• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг социально-экономического поведения домохозяйств и социальные проблемы детства

Приоритетные направления развития: экономика, социология
2016

Цель работы: анализ социально-экономического поведения российских домохозяйств на протяжении 1994—2015 гг., оценка уровня благосостояния домохозяйств с несовершеннолетними детьми и доступности образовательных и медицинских услуг для детей и подростков из различных социальных групп.

Используемые методы: статистический анализ результатов мониторингового панельного обследования домохозяйств. Лонгитюдный характер данных обеспечен повторяемостью наблюдений, которые производились ежегодно с 1994 г. по 2015 г. на основании единообразной методики обследования одних и тех же экономических единиц (индивидов и домохозяйств). Вероятностная, стратифицированная, многоступенчатая территориальная выборка мониторингового обследования домохозяйств является репрезентативной на федеральном уровне.

Эмпирическая база исследования: информационная база данных «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994—2015 гг. Особый акцент сделан на анализе данных последней двадцать четвертой волны мониторинга (октябрь 2015 г. — январь 2016 г.).

Результаты работы:

В 2015 г. продолжилось снижение реальных доходов населения, однако его темпы существенно замедлились. Если в 2014 г. реальные доходы домохозяйств уменьшились на 5,4%, то в 2015 г. падение составило 1,1%, благодаря чему общая сумма месячного дохода домохозяйств опустилась ниже уровня 2008 г. По сравнению с 2014 г. совокупный доход домохозяйств от заработной платы уменьшился на 5,6%, при этом доход от работы на предприятиях государственного сектора сократился на 11,8%, от работы на предприятиях частного сектора — на 1,9%, доход от работы на предприятиях смешанной формы собственности, напротив, вырос на 19,4%. Доход домохозяйств от государственных трансфертных платежей вырос на 8,2%; совокупный денежный и натуральный доход от домашнего производства и неформального сектора — на 10,1%; доход от помощи родственников и благотворительной помощи сократился на 2,5%.

По сравнению с предшествующим годом, доля дохода от заработной платы снизилась на 2,6 п.п., остановившись на уровне 45,1%. В то же время доля дохода от государственных трансфертных платежей продолжила уверенный рост, увеличившись с 40,1 до 42,1%. Общая доля денежного и натурального доходов от домашнего производства и неформального сектора возросла с 5,9 до 6,7%, а доля дохода от помощи родственников и благотворительной помощи практически не изменилась и составила 5,3%.

Благодаря небольшому росту реальных доходов домохозяйств нижних трех квинтилей и продолжающемуся падению доходов домохозяйств двух верхних квинтилей, вновь снизился уровень социально-экономического неравенства. В 2015 г. наиболее обеспеченные домохозяйства получали в 2,8 раз больше, чем наименее обеспеченные, что оказалось ниже трехкратного превосходства, зафиксированного годом ранее. Если снижение доли общего дохода от заработной платы было характерно и для бедных, и для богатых домохозяйств, то доля дохода от государственных трансфертных платежей, слегка снизившись в домохозяйствах нижнего квинтеля, в случае домохозяйств верхнего квинтиля возросла  на 5,8% по сравнению с 2014 г.

К концу 2015 г. совокупные ежемесячные расходы домохозяйств упали на 8%, что составило разительный контраст с 2014 г., когда реальные расходы фактически стагнировали. Расходы домохозяйств на продукты питания увеличились на 2%, расходы на непродовольственные товары, напротив, продемонстрировали стремительное падение на 12%. В результате доля расходов на продукты питания выросла по сравнению с 2014 г. с 39,1 до 41,5%, что прервало долговременную тенденцию снижения доли расходов на продукты питания в общей структуре расходов домохозяйств. При этом увеличение расходов на продукты питания оказалось наиболее заметным в случае богатых домохозяйств.

Несмотря на снижение расходов на непродовольственные товары, в 2015 г. было выявлено очередное повышение уровня обеспеченности домохозяйств предметами длительного пользования. Удельный вес домохозяйств, владеющих холодильниками «No Frost», увеличился с 57,1 до 60,8%; домохозяйств, имеющих в распоряжение автоматические стиральные машины, — с 79,5 до 80,8%. Наиболее заметно падение расходов отразилось на уровне автомобилизации и компьютеризации домохозяйств. Рост обеспеченности домохозяйств автомобилями составил всего 0,1%, доля домохозяйств, владеющих персональными компьютерами, увеличилась на 0,4 п.п.

По сравнению с предшествующим годов, в 2015 г. уровень безработицы вырос на 0,7 п.п., достигнув 5,5%. Официальная безработица среди мужчин увеличилась с 3,8 до 5,4%, среди женщин — с 4,2 до 5,7%. При этом показатель участия в рабочей силе у мужчин увеличился с 84,4 до 85,2%, у женщин снизился с 80,2 до 79%. Увеличилось преобладание мужчин над женщинами по доле лиц трудоспособного возраста, получающих доход от работы на частных предприятиях и предприятиях смешанной формы собственности, с 8% в 2014 г. (39,4% против 31,4%) до 10% в 2015 г. (42% против 32%).

В 2015 г. средний размер дохода, получаемого женщинами, составлял 74,1% от среднего дохода мужчин, что было лишь немного больше, чем 72,8% в предыдущем году.  При этом средний размер дохода от трудовой деятельности на частных предприятиях и предприятиях смешанной формы собственности, получаемого женщинами, составлял 74% от соответствующего дохода мужчин. На предприятиях государственного сектора этот показатель достигал 76%. Что касается неформального сектора, где большинство работников обычно оставляют женщины, то здесь отмечено последовательное сокращение данного показателя с 69,1% в 2012 г. до 55% в 2015 г.

С 2014 г. по 2015 г. удельный вес работников, не полностью получавших заработную плату, увеличился с 2,5 до 2,8%. В 2015 г., как и годом ранее, наибольшей была группа респондентов, которым заработная плата задерживалась на один месяц и менее. В то же время средняя сумма задолженности по заработной плате увеличилась на 10,5%.

Продолжился рост количества домохозяйств, имеющих задолженность по квартплате и/или оплате коммунальных услуг. Доля таких домохозяйств возросла с 7,2% в 2014 г. до 8,4% в 2015 г. Средняя сумма задолженности в 2015 г.  по сравнению с 2014 г. выросла на 5,4%, а по сравнению с 1998 г. увеличилась почти в 4 раза.

Исследование выявило ухудшение социального самочувствия россиян. С 2014 г. по 2015 г. доля респондентов, удовлетворенных своей жизнью в целом, уменьшилась с 51,3 до 49,6%, тогда как доля недовольных жизнью увеличилась с 25 до 26,4%. При этом удельный вес граждан, заметивших ухудшение материального положения своей семьи за последние 12 месяцев, вырос с 23 до 31,8%, в то время как доля тех, кто указал на улучшение материального положения, снизилась с 20,4 до 16%. Вновь, хотя и незначительно, выросло число респондентов, негативно оценивающих личные и семейные жизненные перспективы.

Заметно увеличилась доля граждан из числа занятого населения, которых тревожит угроза потери рабочего места. Если в 2014 г. эта мысль беспокоила 55,5% респондентов, то в 2015 г. их доля возросла до 64,3 %, в то время как доля лиц, не обеспокоенных данной проблемой, уменьшилась с 30,8 до 23,1%. Все большее количество респондентов испытывало неуверенность в возможности трудоустройства в случае потери работы. Доля лиц, уверенных в перспективах повторного трудоустройства, уменьшилась с 41,1 до 36,8%, доля лиц, не уверенных в этом, напротив, увеличилась 40,2 до 44,2%.

Наиболее распространенной причиной прекращения работы в условиях кризиса стало сокращение должности или закрытие предприятия, ее удельный вес за последний год вырос с 14,4 до 17,7%. Такие причины, как недовольство работника размером заработной платы, организацией рабочего места и отношениями с руководством и коллегами, отошли на второй план.

В поисках новой работы граждане стали чаще рассчитывать на помощь друзей и рекламные объявления в сети Интернет (86,6 и 52% случаев, соответственно). Выросла доля непосредственных обращений на предприятия (с 39,7% в 2014 г. до 43,4% в 2015 г.) и доля лиц, воспользовавшихся возможностями традиционной рекламы (с 37,9 до 41,7%). Особенно существенно повысилась значимость таких способов поиска работы, как обращения в негосударственные (с  8,1 до 12,9%) и государственные службы занятости (с 20 до 39,7%).

Общее ухудшение социально-экономической ситуации тяжело отразилось на положении домохозяйств с несовершеннолетними детьми. В 2015 г. доходы семей с одним, двумя, тремя и более детьми составили соответственно 79, 63 и 48% доходов домохозяйств без детей. Доля домохозяйств с детьми, где постоянно присутствуют оба родителя, упала с 79,1% в 1994 г. до 74,8% в 2015 г., при этом количество несовершеннолетних, проживающих в многопоколенных семьях увеличилось с 23,3 до 29,3%. Среди домохозяйств, где проживают несовершеннолетние, выросла доля многодетных семей и семей с одним ребенком. Несмотря на то, что образовательный уровень и профессиональная квалификация родителей возросли, в 2015 г. более половины детей по-прежнему проживало с родителями, не имеющими высшего образования. Наличие у взрослых членов домохозяйств высшего образования наряду со степенью урбанизации, уровнем дохода семьи и количеством детей оказывало непосредственное влияние на возможность получения образования в профильных школах или школах с углубленным изучением предметов, качество организации внеучебной развивающей и образовательной деятельности, а также, вероятно, диагностику и профилактику хронических заболеваний.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

База данных лонгитюдного панельного обследования «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994–2015 гг. (русскоязычная и англоязычная версии) и сопроводительная документация к ней на русском и английском языках размещена в открытом доступе на портале НИУ ВШЭ по адресу http://www.hse.ru/rlms. В 2016 г. на основе данных мониторинга было опубликовано тридцать научных работ на русском и английском языке, в том числе статьи в международных реферируемых журналах, входящих в 1 квартиль по классификации Web of Science (список публикаций доступен по адресу: http://www.hse.ru/rlms/2016). 

Публикации по проекту:


Козырева П. М., Низамова А. Э., Смирнов А. И. Счастье и его детерминанты (статья 2) // Социологические исследования. 2016. № 1. С. 66-76.
Кононова А. Е. Социально-экономические факторы детского здоровья в России // Социологические исследования. 2016. № 4. С. 94-102.
Воронин Г. Л., Захаров В. Я., Козырева П. М. Кому на Руси жить хорошо? Мониторинг 1994 - 2013 гг. // Социологический журнал. 2016. № 1. С. 54-71. doi

См. также

Ключевые слова