• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Медиа и социокультурные изменения: критический анализ трансформативных эффектов медиатизации

Приоритетные направления развития: социология
2018
Руководитель: Кирия Илья Вадимович
Подразделение: Департамент медиа

Цель исследования - концептуализация трансформативных эффектов медиатизации социальной жизни в ряде ее отдельных сегментов.

Используемые методы

В качестве общей концептуальной рамки исследования используется теория медиатизации общества и культуры, развиваемая такими авторами как Ф. Кротц (F. Krotz), А. Хепп (A. Hepp), Н. Коулдри (N. Couldry), К. Лундби (K. Lundby), С. Ярвард (S. Hjarvard), С. Ливингстон (S. Livingstone) и др. Из эмпирических методов в работе применялись: глубинные интервью, экспертный опрос, онлайн-наблюдение, дискурс-анализ, визуальный анализ, вторичный анализ данных. Также использовались методы сравнения, типологизации, классификации. В исследовании реализован качественный дизайн.

Эмпирическая база исследования

Поскольку проект носит зонтичный характер, каждый исследовательский кейс имеет свою эмпирическую базу (за исключением теоретических разделов). В совокупности исследование опирается на результаты анализа глубинных и экспертных интервью, данные онлайн-наблюдений и мониторинга открытых интернет-ресурсов, а также результаты дискурс-анализа медиаконтента.

Результаты работы

В ходе проведенного исследования авторы пришли к следующим выводам:

a) Обозначены направления дальнейшего развития классической теории медиасобытий Д. Дайяна и Э. Каца в условиях «глубокой» медиатизации. В частности, акцентирован и переосмыслен концепт трансформативных медиасобытий, в производстве которых сегодня участвуют сами публики, активно использующие цифровые технологии как инструменты социальных преобразований и протестов. Показано, что тотальная медиатизация социальной жизни в обозримом будущем существенно изменит природу медиасобытий и теоретические оптики их осмысления, а также поставит под сомнение само различение медиасобытий и не-медиасобытий.

b) Выявлено, что российские цифровые проекты частной памяти способны формировать альтернативные официальным представления о прошлом и производстве знания о нем. Предложена модель анализа частных цифровых архивов, включающая ряд параметров: тематику и цели проектов, технологии (ре)конструирования прошлого, особенности финансирования проектов, роли профессиональных историков в их создании и функционировании, возможности участия аудитории в их работе. Показано, что хотя российские коммеморативные медиапроекты пока единичны и чаще инициируются профессиональными исследователями, они расширяют наши представления о прошлом, форматах истории и памяти, а также возможностях личного участия в формировании гуманитарного знания.

c) Доказано, что технологии МООС, возникшие в процессе медиатизации образования, можно рассматривать с позиции критических медиаисследований. Массовые открытые онлайн-курсы – это индустриализованный медиапродукт партисипативной культуры; МООС присущи все свойства коммерческого онлайнового медиаконтента. Индустриализация онлайн-образования, подпитываемая «креативной мифологией», порождает ряд проблем: это глобализация и размывание национальных границ, позитивистское восприятие цифровых технологий, прекариат и перекладывание заботы об общественном благе с социальных институтов на самозанятых индивидов, диктат платформ над образовательным форматом.

d) В ходе изучения медиатизации локальных сообществ выявлено, что цифровые технологии способствуют формированию локальной идентичности у жителей районов мегаполиса. Определены следующие функции «цифрового соседства»: бытовая помощь, информирование, поддержка малого бизнеса, социальный контроль, развитие гражданской осознанности, местное самоуправление, функция локального медиа, консолидация исторической памяти. Другое исследование (в двух малых российских городах) прояснило особенности взаимодействия городских пабликов и местных властей: во многом оно копирует модель, сложившуюся для традиционных СМИ, однако в отсутствии возможностей экономического и юридического контроля, основывается на понимании неформальных правил игры.

e) Раскрыто значение исследований медиатизации космоса сквозь призму понятия «астрокультуры».  Впервые введен концепт «астромедиа», подразумевающий комплекс тематических медиа, связанных с космической проблематикой: «космологические медиа», «космический научпоп», «science fiction и космо-арт». Показана роль астромедиа в популяризации астрономии и космонавтики, формировании космической повестки дня, а также астрополитики национальных государств. Артикулировано значение научно-фантастических фильмов, предлагающих художественные репрезентации космического и побуждающих широкую публику поддерживать космические программы.

Публикации по проекту:


Ним Е. Г. «Медиасобытия»: теория, конца которой нет? // Социологический журнал. 2019. № 4
Lapina-Kratasyuk E. Transmedia Storytelling as an Opportunity for Re-inventing Russian State Television, in: Post-Broadcast Russia: Freedom of Speech in the Transnational Russian Media Sphere. Routledge, 2019.
Sherstoboeva E. Regulation of Online Freedom of Expression in Russia in the Context of the Council of Europe Standards, in: Internet in Russia, Russia in Internet / Ed. by S. G. Davydov. Springer, 2019.
Лапина-Кратасюк Е. Г. Домой, в космос: антропологический проект земного инопланетянина // Этнографическое обозрение. 2019
Лапина-Кратасюк Е. Г., Верещагина Н. В. Устройство «жуткого космоса»: биологическая интервенция и парадоксы технологий // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Культура, история, философия, право. 2018. № 2. С. 60-72. doi