• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социально-демографические аспекты динамики российского рынка труда

Приоритетные направления развития: экономика
2018

Данный отчет завершает цикл отчетов по трехлетнему проекту, посвященному исследованиям социально-демографических процессов на рынке труда, который быть реализован Центром трудовых исследований НИУ ВШЭ в 2016-2018 гг. Исследования, вошедшие в настоящий отчет, позволили уточнить особенности социально-демографических аспектов динамики российского рынка труда в 2018 г.

Цель работы

Изучение влияния демографических факторов на фукционирование российского рынка труда, которое основывалось на ретроспективном анализе статистики и микро-данных различных репрезентативных обследований, а также содержало проекцию основных тенденций изменений российского рынка труда на ближайшие десятилетия.

В отчете содержатся результаты исследований различных демографических процессов, таких как сокращение населения в трудоспособном возрасте, старение, более поздний выход молодежи на рынок труда, снижение рождаемости, внешние и внутренние миграции, и их последствия для показателей рынка труда.

Используемые методы

Методология проведения работы совмещала использование как описательных процедур – сравнение средних значений, распределений и долей, построение матриц переходов - так и применение более сложных техник, основанных на оценивании различных версий уравнения заработной платы минцеровского типа, мультиномиальных логит-регрессий, пробит-моделей, панельных регрессий с фиксированными эффектами, расчете индекса диссимиляции Дункана, декомпозиции профессионального гендерного неравенства методом Фьюкса, декомпозиции различий в средних заработных платах мужчин и женщин по методу Оаксаки-Блайндера.

Эмпирическая база

В качестве основной эмпирической базы при проведении исследований были использованы панельные данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ за 1995-2016 гг. Также анализировались микро-данные Обследования рабочей силы (ОРС, ранее Обследование населения по проблемам занятости) за 1995-2015 гг., Обследования заработной платы по профессиям (ОЗПП) за 2005 и 2015 гг., обследования «Повышение квалификации и профессиональная подготовка работников организаций в 2016 году», проводимых Росстатом, а также данные демографического прогноза Росстата.

Для описания характеристик занятости россиян на рынке труда Германии использовались данные Института исследований занятости Федерального агентства занятости ФРГ в Нюрнберге.

Сравнение особенностей положения различных социально-демографических групп на рынке труда в зарубежных странах проводилось на основе базы данных «Статистика занятости и рынка труда ОЭСР («OECD Employment and Labour Market Statistics»), базы данных МОТ по законодательству в области защиты занятости (ILO employment protection legislation database - EPLex), базы данных МОТ по законодательству в области рабочей силы, социального страхования и соответствующих прав человека (ILO database of national labour, social security and related human rights legislation - NATLEX), базы данных ОЭСР по государственным расходам и участникам программ активной политики на рынке труда (OECD Dataset: Public expenditure and participant stocks on LMP).

Результаты работы

Результаты, вошедшие в настоящий отчет, демонстрируют, что, несмотря на очевидные проблемы, будущая демографическая ситуация в России выглядит на фоне других стран, по прогнозам, относительно благополучной. В ближайшие несколько десятилетий соотношение между экономически зависимым и экономически независимым населением неизбежно и достаточно сильно ухудшится, но это ухудшение будет менее драматичным, чем в большинстве других стран. Реальные угрозы для экономики исходят не собственно от старения населения, а от несоответствия этого процесса сложившимся институтам социальной поддержки пожилых. Эти институты создавались в начале-середине 20 века в совершенно иных демографических и экономических условиях без учета долговременных проблем, которые они способны породить.

В отчете также анализируется взаимосвязь возраста, производительности труда и заработной платы в России. В центре внимания находится эволюция профиля заработной платы российских работников в зависимости от их возраста. В то время как в развитых странах заработная плата монотонно растет до наступления пенсионного возраста, в России этот профиль выглядит иначе. Рост заканчивается к 40 годам, после чего заработная плата снижается. Это подтверждается альтернативными расчетами с использованием разных источников данных, включая анализ зависимости уровня некогнитивных навыков от возраста. В работе обсуждаются возможные причины такой нестандартной формы профиля, связанные с эволюцией разных компонентов человеческого капитала. Если этот паттерн сохранится, то старшие возрастные группы будут еще сильнее отставать по рост доходов от средних и младших.

В отчете представлен анализ гендерного разрыва в уровнях занятости и оплате труда. Несмотря на неблагоприятный экономический фон, в период с 2005 по 2015 гг. уровень занятости увеличивался как среди мужчин, так и среди женщин. Однако среди мужчин он рос более быстрыми темпами, и за 10 лет гендерный разрыв в уровнях занятости возрос с 8,7 до 11,1 п.п., что является негативной тенденцией. Женщины, в свою очередь, стали чаще уходить с рынка труда на длительное время в связи рождением детей, и их последующая интеграция в занятость может сопровождаться серьезными проблемами. Анализ показывает, что распределение мужчин и женщин по отраслям и профессиям остается крайне неравномерным, причем эта асимметрия только усилилась в течение рассматриваемого периода. Увеличивается концентрация женщин в отраслях с преимущественно женской занятостью (торговля, образование и здравоохранение) и мужчин в отраслях с преимущественно мужской занятостью (обрабатывающие производства, строительство, транспорт и связь). Описанные гендерные различия в структурах занятости отражаются на доходах от трудовой деятельности, при этом ни в одной из укрупненных профессиональных групп, в том числе в группах с преимущественно женской занятостью, не достигается равенства заработков мужчин и женщин.

Настоящий отчет также представляет результаты исследования различий в норме отдачи от образования между российскими регионами. Эти различия огромны. Например, оценивание базового минцеровского уравнения для 2015 г дает разброс в региональных оценках от 38% до 125% (в % к средней заработной плате работников со средним образованием),  при этом среднее по стране составляет 65%. Данные результаты указывают на то, что общестрановые оценки отдачи являются, как минимум, малоинформативными, а, как максимум, могут смещать наши представления об отдаче от инвестиций в образование, так как соответствующие решения часто принимаются на региональном уровне.

Отчет также содержит результаты исследования положения россиян на европейском рынке труда на основе данных немецкой статистики. В соответствующем разделе описан исторический контекст эмиграции, ее динамика, а также имеющиеся исследования об эмигрантах из России в Германии, проанализированы условия на принимающем рынке труда. Впервые приводится количественное и качественное описание граждан России занятых в Германии с использованием административных данных Института исследований занятости (Institute for Employment Research (IAB)) при Агентстве занятости Федеративной Республики Германия. Результаты исследования показывают, что присутствие россиян в Германии не сокращается, напротив, миграционная активность россиян заметно выросла после 2011 года. Доступная административная статистика по рынку труда показывает, что россияне не являются маргинальной группой, напротив, занятость россиян структурно близка к занятости местных работников.  

В отчете также содержится анализ влияния некогнитивных навыков на выпадение молодежи из занятости и образования. Одним из важных факторов исключения молодых людей из рынка труда и системы образования является недостаток социальных навыков. Низкие показатели «добросовестности», предполагающей организованность, ответственность и трудолюбие, значимо связаны с пребыванием молодых мужчин в статусе NEET- неактивных и молодых женщин в статусе NEET-безработных. В свою очередь, высокие значения показателя добросовестности оказываются характерны для молодых мужчин и женщин, которые имеют работу. Данный вывод соответствует исследованиям о связи некогнитивных навыков и характеристик положения индивида на рынке труда и в сфере образования, согласно которым способности к усердному и кропотливому труду, склонность к тщательному обдумыванию важных решений приносит отдачу в виде более высокой зарплаты и повышает вероятность занятости в целом. Среди женщин единственной значимой некогнитивной характеристикой NEET-неактивности является эмоциональная нестабильность. Нервозность, неспособность сохранять спокойствие в стрессовых ситуациях является важным фактором, сокращающим вероятность нахождения работы, что подтверждается и результатами зарубежных исследований. В свою очередь, среди мужчин невротизм не был значимо связан с пребыванием в состоянии NEET-безработицы или NEET-неактивности.

В заключительном разделе отчета представлены результаты исследования влияния демографических изменений на государственное регулирование институтов рынка труда в странах ОЭСР. Изменения в институтах рынка труда, которые имели место в период с начала 1990-х годов и вплоть до второй половины 2000-х, значительно ухудшили положение молодежи, работников с более низким уровнем образования, ищущих рабочее место экономически неактивных. Либерализация временных контрактов при сохранении жестких норм регулирования постоянно занятых, привела к тому, что именно эти группы стали нести всю тяжесть адаптации к экономическим шокам. Их уделом стали временные рабочие места с более низкими заработками и неясными карьерными перспективами, отсутствием, либо минимальными гарантиями занятости, частыми переходами между занятостью, безработицей и экономической неактивностью. Временные работники стали тем буфером, который работодатели использовали при ухудшении экономической обстановки. В то же время инсайдеры, имеющие постоянные контракты, могли требовать повышения заработной платы без опасения потерять работу. Этап реформирования рынка труда, начало которого связывают с мировым кризисом конца 2000-х годов, и который продолжается вплоть до настоящего времени, был направлен на устранение дисбаланса в регулировании постоянных и временных рабочих мест. Однако, несмотря на отдельные попытки ограничить использование временных рабочих мест, их доля в общей занятости меняется мало. Реформа такого института рынка труда, как активная политика, в целом направленная на ускорение процесса трудоустройства безработных, уравнивает  доступ отдельных групп безработных к получению пособия, но и здесь есть свои «потерпевшие». В целом ряде стран одинокие женщины, имеющие детей подросткового возраста, лишились возможности получения пособия, что в условиях нехватки детских садов и низких доходов способствует распространению бедности.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты исследований, вошедших в настоящий отчет, могут быть использованы при разработке экономической и социальной политики, а также имеют ряд следствий для развития теории и методологии анализа российского рынка труда  в контексте демографических изменений. Они вводят в эмпирический оборот новые данные о состоянии российской занятости, способствуя, тем самым, углублению понимания закономерностей ее развития. Полученные результаты могут быть использованы в преподавании курсов по экономике труда, экономике населения и социальной политике.

Публикации по проекту:


Vladimir Gimpelson. The Labor Market in Russia, 2000-2017 // IZA World of Labor, Germany. 2019. No. 466. P. 1-13. doi
Гимпельсон В. Е. Возраст и заработная плата: стилизованные факты и российские особенности // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2019. № 2. С. 185-237. doi
Гимпельсон В. Е. Трансформации российского человеческого капитала // Полития: Анализ. Хроника. Прогноз. 2018. № 2. С. 170-198. doi
Капелюшников Р. И. О современном состоянии экономической науки: полу-социологические наблюдения / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2018. № 03.
Капелюшников Р. И. Гипноз Вебера (заметки о «Протестантской этике и духе капитализма») / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2018. № 01.
Gimpelson V. E., Kapeliushnikov R. Age and Education in the Russian Labour Market, in: The Russian Economy Under Putin. L. : Routledge, 2018. Ch. 8. P. 121-148.
Kapeliushnikov R. Whither modern economics? Subjective semi-sociological observations // Russian Journal of Economics. 2018. Vol. 4. No. 3. P. 285-304. doi
Гимпельсон В. Е. Возраст, производительность, заработная плата / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2018. № 07.
Лукьянова А. Л. Семейные паттерны (не)занятости: взаимодействие факторов демографии и рынка труда / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2018. № WP3/2018/08.
Вишневская Н. Т., Зудина А. А. Экономически уязвимые группы молодежи в странах ОЭСР и России // Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 11. С. 99-107. doi
Капелюшников Р. И. Феномен старения населения: экономические эффекты / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2018. № 06.
Зинченко Д., Лукьянова А. Л. Ассортативность браков по образованию и неравенство доходов // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2018. Т. 22. № 2. С. 169-196. doi
The Russian Economy Under Putin. L. : Routledge, 2018.
Lehmann H. F., Pignatti N. Informal employment relationships and the labor market: Is there segmentation in Ukraine? // Journal of Comparative Economics. 2018. Vol. 46. No. 3. P. 838-857. doi
Зудина А. А. Дороги, ведущие молодежь в NEET: случай России // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2018. Т. 22. № 2. С. 197-227. doi
Лукьянова А. Л. Минимальная заработная плата и минимальные заработные платы в России // Журнал Новой экономической ассоциации. 2018. Т. 37. № 1. С. 176-186. doi