Work, Wealth, and Trade from Adam Müller to Ernst Jünger // Primerjalna Knjizevnost. 2016. Vol. 39. No. 3. P. 43-58.
З.С. Гатина, И.М. Савельева Российские историки о практике публичной истории // В кн.: Исследовательские стратегии и практики историков России XXI века. М. : ИВИ РАН, 2017.
Makhov A. Mediascapes of Memory: Popular Discussions about History on Russian Social Media Sites / Издательский дом НИУ ВШЭ. Series WP "Working Papers of Humanities". 2016. No. В печати.
Кирчик О. И. Экономика конвенций: как и для чего вернуть историю в экономический анализ? // В кн.: Hortus eruditionis / Науч. ред.: А. Н. Дмитриев, Е. А. Вишленкова, Н. В. Самутина. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2016.
Fleck C. SSH Scholars as European Public Intellectuals? Media interventions during the 2014 European Parliament election campaign // European Societies. 2017
Савельева И. М. Городское прошлое в практиках публичной истории // В кн.: HONORIS CAUSA. Сборник научных статей, посвященный 70-летию профессора Виктора Владимировича Сергеева. СПб. : Нестор-История, 2016. С. 255-263.
Дмитриев А. Н. Литература и художественная форма; К вопросу о предмете и задачах поэтики // В кн.: Искусство как язык — языки искусства. Государственная академия художественных наук и эстетическая теория 1920-х гг. Т. 2. М. : Новое литературное обозрение, 2017. Гл. 6. С. 477-512.