• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Западный эзотеризм и медиакультура

2018

В последние годы в религиоведческой среде наметился интерес к изучению взаимосвязей религии и культуры, вслед за увлечением социологическими и психологическими методами в религиоведении наступает поворот к использованию методов наук о культуре. Кроме того, в последние двадцать лет широкое академическое признание снискала сфера изучения западного эзотеризма. В таком контексте особый интерес представляет совмещение исследований западного эзотеризма и современной культуры. Впервые о междисциплинарности такого рода заговорили в т.н. направлении «социологии оккультного», возникшем в 70-ые годы, это направление в начале 2000-ых получило развитие в популярной теории оккультуры К. Партриджа. Социология оккультного в целом и в особенности теория Партриджа открыли новую сферу исследований на границе религии и культуры, но при этом из-за использования устаревших концептов и методов эти теории не смогли изучить ее на должном уровне. Заявитель предполагает, что, отталкиваясь от достижений социологии оккультного, вполне можно создать более высокую по эвристическому потенциалу теорию, если обратиться к хорошо зарекомендовавшему себя в современной академии опыту исторических исследований западного эзотеризма. Совмещение достижений современных исторических исследований эзотеризма с теориями в изучении культуры (прежде всего с традицией culture studies) могли бы создать альтернативную модель описания существования и функционирования тем, образов и мифологем западного эзотеризма в медиакультуре. Основой такой модели заявитель предполагает избрать теорию циркуляции культурного продукта, предложенную С. Холлом и его коллегами, при этом дополнив ее теорией оккультурного бриколёра К Партриджа. Целесообразность такого исследования обуславливается прежде всего самой масштабностью присутствия эзотеризма в сегодняшнем культурно-общественном пространстве, а также необходимостью в выработке интерфейсов взаимодействия с этой сферой. С помощью этого проекта можно установить, какие типы эзотерических учений и мифологем вызывают наибольший интерес, почему в современном обществе сформирован запрос на определенные типы этих тем (ведь проявление эзотеризма в медиакультуре описывается скорее не разнообразием тем, а их трендовостью), как всё это связано с процессами секуляризации/десекуляризации, какую роль распространение этих учений в медиакультуре играет в формировании мировоззрения приверженцев т.н. традиционных религий. Для построения такой модели планируется создание тезауруса основных тем, образов и мифологем западного эзотеризма, отобразившихся в медиакультуре, анализ трендов их использования, выявление общих каналов их миграции, определение принципов трансформации эзотерических образов в медиакультуре, определение структуры и принципов бриколажа, играющего с эзотеризмом. Проведение такого исследования предполагает поэтапную разработку темы на примере ряда кейсов, а затем создание цельной модели, описание которой планируется провести в монографии. 

Публикации по проекту:


Nosachev P. The Influences of Western Esotericism on Russian Rock Poetry of the Turn of the Century, in: Esotericism, Literature and Culture in Central and Eastern Europe. Beograde : Faсulty of Philology of the University of Belgrade, 2018. P. 183-191.
Носачев П. Г. Экзорцизм и современная религиозность // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 1: Богословие. Философия. Религиоведение. 2018. № 79. С. 154-161.
Носачев П. Г. Репрезентация алхимии в современной медиакультуре // В кн.: Первый Конгресс Русского общества истории и философии науки «История и философия науки в эпоху перемен» / Науч. ред.: И. Т. Касавин. Т. 2. М. : Русское общество истории и философии науки, 2018. С. 101-103.