• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг социально-экономического поведения домохозяйств и факторы дифференциации социального капитала

Приоритетные направления развития: экономика, социология
2017

Цель работы: анализ социально-экономического поведения российских домохозяйств в 1994—2016 гг., оценка объемов и факторов дифференциации социального капитала.

Используемые методы: статистический анализ результатов панельного обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). Обследование проводится ежегодно, на основании вероятностной, стратифицированной, многоступенчатой территориальной выборки и единообразной методики сбора информации, что обеспечивает репрезентативность результатов обследования на федеральном уровне и лонгитюдный характер данных.

Эмпирическая база исследования: информационная база данных «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994—2016 гг. Основное внимание уделено анализу данных 25 волны обследования (октябрь 2016 г. — январь 2017 г.), включающей в себя дополнительные вопросы относительно формирования и функционирования социального капитала.

Результаты работы:

Исследование выявило рост реальных доходов населения, который последовал вслед за спадом, продолжавшимся два предыдущих года. Если с 2013 г. по 2015 г. средние реальные доходы российских домохозяйств, сократились на 6,4%, то в 2016 г. они выросли на 11,1%. Совокупный месячный доход домохозяйств от заработной платы, после падения с 2013 г. по 2015 г. на 9,1%, в 2016 г. вырос на 10,6%, достигнув максимального уровня за время наблюдений. При этом доход домохозяйств от работы на государственных предприятиях вырос на 8,2%, от работы на частных предприятиях — на 13,8%, от работы на предприятиях смешанной формы собственности — на 3,7%. Доход домохозяйств от государственных трансфертов продолжил расти, увеличившись еще на 11.8% по сравнению с предшествующим годом. В 2016 г. был выявлен очередной рост совокупного денежного и натурального дохода от домашнего производства и неформального сектора, составивший около 10%. На 16,4% вырос объем помощи, поступающий от родственников и благотворительная помощь выросла.

Господствующее положение в структуре доходов семей, как и прежде, занимали доходы от заработной платы и государственных трансфертных платежей. При этом за последний год распределение доходов домохозяйств по источникам претерпело минимальные изменения. За 2011–2016 гг. доля совокупного месячного дохода домохозяйств от заработной платы уменьшилась с 51,1 до 45%, тогда как доля дохода от государственных трансфертов выросла с 35,4 до 42%. Причем за последний год эти доли уменьшились на едва заметные 0,1 п.п.

Изменения в величине дохода бедных и состоятельных семей способствовали дальнейшему ослаблению материального неравенства.  За последний год у всех групп домохозяйств, классифицированных по квинтилям душевого дохода, выявлен рост реальных доходов. В 2016 г. по сравнению с 2015 г. данный рост составил для домохозяйств первых четырех квинтилей от 11,1 до 15%, тогда как для домохозяйств верхнего квинтиля — 7,1%. Средняя сумма месячного дохода домохозяйств верхнего квинтиля в 2,7 раз превышала среднюю сумму месячного дохода домохозяйств нижнего квинтиля, что было лишь немного меньше, чем 2,8 раз, зафиксированных годом ранее.

В 2016 г. ежемесячные расходы домохозяйств на приобретение продуктов питания и непродовольственных товаров выросли на 9,2%. Расходы на продукты питания после увеличения в 2015 г. на 2% в 2016 г. выросли еще на 7,1%. Расходы на непродовольственные товары упали на 12% в 2015 г., но выросли на 10,5% в 2016 г. В 2016 г. была восстановлена прерванная в предыдущем году долгосрочная тенденция сокращения доли расходов на продукты питания в общей структуре расходов домохозяйств. В 2016 г. расходы на продукты питания составили 40,5% всех расходов домохозяйств. В то же время наметилось дальнейшее снижение неравенства населения по расходам. Если в 2015 г. домохозяйства верхнего квинтиля тратили на продукты питания и непродовольственные товары в 6,2 раз больше, чем домохозяйства нижнего квинтиля, то в 2016 г. — в 6 раз.

В 2016 г. наблюдался дальнейший рост потребительской активности россиян. Доля домохозяйств, имеющих холодильники «No Frost», увеличилась с 60,8 до 61,7%, а имеющих автоматические стиральные машины последнего поколения — с 80,8 до 82,7%. Несмотря на продолжающийся спад на автомобильном рынке, доля домохозяйств, владеющих хотя бы одним легковым или грузовым автомобилем, увеличилась с 44,2 до 45,2%. В 2016 г. продолжился рост оснащенности домохозяйств компьютерной техникой (доля таких домохозяйств достигла 68,4%).

В прошедшем году получила позитивную динамику ситуация с безработицей. Если за 2014–2015 гг. уровень безработицы вырос с 4 до 5,5%, то в 2016 г. был выявлен его спад до 4,7%. Безработица среди мужчин снизилась с 5,4 до 4%, среди женщин — с 5,7 до 5,6%. Коэффициент участия в рабочей силе мужчин уменьшился с 85,2 до 84,7%, женщин — с 79 до 78,4%. Занятость среди мужчин-пенсионеров возросла до 20,7%, доля работающих женщин-пенсионеров, напротив, снизилась до 24,1%.

Увеличилось превосходство мужчин над женщинами по доле лиц трудоспособного возраста, получающих доход от работы на частных предприятиях и предприятиях смешанной формы собственности: с 10 п.п. (42% против 32%) в 2015 г. до 10,6 п.п. (42,5% против 31,9%) в 2016 г. Доля лиц, которые работали на предприятиях государственного сектора, среди мужчин трудоспособного возраста увеличилась с 29,1 до 29,9%, тогда как аналогичная доля женщин уменьшилась 35,9 до 34,3%. В 2016 г. средний размер дохода от трудовой деятельности, получаемого женщинами, составлял 74,4% от среднего дохода мужчин, в том числе на частных предприятиях и предприятиях смешанной формы собственности — 75%, на государственных предприятиях данный — 76%, в неформальном секторе — 59%.

В 2016 г. сократилось число работников, имеющих задолженность по заработной плате на основной работе. Если с 2014 г. по 2015 г. доля таких работников увеличилась с 2,5 до 2,8%, то в 2016 г. она уменьшилась до 1,8%, достигнув минимального уровня за время наблюдений. Выявлено также уменьшение сроков задолженностей, о чем свидетельствует значительное увеличение доли лиц, которым зарплата задерживалась на минимальные сроки, т.е. на 1 месяц и менее — с 57,6% в 2015 г. до 78,2% в 2016 г. Средняя сумма задолженности на заработной плате за 2015 г. увеличилась на 10,5%, тогда как в 2016 г. она уменьшилась на 1,3%.

В 2016 г. сократилось число семей, испытывающих трудности со своевременной оплатой услуг жилищно-коммунального хозяйства. Если в 2015 г. по сравнению с 2014 г.  доля домохозяйств-должников увеличилась с 7,2 до 8,4%, то в 2016 г. она снизилась до 7,9%. Средняя сумма задолженности домохозяйств по квартплате и/или оплате коммунальных услуг в 2015 г. увеличилась на 5,4%, в 2016 г. — на 43,3%.

Показатели социального самочувствия россиян не претерпели значительных изменений по сравнению с предшествующим годом. В 2016 г. доля респондентов, полностью или скорее удовлетворенных своей жизнью, составила 48,1%, а доля лиц, в той или иной степени недовольных жизнью, — 26,7%. Доля респондентов, которые были полностью или скорее удовлетворены своим материальным положением, сократилась с 23,8% в 2015 г. до 20,2% в 2016 г, в то время как доля тех, кто были в той или иной степени им недовольны, возросла с 58 до 60,7%. Доля лиц, позитивно оценивающих свои личные и жизненные перспективы, снизилась с 20,7 до 19,7%, при этом доля лиц, оценивающих свои перспективы негативно, также уменьшилась с 18,1% до 15,4%.

Продолжился рост обеспокоенности россиян проблемами трудоустройства и занятости, но темпы его замедлились. Доля граждан из числа занятого населения, которых очень или немного тревожит угроза потери работы, увеличилась с 64,3 до 65,4%, тогда как доля лиц, не очень или совсем не обеспокоенных этой проблемой, уменьшилась с 23,1 до 21,8%. Доля респондентов, полностью или скорее уверенных в возможности нового трудоустройства, стабилизировалась на отметке 36,6%, доля лиц, не очень или совсем не уверенных в этом, сократилась на 0,4 п.п до 43,8%.

Среди способов поиска работы самым распространенными, как и прежде, были обращения за помощью к друзьям и знакомым, значимость которых за последний год уменьшилась — с 86,6 до 79,8%. На втором месте расположились обращения к рекламным объявлениям в сети Интернете (53,8%), на третьем — обращения непосредственно на предприятия (44,5%). Значительно снизилась при поиске работы популярность обращений к родственникам (с 49,4% в 2015 г. до 40,6% в 2016 г.) и в государственные и негосударственные службы занятости (34,2% против 12,1%).

В 2016 г. произошло возобновление роста удовлетворенности занятых своей работой, прерванного годом ранее. В 2016 г. по сравнению с 2015 г. доля работников, полностью или скорее удовлетворенных своей работой в целом, увеличилась с 65,6 до 68,2%, тогда как доля тех, кто были недовольны работой, уменьшилась с 11,3 до 10,1%.

Несмотря на сравнительно низкий уровень общего доверия, россияне в целом обладают значительным объемом социального капитала: они в достаточной степени доверяют коллегам и руководителям, активно общаются с родственниками и друзьями, наращивают свое присутствие в социальных сетях онлайн, и в большинстве своем убеждены в том, что в трудной ситуации могут рассчитывать на помощь, прежде всего, родственников, затем друзей и коллег и, наконец, пользователей онлайн сетей. При этом значимыми факторами дифференциации накопленного социального капитала выступают пол, возраст, уровень образования и место жительства. Наиболее распространенным каналом оказания материальной помощи являются трансферты между домохозяйствами родителей и отдельно проживающих детей. При этом в условиях экономического кризиса номинальный объем частных трансфертов снижается, но финансовая нагрузка на домохозяйства-доноры и зависимость от трансфертов домохозяйств-акцепторов растет.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР:

База данных лонгитюдного панельного обследования «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994–2016 гг. (русскоязычная и англоязычная версии) и сопроводительная документация к ней на русском и английском языках размещена в открытом доступе на портале НИУ ВШЭ по адресу http://www.hse.ru/rlms. В 2017 г. на основе данных мониторинга было опубликовано 92 научные работы на русском и английском языке, в том числе статьи в международных реферируемых журналах, входящих в базы данных научного цитирования Web of Science и Scopus (список публикаций доступен по адресу: http://www.hse.ru/rlms/2017).

Публикации по проекту:


Рощина Я. М. Дети и подростки в России в 1994–2015 гг.: здоровье, образование и характеристики семьи // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 7. М. : НИУ ВШЭ, 2017. С. 96-116.
Козырева П. М., Смирнов А. И. Российская молодежь на рынке труда в условиях экономического кризиса // В кн.: Россия реформирующаяся: Ежегодник - 2017 / Отв. ред.: М. Горшков. Вып. 15. М. : Новый хронограф, 2017. С. 49-71.
Kozyreva P. M., Nizamova A. E., Smirnov A. I. Consumption and Leisure in Russia, in: Handbook of the Sociology of Youth in BRICS Countries / Ed. by T. Dwyer, Gorshkov Mikhail K., I. Modi, C. Li, M. S. Mapadimeng. World Scientific, 2018. P. 327-347. doi
Козырева П. М., Смирнов А. И. Российские пенсионеры в условиях кризиса // Социологические исследования. 2017. № 1. С. 64-73.
Козырева П. М., Смирнов А. И. Население и бизнес: дефицит доверия, его причины и последствия // Полис. Политические исследования. 2017. № 1. С. 53-69. doi
Kononova A. E. The Socio-Economic Factors of Children’s Health in Russia // Sociological Research. 2017. Vol. 56. No. 1. P. 67-80. doi

См. также

Ключевые слова