• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социально-демографические группы на российском рынке труда

Приоритетные направления развития: экономика
2017

Данный отчет продолжает цикл отчетов по трехлетнему проекту, посвященному исследованиям социально-демографических процессов на российском рынке труда, который реализуется Центром трудовых исследований НИУ ВШЭ в 2016-2018 гг. Исследования 2017 г., вошедшие в настоящий отчет, позволили уточнить динамику социально-демографической структуры населения Российской Федерации. 

Целью работы являлось всестороннее изучение влияния фактических и прогнозируемых изменений в социально-демографической структуре населения на функционирование российского рынка труда.

В отчете содержатся результаты исследования экономического поведения целого ряда демографических групп, которые ранее редко попадали в поле зрения отечественных исследователей, таких как мужчины-отцы и молодежь NEET – а также анализ различных тематических направлений, имеющих непосредственное отношение к демографической проблематике (ассортативность браков, занятость малооплачиваемых работников, последствия современного технологического процесса для рынка труда). 

Используемые методы. Методология проведения работы совмещала использование как описательных процедур – сравнение средних значений, распределений и долей, построение матриц переходов, оценивание ранговых коэффициентов корреляции, индекса Джини и децильных коэффициентов неравенства, - так и применение более сложных техник, основанных на оценивании динамических мультиномиальных логит-моделей, уравнении заработной платы минцеровского типа, мультиномиальных логит-регрессий, моделей с пересечениями с учетом индивидуальных фиксированных эффектов, расчете частных показателей ассортативности, стандартизации таблиц сопряженности, декомпозиции уровня доходов по методу ДиНардо.    

В качестве основной эмпирической базы при проведении исследований были использованы панельные данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ за 1995-2016 гг. Сравнение особенностей положения различных социально-демографических групп проводилось на основе статистики по странам ОЭСР, данных обследований рабочей силы Евростата и статистики Европейского фонда улучшения условий жизни и труда (The European Foundation for the Improvement of Living and Working Conditions).

Результаты работы

Результаты, вошедшие в настоящий отчет, демонстрируют, что в начале 2000-х гг. доля малооплачиваемых работников на российском рынке труда составляла около 30%, а к 2016 г. снизилась до 25%. Несмотря на это, она остается значительно выше соответствующих средних показателей для стран ОЭСР и Евросоюза. В зоне риска, прежде всего, оказываются женщины без образования, обладающие низкоквалифиированными профессиями, в возрасте 45 лет и старше, проживающие в небольших населенных пунктах и занятые в сельском хозяйстве и нерыночных услугах. Другими словами, наличие ограниченного человеческого капитала ведет к низкой оплате труда. При этом в российских условиях состояние малооплачиваемой занятости не работает в качестве «трамплина» к лучшей жизни и является тупиковым.

В отчете также представлен анализ влияния технологического прогресса на занятость. В долгосрочной перспективе сокращение спроса на труд под действием новых технологий остается не более чем теоретической возможностью, которая до сих пор никогда не была реализована на практике. На уровне отдельных фирм между технологическими инновациями и ростом занятости наблюдается устойчивая положительная связь, в то время как на секторальном уровне технологические изменения вызывают разнонаправленную реакцию занятости, поскольку разные отрасли находятся на разных стадиях жизненного цикла. Вопрос о влиянии на занятость роботизации, тем не менее, остается открытым. Всплеск технологической безработицы даже в краткосрочной перспективе представляется крайне маловероятным, однако влияние новых технологий на предложение труда (структуру занятости и внутреннее содержание профессий) может представлять более серьезную проблему, чем их влияние на спрос на труд.

В отчете представлен анализ проблемы ассортативности браков. Он показал, что на протяжении 1995-2005 гг. пары, где оба супруга имеют низкий уровень образования (основное общее образование и ниже), встречались в 2,9-3 раза чаще по сравнению со случайным распределением. Для пар, где муж и жена имеют высшее образование, этот показатель составлял 2,1-2,8 раза. В течение рассматриваемого периода ассортативность браков по уровню образования в целом снижалась. Основной вклад в этот процесс вносило сокращение ассортативности для лиц с высшим образованием, несмотря на рост доли семейных пар, в которых оба супруга имеют высшее образование. Эта парадоксальная на первый взгляд ситуация объясняется опережающим ростом доли женщин, имеющих высшее образование. На этом фоне снижались шансы высокообразованных женщин найти мужчин со столь же высоким уровнем образования.

В отчете содержатся результаты исследования т.н. «премии за отцовство» в заработной плате. В 2000-2015 гг. мужчины, имеющие детей до 18 лет, получали в среднем примерно на 23% больше, чем мужчины без детей. Согласно полученным оценкам, после контроля различий между отцами и не-отцами в возрасте и образовании, а также после контроля различий в индивидуальных фиксированных характеристиках - он снижается до минимального уровня 2,5-3%. Это говорит о том, что «львиная доля» наблюдаемой «премии» объясняется (само)отбором, тогда как лишь небольшая часть может быть связана с механизмом «воздействия», когда рождение детей стимулирует мужчин стремиться к более высокой заработной плате. Кроме того, наличие и размер «премии» сильно зависят от возраста и количества детей, а также от характеристик отцов. Так, оказывается, что «премия» существует только за родных детей, причем самого младшего возраста (до 3 лет).

Отчет содержит результаты исследования российской NEET-молодежи, т.е. молодежи, которая исключена из сферы занятости и образования. В 2016 г. доля NEET-молодежи в России составляла около 15% от общей численности лиц в возрасте 15-24 лет. При этом в периоды экономического кризиса наблюдался рост доли NEET-молодежи, преимущественно за счет увеличения NEET-безработных, доля которых в 2015-2016 гг. достигла максимальных значений за весь анализируемый период (9-10% всей молодежи в возрасте 15-24 лет). Основным фактором попадания в NEET-безработицу в России является наличие высшего профессионального образования. Однако при прочих равных условиях, NEET-безработица отнюдь не предполагает замыкания молодых людей в данном статусе. Для NEET-безработных молодых людей вероятность остаться в следующем периоде в данном состоянии равняется 19-26%, тогда как вероятность найти работу достигает почти 50%. Другая важная часть NEET-молодежи – экономически неактивные NEET – доминировали в структуре молодежи на протяжении большей части 2000-х гг. Данное состояние среди российской молодежи отличается гораздо большей стабильностью, чем состояние NEET-безработицы. Риски NEET-неактивности сопряжены с невысоким образовательным уровнем и выше для замужних женщин, а также для проживающих в поселках городского типа и селах. При этом высшее образование не является значимым фактором перемещения молодежи в занятость из состояния NEET-безработицы (исключение составляют девушки) или из состояния NEET-неактивности. Важным фактором попадания в статус NEET и выхода из него являются семейные характеристики. Состояние в браке является значимым фактором NEET-неактивности для молодых женщин и перехода в занятость из NEET-безработицы и NEET-неактивности для мужчин.

В заключительном разделе отчета представлены результаты исследования экономической активности молодежи в странах ОЭСР. В развитых странах на протяжении 2000-2015 гг. наблюдалось снижение экономической активности молодежных когорт, которое было связано не только с циклическим кризисом, но и с увеличившейся долей молодых людей, продолжающих свое обучение. Новый статистический показатель – NEET-молодежь, который объединяет не только безработных, но и экономически неактивных (за исключением тех, кто проходит обучение) – призван более точно очертить группы молодежи, испытывающие сложности с трудоустройством. Для 60% всей NEET-молодежи в странах ОЭСР пребывание в рядах этой группы связано с той или иной дисфункцией рынка труда, тогда как для 40% с социальными либо медицинскими причинами. Страны Южной Европы характеризуются наиболее высокой долей длительно безработных и отчаявшихся. Риск попадание в группу NEET-молодежи выше у молодых людей с более низким уровнем образования, а в странах с переходной экономикой – выше среди женщин. При этом показатель NEET-молодежи является крайне неоднородным. Он включает как «проблемную» молодежь, которая нуждается в мерах государственной поддержки, так и молодежь, для которой экономическая и образовательная неактивность является осознанным выбором.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты исследований, вошедших в настоящий отчет, могут быть использованы при разработке экономической и социальной политики, а также имеют ряд следствий для развития теории и методологии анализа демографических характеристик российского рынка труда. Они вводят в эмпирический оборот новые данные о состоянии российской занятости, способствуя, тем самым, углублению понимания закономерностей ее развития. Полученные результаты могут быть использованы в преподавании курсов по экономике труда и демографии.

Публикации по проекту:


Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И., Ощепков А. Ю. «Новички» и «старожилы»: что говорят показатели специального стажа // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 8. С. 335-405.
Капелюшников Р. И. Технологический прогресс - пожиратель рабочих мест? / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2017. № WP3/2017/03.
Лукьянова А. Л. Мобильность по заработной плате: до глобального кризиса и после // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 7. С. 292-334.
Gimpelson V. E., Kapeliushnikov R. Age and Education in the Russian Labour Market Equation / Institute for the Study of Labor. Series IZA DP "Discussion Paper". 2017. No. 11126.
Денисенко М. Б., Чернина Е. М. «Люди сосланы делами, люди едут за деньгами…» // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 406-446.
Muravyev Alexander, Oshchepkov Aleksey. The effect of doubling the minimum wage on employment: evidence from Russia // IZA Journal of Labor and Development. 2016. Vol. 5. No. 6. P. 1-20. doi
Gimpelson V. E., Treisman D. Misperceiving Inequality // Economics and Politics. 2018. Vol. 30. No. 1. P. 27-54. doi
Гимпельсон В. Е., Шарунина А. В. Массовые профессии: динамика и демографический состав // В кн.: Профессии на российском рынке труда / Отв. ред.: Н. Т. Вишневская. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 2. С. 55-84.
Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И., Шарунина А. В. «Дороги, которые мы выбираем»: перемещения на внешнем и внутреннем рынках труда // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 5. С. 198-243.
Лукьянова А. Л. Профессии формального и неформального сектора // В кн.: Профессии на российском рынке труда / Отв. ред.: Н. Т. Вишневская. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 3. С. 85-111.
Зудина А. А. Мобильность социального самочувствия россиян в 2000–2014 гг. // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 10. С. 447-489.
Капелюшников Р. И. Эволюция профессиональной структуры российской рабочей силы // В кн.: Профессии на российском рынке труда / Отв. ред.: Н. Т. Вишневская. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 9-54.
Вишневская Н. Т. Динамика рабочих мест и рабочей силы в сравнительной перспективе // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 490-525.
Капелюшников Р. И. Мобильность и идентичность руководителей российских промышленных предприятий // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 244-291.
Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И. Поляризация или улучшение? Эволюция структуры рабочих мест в России в 2000-е годы // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 58-120.
Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И., Жихарева О. Б. Движение рабочих мест: в поисках созидательного разрушения // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 18-57.
Гимпельсон В. Е., Шарунина А. В. Потоки на рынке труда // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 4. С. 157-197.
Zudina A. A. What makes youth become NEET? The evidence from Russian LFS / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2017. No. WP BRP 177/EC/2017.
Зудина А. А. «Не работают и не учатся»: NEET-молодежь на рынке труда в России / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2017. № 02.
Вишневская Н. Т., Зудина А. А. Профессиональная структура рабочей силы в странах Европы: о чем свидетельствуют прогнозы? // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2017. Т. 12. № 4. С. 109-129.
Вишневская Н. Т., Зудина А. А. Будущее профессиональной структуры в странах с развитой рыночной экономикой // В кн.: Профессии на российском рынке труда / Отв. ред.: Н. Т. Вишневская. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 4. С. 112-150.
Вишневская Н. Т. Работники старших возрастов на рынке труда в странах ОЭСР // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2017. № 4. С. 680-701.
Воскобойников И. Б., Гимпельсон В. Е. Реаллокация труда и рост производительности // В кн.: Мобильность и стабильность на российском рынке труда / Под общ. ред.: Р. И. Капелюшников, В. Е. Гимпельсон. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 3. С. 121-156.