• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Версия для слабовидящихЛичный кабинет сотрудника ВШЭПоискМеню

Общее и особенное в динамике культурного и политического развития на Востоке и Западе Европы в X — XVII вв.

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2016

Объект исследования

Общим объектом исследования всех участников данного проекта являются специфические особенности различных (этнических, языковых, религиозных) культур Восточной и Западной Европы и многообразие   взаимоотношений между ними на протяжении Средневековья и раннего Нового времени.

Вместе с тем каждый из пяти субпроектов 2016 г. был направлен на изучение собственного объекта в пределах выделенной для исследования общей области.

Для субпроекта 1 — «Nordica. Северная Европа и Русь» —  это прежде всего плохо изученная полоцкая ветвь династии Рюриковичей, отличавшаяся большим своеобразием на всем протяжении времени с X по XII вв., а также отношение к ней основной ветви рода (и связанных с ней летописцев); для субпроекта 2 — «Символическое наследие европейского Средневековья» — это в первую очередь комплекс грамот, фальсифицированных при венском дворе в середине XIV в. и известных с тех пор как «Большая привилегия», а также отразившиеся в этих документах представления о прошлом; для субпроекта 3 — «Общее и особенное в послеарабском зодчестве востока византийского мира» — это церковная архитектура т. н. восточновизантийского региона, охватывавшего Крым, Кавказ и часть Малой Азии, в период IX — XI вв., для субпроекта 4 — «Разумная вера в средневековой культуре Востока и Запада» это прежде всего соотношение между верой и знанием в трудах латинских богословов, философов и литераторов на протяжении XII в., для субпроекта 5 «Europa sanctorum. Общее и особенное в политических и культурных аспектах культа святых на Востоке и Западе Европы» таким объектом являются прежде всего доминирующие дискурсы отношения к святости в трудах латинских и русских писателей с XII по XVII вв.

Цель работы

Конечная цель исследований группы состоит в разработке базового варианта концепции единой (без проведения границы между Востоком и Западом) истории Европы в Средние века и раннее Новое время, а также в разработке и опробовании методов межрегиональных и общеевропейских исторических исследований. Вместе с тем у каждого из пяти субпроектов имеются собственные цели, подчиненные вышеуказанной общей цели.

Для субпроекта 1 — это выявление места и значения династии полоцких князей в доме Рюриковичей — как в актуальных политических катаклизмах X — XII вв., так и в исторической памяти.

Для субпроекта 2 — это определение характерных особенностей отношения к прошлому (прежде всего «античному») и способов выстраивания «полезного прошлого», необходимого для легитимации власти средневекового правителя и целой династии (в данном случае Габсбургов середины XIV в. и более позднего времени).

Для субпроекта 3 — это выяснение того, до какой степени архитектура восточновизантийского региона в IX — XI вв. проявляла восприимчивость к импульсам, идущим от внешних строительных центров и архитектурных школ, подпала ли она под доминирующее влияние «извне», вырабатывался ли в ее рамках характерный собственный стиль или же реализация тех или иных тенденций происходила «бессистемно».

Для субпроекта 4 — это определение соотношения между рациональными приемами познания мира и христианской верой в Средние века на материале ряда западноевропейских космологических текстов XII в.

Для субпроекта 5 — это прежде всего выявление характерных черт (а значит, и различий) в том, как понимали святость и функции культа святых в двух ветвях христианства — католической и православной на протяжении  XIII — XVII вв. 

Эмпирическая база исследования

Эмпирическая база исследования весьма широка и разнообразна. Исследование осуществлено на основе большого количества источников при использовании максимально широкого круга вспомогательной литературы на всех основных языках академического общения. Кроме письменных источников, в отдельных субпроектах использовались визуальные материалы, а также материальные памятники (архитектура).

Для каждого из субпроектов имеется своя источниковая база, и притом всякий раз она внутренне разнообразна из-за неизбежных различий в видах и типах используемых источников. Тем не менее говоря в целом, в первом субпроекте главную роль играют русские летописи ряда сильно различающихся между собой изводов, а также именники разных ветвей дома Рюриковичей X — XII вв., во втором — комплекс поддельных грамот середины XIV в., известных как «Большая привилегия», а также связанные с ними документы (прежде всего хронистика XIV — XV вв.), в третьем — архитектурные памятники X — XII вв. в Крыму, на Кавказе и в Малой Азии, в четвертом — трактаты ряда латинских авторов XII в.: Гильома из Сен-Тьерри, Гильома Коншского, Теодориха Шартрского, Бернарда Сильвестра, в пятом — ряд латинских и русских агиографических текстов XIII - XVII вв., отражающих представления их авторов о святости (житийная литература, анонимное «Послание многословное», «Истины показание» Зиновия Отенского, полемические тексты Иосифа Волоцкого, проповеди Яна Гейлера из Кайзерсберга, и «Жития» Петра Скарги и т.п.)

Результаты работы

В результате проделанной работы в рамках субпроекта 1 была выявлена такая (скрытая до сих пор от историков) особенность ветви полоцких князей, как их безусловное старшинство в глазах большинства потомков Рюрика. По сути дела князья из Полоцка благодаря своему месту в династии оказывались единственными соперниками киевских Ярославичей. Обнаружение этого обстоятельства бросает новый свет на целый ряд политических событий, имевших общерусское и международное значение вроде убийства  Ярополка Изяславича в 1086 г. или же бегства полоцких князей в Константинополь. В рамках субпроекта 2 были определено, что для весьма образованных фальсификаторов, работавших при дворе и канцелярии Габсбургов в середине XIV в., римская античность представлялась важнейшим референтным временем, а распоряжения «языческих» римских императоров — имеющими обязывающую силу и для средневековой империи. При всей фрагментарности знаний о Древнем Риме, которыми располагали тогда в княжеских канцеляриях, эти знания успешно инструментализировались для решения актуальных политических задач. Приемы приспособления античного прошлого к текущим задачам по легитимации власти во многом напоминали те, что будут использоваться и на Востоке Европы в XV — XVII вв., однако в этом определяются и некоторые существенные отличия. В рамках субпроекта 3 было выяснено, что доминировавшее в литературе представление о восточновизантийском регионе как отдельной общности, обладающей собственными характерными чертами, нуждается в серьезном пересмотре. Новое обследование региональных архитектурных памятников (сопровождавшееся уточнением их описания и датировок) выявило куда больше разнообразия как в строительных программах в целом, так и во многих важных деталях, нежели общих черт. Даже внутри субрегионов наблюдается высокая степень разнородности строительных решений. Единственная общая черта всего восточновизантийского  региона (за исключением Руси) состоит в преобладании каменной кладки стен над кирпичной. В субпроекте 4 было показано, Гильом Коншский и его современники, в частности Бернард Сильвестр, заметно ранее схоластов демонстрирует неплохое знакомство с древнегреческой и арабской научной мыслью по переводам с греческого и арабского языков. Они (и прежде всего Бернард) оказались в состоянии придать этому греко-арабскому культурному наследию совершенно новое идейное и литературное обрамление.  В «Космографии» Бернарда были выявлены как проявления его собственных творческих черт (использование неологизмов, персонификаций, аллитераций, ритмизованной прозы и проч.), так и общих для культуры его времени предгуманистических установок: почтения к языческим классикам, бережного отношения к христианской догме, повышенного внимания к устройству мироздания (макрокосмоса) и человека (микрокосмоса). В субпроекте 5 было показано, что в системе представлений о святости в католической культуре а) предполагалось наличие у святых религиозных «заслуг»: святость «зарабатывалась» святым и была деятельным и трудно достижимым идеалом; б) критерии святости были упорядочены и рационализированы; в) святость последовательно понималась как «антигреховность». Московская Русь унаследовала некоторые специфические черты византийских представлений о святости, но они не господствовали в древнерусской письменности. Тем не менее, можно утверждать, что в традиционной московской культуре были распространены представления, во-первых, об иррационально-харизматической «природе» святости и, во-вторых, о теозисе тварного мира, отчего святость часто понималась вне соотнесения с религиозными добродетелями и заслугами, а обожение святого составляло  логическое «ядро» дискурсов святости.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты проведенного исследования уже пользуются спросом в российской и зарубежной академической среде, а также в преподавании. Показателем этого является в первую очередь, большое количество выступлений участников проекта на российских и международных конференциях, а также их персональных докладов, лекций, спецкурсов, семинаров, выступлений в СМИ. К тому же участники проекта подготовили примерно три десятка публикаций на русском языке и ряде иностранных языков, которые частично уже опубликованы, частично же готовятся к печати. (См. отдельный список в Отчете.) По итогам проекта предполагается издание отдельного труда (сборника Polystoria) в Издательском доме  Высшей школы экономики.

Область применения

В качестве области применения результатов данной научно-исследовательской работы предполагается, прежде всего, сфера отечественных и международных академических исследований в области российской истории, всеобщей истории, источниковедения, религиоведения. Кроме того, полученные знания могут быть использованы в сфере высшего, а отчасти и среднего образования, в музеях, библиотеках и иных учреждениях культуры, в медийном пространстве. 

Публикации по проекту:


Виноградов А. Ю. Письменность у «варваров»-христиан на северной периферии Византии: статус языка алан и крымских готов в свете новых открытий, in: VIII Международный византийский семинар ΧΕΡΣΩΝΟΣ ΘΕΜΑΤΑ: империя и полис. Материалы научной конференции. Севастополь , 2016. С. 29-33. 
Vinogradov A., Korobov M. Gotische Graffito-Inschriften aus der Bergkrim // Zeitschrift fur Deutsches Altertum und Deutsche Literatur. 2016. Vol. 145. P. 141-157. 
Виноградов А. Ю. ХРАМИК НАД ГЛАВНЫМИ ВОРОТАМИ ЭСКИ-КЕРМЕНА И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ТРАДИЦИЯ НАДВРАТНЫХ ЦЕРКВЕЙ // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. 2016. № 21. C. 174-192. 
Успенский Ф. Б., Литвина А. Ф. О возможных мотивах одного политического убийства (XI в.), in: Вспомогательные исторические дисциплины в современном научном знании. Материалы XXVIII Международной научной конференции. Москва : Аквилон, 2016. С. 35-40. 
Бойцов М. А. "Константинов дар" и его аналоги - на Западе и Востоке Европы, in: На языке даров. Правила символической коммуникации в Европе 1000 - 1700 гг.. Москва : РОССПЭН, 2016. С. 132-154. 
Бойцов М. А. Неисчерпаемость дара, in: На языке даров. Правила символической коммуникации в Европе 1000 - 1700 гг.. Москва : РОССПЭН, 2016. С. 252-258. 
Виноградов А. Ю. Византийские подарки кавказским правителям: дань и подданство, in: На языке даров. Правила символической коммуникации в Европе 1000 - 1700 гг.. Москва : РОССПЭН, 2016. С. 40-54. 
Виноградов А. Ю., Елшин Д. Д. Греческий «след» в Десятинной церкви, in: Византийские очерки. Санкт-Петербург : Алетейя, 2016. С. 44-60. 
Виноградов А. Ю., Елшин Д. Д. Средневизантийский храм Учаяк и некоторые вопросы строительной техники в Малой Азии, in: Белградский сборник (Труды Государственного Эрмитажа. Т. LXXX). Санкт-Петербург : Издательство Государственного Эрмитажа, 2016. С. 7-27. 
Успенский Ф. Б., Литвина А. Ф. Испытание дарами на пути «из варяг в греки»: дипломатический этикет и повествовательная формула, in: На языке даров. Правила символической коммуникации в Европе 1000 - 1700 гг.. Москва : РОССПЭН, 2016. С. 55-62. 
Успенский Ф. Б. Князь Игорь и Кончак: враги-побратимы?, in: Leo philologiae. Фестшрифт в честь 70-летия Льва Иосифовича Соболева. Москва , 2016. С. 279-285. 
Успенский Ф. Б. Христология неофитов, in: История, язык, культура Центральной и Юго-Восточной Европы в национальном и региональном контексте: К 60-летию Константина Владимировича Никифорова. Москва , 2016. С. 545-557. 
Яцык С. А. Лионский II собор, in: Православная энциклопедия. Москва : Церковно-научный центр "Православная энциклопедия", 2016. С. 84-86. 
Дмитриев М. В. Иудаизм и евреи в зеркале восточноевропейских православных и католических текстов XV–XVI вв., in: Polystoria: Зодчие, конунги, понтифики в средневековой Европе. Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 213-245. 
Litvina A., Uspenskij D. F. Dynastic Power And Name-Giving Principles In Kievan And Muscovite Rus’ (10th - 16th Centuries) // Micrologus. Natura, scienze e società medievali. 2017. Vol. 25. P. 87-105. 
Дмитриев М. В. Православное и «русское» в представлениях о «русском народе» Речи Посполитой (конец XVI – середина XVII вв.), in: Древняя Русь после Древней Руси: дискурс восточнославянского (не)единства. Москва : Российская политическая энциклопедия, 2017. С. 193-214. 
M. V. Dmitriev Le fait religieux et le christianisme dans les manuels scolaires de Russie, 1985-2015, in: Faits religieux et manuels d’histoire. Contenus – Institutions – Pratiques. Approches comparées à l’échelle internationale. Paris : Arbre bleu, 2018. С. 147-158. 
Дмитриев М. В. Конфессиональные особенности представлений о культе святых в некоторых полемических текстах Московской Руси конца XV-XVI вв., in: Европа святых. Социальные, политические и культурные аспекты святости в Средние века. Санкт-Петербург : Алетейя, 2018. 
Дмитриев М. В. Конфессиональные особенности представлений о культе святых в некоторых полемических текстах Московской Руси конца XV-XVI вв., in: Европа святых. Социальные, политические и культурные аспекты святости в Средние века. Санкт-Петербург : Алетейя, 2018. С. 28-56. 
Яцык С. А. Тренды в изучении святости, in: Европа святых. Социальные, политические и культурные аспекты святости в Средние века. Санкт-Петербург : Алетейя, 2018. С. 5-15. 
Voskoboynikov O. Michel Scot, le théologien, in: De l'homme, de la nature et du monde. Mélanges d'histoire des sciences médiévales offerts à Danielle Jacquart..: Droz, 2019. С. 153-164. 
F. B. Uspenskij Die Enstehung eines Modells der Namenwahl: Magnús als Name für illegitimes Kind des Herrschers im mittelalterlichen Skandinavien, in: Kulturelle Integration und Personennamen im Mittelalter.: De Gruyter, 2019. С. 301-314.