• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социальная политика, социальная стратификация, компоненты благосостояния населения и проявления неравенства в России: анализ взаимосвязей на различных этапах жизненного цикла

Приоритетные направления развития: экономика
2018

Объектом исследования выступают социальная политика, социальная стратификация, благосостояние населения, неравенство.

Цель работы состоит в изучении взаимосвязи между сложившимися уровнями и моделями бедности, неравенства, уязвимости, социальной стратификации и социальной политикой, благополучием на поздних этапах жизненного цикла, различными формами социального, семейно-демографического и экономического поведения, включая восприятие инноваций. Данный проект является продолжением исследований 2013-2017 гг.

Для достижения цели были использованы следующие методы: кабинетное исследование, теоретико-методологический анализ российских и зарубежных публикаций; дескриптивный, многомерный статистический и эконометрический анализ микро-данных выборочных обследований населения; анализ качественных социологических данных; методы типологизаций; различные методы микромоделирования (микросимуляций).

Эмпирическая база исследования. Многие оценки, представленные в последующих разделах, получены с использованием различных волн (в основном с 2000 по 2017 гг.) лонгитюдного обследования Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (РМЭЗ-ВШЭ). Наряду с этим использовались микроданные таких выборочных обследований как: Комплексное наблюдение условия жизни населения Росстата (КОУЖ, 2011, 2014 и 2016 гг.), Европейское социальное исследование (ЕСИ, 2008, 2012 и 2014 гг.), Мониторинговое исследование Института социологии РАН (2015-2018 гг.), обследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» 2011 г. (РиДМиЖ), обследование Института социальной политики НИУ ВШЭ «Восприятие населением социально-экономических изменений в современной России» (ИСП НИУ ВШЭ) (2017 г.) и др. В ряде случаев для раскрытия отдельных вопросов исследования применялись результаты качественных исследований, например, фокус-групп или глубинных интервью, проведенных НИУ ВШЭ в 2017 г.

Результаты исследования: были предложены новые подходы к определению запросов различных групп населения к социальной политике. Оценено влияние структурных изменений в экономике, социальной и налоговой политики на бедность и благосостояние населения. Протестированы статические и динамические модели, оценивающие влияние неравенства на здоровье пожилых людей. Получены эмпирические оценки качества межпоколенных связей и влияния различных факторов на уход за внуками. Разработана методология построения российского индекса качества жизни старшего поколения. Проведен обзор исследований по оценки эффективности государственных социальных расходов. Изучены принципы и проблемы реализации инклюзивного образования. Исследование роста бездетности раскрыло ограничения существующих мер политики, адресованных семьям с детьми.

Среди всех результатов исследования следующие могут быть раскрыты более подробно:

1. Субъективно и объективно бедные россияне – во многом не пересекающиеся группы россиян, каждая из которых охватывает около четверти населения. К объективной бедности приводит, прежде всего, иждивенческая нагрузка, в том числе детьми, а также проживание в «малой России», в частности – в сельских поселениях. К субъективной бедности приводят: низкий уровень жизни пожилых с плохим здоровьем, наличие членов семьи, приверженных вредным привычкам (алкоголизму, наркомании), незащищенные позиции на рынке труда (ущемление трудовых прав, нестабильность занятости, влекущая за собой высокие риски потери работы и невозможность планировать свою жизнь и расходы), и др. Субъективно бедные не просто ощущают свое «аутсайдерское» положение в обществе, но их ежедневное психологическое состояние характеризуется тревожностью, апатией, раздраженностью, в некоторых случаях – озлобленностью и агрессией. Всех российских бедных, выделяемых как на основе субъективных, так и объективных критериев, объединяет их запрос на справедливую оплату труда и доступ к эффективным рабочим местам, так как во многом их бедность связана с положением на рынке труда. Объективно бедные в этом отношении чаще нуждаются в более высокой оплате труда и повышении доступности хороших рабочих мест в «малой России»; для субъективно бедных, проблемы которых связаны не с незанятостью, а с незащищенностью на рынке труда, необходимо расширение мер защиты работающих в области социальных гарантий в рамках трудовых договоров.

2. Результаты микросимуляционного моделирования позволяют сделать вывод о том, что российская система налогообложения создает препятствия для формализации, увеличивая, а не уменьшая альтернативные издержки формальной занятости. Формализация приведет к значительному выигрышу для бюджета, но окажет негативное влияние на доходы населения, особенно целевой группы – тех, кто выходит «из тени». Высокие альтернативные издержки формализации могут быть компенсированы налоговым маневром, но лишь частично. Фискальные потери, связанные с налоговым маневром, могут быть полностью компенсированы, если не менее 50% работников будут формализованы. Этот сценарий является бюджетно нейтральным, если предположить, что нагрузка от налогов на заработную плату падает на работников. В случае полной формализации налоговый маневр не может компенсировать потери в доходах населения при любом сценарии. При этом доля формализованных не очень чувствительна к повышению чистой заработной платы в результате налогового маневра. Это означает, что такие налоговые реформы, как сокращение ставки страховых взносов или других прямых налогов, могут иметь очень ограниченное влияние на снижение неформальности в России.

3. Исследование показало постепенный переход от «традиционной» модели взаимоотношений между людьми старшего поколения и их внуками, при которой основная нагрузка по уходу за маленькими детьми ложится на бабушек, к большей вариативности моделей таких взаимоотношений. Несмотря на то, что в уход за внуками в России по-прежнему бабушки включены активнее дедушек, важно, что это не препятствует сохранению ими других видов активности: так, среди работающих дедушек и бабушек выше доля тех, кто ухаживает за своими внуками, по сравнению с неработающими (включая пенсионеров). Наибольшее удовлетворение бабушкам и дедушкам приносит такое общение с внуками, которое не считается их обязанностью, а является личным выбором людей старшего поколения, исходя из их возможностей и потребностей.

4. Способность человека адаптироваться к инновациям, в том числе новым техническим устройствам, становится одной из предпосылок лучших жизненных шансов, гарантом более высокого качества жизни. Были выявлены следующие установки населения в отношении новых технических устройств: 1) воспринимаемая простота использования новых технологических средств; 2) воспринимаемая полезность новых технологических средств; 3) воспринимаемая безопасность и надежность новых технологий новых технологических средств; 4) воспринимаемая элитарность новых технологических средств. Открытость населения к инновациям положительно связана с воспринимаемой простотой использования новых технологических средств, их воспринимаемой полезностью и воспринимаемой безопасностью, и надежностью. Увеличивает вероятность новаторской позиции индивида высшее образование. А фактор воспринимаемой элитарности новых технологических средств, напротив, имеет обратную связь с открытостью к новшествам. Наконец, оценки инновативности снижаются при переходе от более молодых групп по возрасту к более взрослым и от более обеспеченных к менее обеспеченным по уровню доходов.

5. В Москве и, видимо, в других крупных городах России уже сейчас имеют место все типы бездетности. Результирующие показатели окончательной бездетности складываются здесь под влиянием вынужденной бездетности по объективным причинам, связанным с ограничением здоровья (бесплодие), бездетности из-за откладывания, то есть во многом вынужденной бездетности под влиянием обстоятельств жизненного пути, и, наконец, добровольной бездетности. Что касается страны в целом, то только первые два типа поведения оказывают значимое влияние на наблюдаемую динамику окончательного уровня бездетности. Говорить о масштабном распространении добровольной бездетности и осознанных установок «чайлд-фри» в России пока что оснований нет. Таким образом, вопрос о бездетности следует принимать во внимание при формировании политической повестки дня. При этом перед Россией стоят проблемы в области охраны репродуктивного здоровья женщин. Отдельного внимания заслуживает выявленная в ходе исследования высокая распространенность установок на бездетность среди мужчин, порождающая конфликт в репродуктивных намерениях и возможностях деторождения в партнерских парах. Это вопрос требует дальнейших исследований и может оказаться наиболее трудным с точки зрения разработки адекватных мер политики, поскольку в данном случае речь идет не о предоставлении возможностей или снятии существующих барьеров к реализации уже существующих намерений, а о работе с формированием установок людей, общественным мнением, системой ценностей. Возможным направлением государственной политики в данном случае могло бы стать развитие системы льгот, отпусков и преференций в сфере занятости и/или налогообложения для отцов, популяризации отцовства как социального статуса и образа жизни.

Степень внедрения результатов НИР. По результатам исследования было подготовлено 17 научных публикаций, в том числе 9 – статьи в журналах, индексируемых в WoS и Scopus. Отдельные результаты исследования были использованы при подготовке в 2018 г. аналитических записок и экспертных заключений, направлявшихся в Правительство России. Особое практическое значение в деятельности Минтруда и Минфина России могут иметь результаты моделирования возможных эффектов «налогового маневра» на неформальную занятость и доходы населения; в деятельности Минтруда – результаты прикладного анализа индекса активного долголетия (на индивидуальном уровне и в связи с реализуемой социальной политикой).

Область применения. Результаты данной работы могут быть использованы для консультирования органов государственной власти и совершенствования действующего или разрабатываемого законодательства в области мер социальной, налоговой и экономической политики и оценки их эффективности, в частности – в работе Министерства труда и социальной защиты РФ, Пенсионного фонда России, Министерства экономического развития РФ, Министерства финансов РФ, Министерства здравоохранения РФ и Росстата.

Публикации по проекту:


Dang H. H., Lokshin M. M., Abanokova K., Bussolo M. Welfare Dynamics and Inequality in the Russian Federation During 1994–2015 // European Journal of Development Research. 2019. P. 1-35. doi
Мареева С. В., Слободенюк Е. Д. Неравенство в России в международном контексте: доходы, богатство, возможности // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2018. Т. 126. № 1-2. С. 30-46.
Pishnyak A., Khalina N. Lifestyle in Large Cities in Russia, in: Global Encyclopedia of Public Administration, Public Policy, and Governance (Living Edition). Cham : Springer, [б.г.]. doi P. 1-7. doi
Gorina E. Regional Social Budgets, Russia, in: Global Encyclopedia of Public Administration, Public Policy, and Governance (Living Edition). Cham : Springer, [б.г.]. doi P. 1-6. doi
Avram S., Popova D. Do welfare state taxes and transfers reduce gender income inequality? Evidence from eight European countries // European Sociological Review. 2019
Миронова А. А., Прокофьева Л. М. Семья и домохозяйство в микропереписи населения 2015 г. // В кн.: Население России 2016: двадцать четвертый ежегодный демографический доклад / Отв. ред.: С. В. Захаров. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2018. doi
Тихонова Н. Е. Модель субъективной стратификации российского общества и ее динамика // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2018. Т. 126. № 1-2. С. 17-29.
Dang H. H., Lokshin M. M., Abanokova K., Bussolo M. Inequality and Welfare Dynamics in the Russian Federation during 1994-2015 / World Bank Group. Series WPS "Policy Research Working Paper". 2018. No. 8629.

См. также

Анализ социально-экономического неравенства и перераспределительной политики, оценка уровня и качества жизни различных социальных групп и исследование факторов здорового и активного долголетия

Изучение демографического и социально-экономического поведения домохозяйств на разных стадиях жизненного цикла и оценка влияния социальной и налоговой политики на динамику уровня жизни и его дифференциацию

Влияние изменений в экономической и социальной политике на потребительское поведение основных групп населения и формирование условий для активного долголетия

Мониторинг доходов, расходов и потребления российских домохозяйств

Оценка динамики благосостояния населения России и моделирование эффектов влияния налоговой, экономической и социальной политики на сектор домашних хозяйств

Экономические исследования бедности

Анализ трансформаций в системе социального неравенства и процессов социальной мобильности в постсоветской России за период 1994-2013 гг.

Ключевые слова