• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социально-психологические последствия изменений на постсоветском пространстве: ценности, идентичность, межкультурное взаимодействие

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2018

Цель работы

Изучение социально-психологических последствий адаптации к изменяющимся культурным и социально-экономическим условиям на постсоветском пространстве.

Используемые методы

Основной метод сбора данных - социально-психологический опрос, дополнительные методы: глубинное интервью, квазиэксперимент и вторичный анализ данных социологических опросов, размещенных в открытом доступе (данные WVS, базы проекта «Западный Радар социальной сплоченности» и др.).

Эмпирическая база исследования

Результаты опросов в регионах и республиках России (республика Крым, Чечня, Ингушетия, Кабардино-Балкарская республика, Республика Северная Осетия-Алания, Москва), в постсоветских странах (Грузии, Азербайджане, Латвии, Казахстане, Узбекистане). Общее количество респондентов - 4413 чел.

Также была проведена серия глубинных интервью (N=17) с представителями трех сообществ «шаговой доступности» трудовых мигрантов из Узбекистана, Украины и Беларуси и факторный опрос в онлайн форме (платформаwww.1ka.si) с применением метода виньеток (N=30), серия когнитивных интервью (N=6).

При анализе вторичных данных мы использовали данные 6-й волны Всемирного обзора ценностей за 2011 год (World Value Survey) по трем группам стран, сформированным на основе индекса воспринимаемой коррупции: страны с низким уровнем коррупции (Австралия, Нидерланды, Новая Зеландия, Сингапур, Швеция) (N=7398), страны со средним уровнем коррупции (Белоруссия, Китай, Южная Корея, Малайзия, Румыния) (N=7838), страны с высоким уровнем коррупции (Россия, Бразилия, Колумбия, Перу, Таиланд) (N=7908). А также анализировались базы проектов «Западный Радар социальной сплоченности» (Bertelsmann-Stiftung, 2013), включающий данные по 34 странам, «Азиатский Радар социальной сплоченности», интегрирующий данные по 22 странам, а также базы Всемирного опроса Гэллапа и региональных исследований («Азиатский Барометр»).

Результаты работы

Исследования роли множественных идентичностей в межкультурном взаимодействии русских и представителей этнического большинства в республиках РФ и постсоветских республиках, дали следующие результаты.

Исследование роли множественных идентичностей в аккультурации и психологическом благополучии крымских татар в Крыму, показало, что крымскотатарская этнокультурная идентичность положительно взаимосвязана с установками на интеграцию и негативно - с установками на ассимиляцию; русская национально-лингвистическая идентичность значимо положительно взаимосвязана с установками на интеграцию и ассимиляцию, негативно - с установками на сепарацию. В республиках Северного Кавказа и Азербайджане выявлена позитивная взаимосвязь между этнической идентичностью русских и их психологическим благополучием, в РСО-А и Азербайджане психологическому благополучию русских также способствует идентификация с доминирующей этнической группой (национальной или республиканской), а в КБР и Грузии – религиозная идентичность. Во всех четырех контекстах (РСО-А и КБР, Азербайджан и Грузия) росту значимости идентификации русских с доминирующими этническими группами способствуют межкультурные дружеские контакты. При этом, в РСО-А и Азербайджане данная идентичность русских также является медиатором во взаимосвязи их межкультурных дружеских контактов с психологическим благополучием.

С показателями психологического благополучия представителей доминирующих групп связаны этническая идентичность (в КБР и Грузии), религиозная идентичность (в КБР, Грузии и Азербайджане), республиканская идентичность (в РСО-А). Межкультурные дружеские контакты доминирующих этнических групп с русскими позитивно взаимосвязаны с психологическим благополучием только в РСО-А и КБР.

Исследование роли воспринимаемой инклюзивности социального контекста в предпочтении различных аккультурационных стратегий показало, что оценка мигрантами социального контекста как инклюзивного, позитивно связана с выбором тех аккультурационных стратегий, которые предполагают принятие культуры доминирующего общества и взаимодействие с его представителями, а именно - с ассимиляцией и интеграцией, но из этих двух стратегий только стратегия интеграции связана с успешной психологической и социокультурной адаптацией, тогда как ассимиляция – с низкими показателями удовлетворенности жизнью. В случае, если социальный контекст воспринимается мигрантами как дискриминационный, предпочтение отдается стратегии сепарации, которая направлена на минимизацию контактов с принимающим населением и замыканием в рамках «своей» социокультурной среды, где мигранты из республик Северного Кавказа чувствуют себя комфортно, однако успешная социокультурная адаптация в таких условиях затруднена. При этом межкультурное взаимодействие является важным не только для мигрантов, но и имеет позитивные психологические эффекты для принимающего населения. В частности, как было показано в одном из исследований проекта, погружение российских студентов в инокультурноую среду может стимулировать их креативность и этнокультурную компетентность.

Исследование предикторов гипотетического поведения русских в воображаемом конфликте с представителями народов Северного Кавказа подтвердило предположения о роли базовых ценностей в выборе стратегий конфликтного поведения, за исключением стратегии уступок. С предпочтением стратегии сотрудничества позитивно связаны такие ценности, как Открытость изменениям и Самопреодоление, и негативно – Самоутверждение. Самоутверждение имеет очень сильную положительную связь с предпочтением стратегии доминирования. Ценности Сохранения, как и ожидалось, имеют положительную связь с предпочтением стратегии ухода.

Изучение различных аспектов межпоколенной трансмиссии ценностей дало следующие результаты. При исследовании взаимосвязи межпоколенной трансмиссии ценностей и психологического благополучия подростков-представителей этнокультурного большинства и меньшинства в четырех различных социокультурных контекстах, было показано что фактором регионального порядка, объясняющим межпоколенную трансмиссию ценностей в группах этнических меньшинств является «конкурентность» контекста. Для представителей этнического большинства подобным фактором регионального порядка, имеющим аналогичные эффекты для трансмиссии, является религиозная принадлежность: паттерны связей трансмиссии ценностей и благополучия подростков различаются в христианском и мусульманском контекстах.

Дополнительно была рассмотрена роль внутрисемейного социального капитала (ВСК) в трансмиссии ценностей, что позволило отследить характер влияния ВСК на трансмиссию отдельных ценностей. В частности, выявлено, что наибольшее значение для передачи ценностей социального фокуса имеют психологическая близость и поддержка со стороны родителей, последняя, впрочем, отвечает и за передачу индивидуалистической ценности – Достижение.При этом низкие значения указанных компонентов ВСК связаны с более устойчивой передачей иныхиндивидуалистических ценностей - Самостоятельность-поступки, Власть-доминирование.

Результаты других исследований лаборатории, посвященных проблематике социального капитала и социальной сплоченности привели нас к следующим интересным выводам. В частности, изучениесвязи социального капитала, аккультурационных стратегий и успешности социокультурной адаптации мигрантов из Центральной Азии в московском регионе показало, что для успешной социокультурной адаптации мигрантов из Центральной Азии в Москве, наиболее важным оказывается не связывающий социальный капитал, а соединяющий. Конечно, связи с соотечественниками и помощь с их стороны тоже важны, но это справедливо, прежде всего, для экономической и, отчасти, психологической адаптации. Связывающий социальный капитал имеет тенденцию к негативной сопряженности с социокультурной адаптацией, однако этот эффект статистически не значим.

В процессе изучения связи психологических характеристик индивидов и социальной сплоченности их сообществ, которое проводилось с использованием баз данных т.н. «Радара сплоченности», были выявлены и проанализированы связи экономических, социальных, политических и культурных предикторов с социальной сплоченностью, а также взаимосвязи между сплоченностью и благосостоянием населения. Полученные результаты показали, что, хотя некоторые корреляты (например, экономическое процветание) действительно можно считать универсальными, другие (например, неравенство доходов, политическая свобода) работают по-разному в западных и азиатских странах. Мы связываем эти выводы с т.н. «теориями азиатской модернизации» и особыми азиатскими ценностями. Практический вывод состоит в том, что не все политические рекомендации по укреплению социальной сплоченности могут легко заимствоваться одними культурами из других.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты НИР могут найти применение при прогнозировании последствий социально-экономических и политических трансформаций, разработке программ оптимизации межгрупповых (межэтнических) отношений, в области социальной политики – для оценки последствий социально-экономических реформ, для оптимизации миграционной политики, в правовой и законотворческой сфере – для прогнозирования отношения населения к изменениям миграционной политики. Результаты исследований трансмиссии ценностей могут найти применение при разработке курсов повышения квалификации для учителей и школьных психологов.

Публикации по проекту:


Hadjar A., Schiefer D., Boehnke K., Frindte W., Geschke D. Devoutness to Islam and the attitudinal acceptance of political violence among young Muslims in Germany // Political Psychology. 2019. Vol. 40. No. 2. P. 205-222. doi
Delhey J., Boehnke K., Dragolov G., Ignácz Z., Larsen M., Lorenz J., Koch M. Social Cohesion and Its Correlates: A Comparison of Western and Asian Societies // Comparative Sociology. 2018. Vol. 17. No. 3-4. P. 426-455. doi
Dimitrova R., Lebedeva N., Berry J. W., Boehnke K. Introduction, in: Changing Values and Identities in Post-Communist World / Ed. by N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. W. Berry. Springer, 2018. doi P. 1-24. doi
Grigoryev D., van de Vijver F. Acculturation expectation profiles of Russian majority group members and their intergroup attitudes // International Journal of Intercultural Relations. 2018. Vol. 64. No. 3. P. 90-99. doi
Larsen M. M., Esenaliev D., Brück T., Boehnke K. The connection between social cohesion and personality: A multilevel study in the Kyrgyz Republic // International Journal of Psychology. 2018. P. 1-10. doi
Milfont T. L., Bain P. G., Kashima Y., Corral-Verdugo V., Pasquali C., Johansson L., Guan Y., Gouveia V. V., Garðarsdo´ttir R. B., Doron G., Bilewicz M., Utsugi A., Aragones J. I., Steg L., Soland M., Park J., Otto S., Demarque C., Wagner C., Madsen O. J., Lebedeva N., Gonza´lez R., Schultz P. W., Saiz J. L., Kurz T., Gifford R., Akotia C. S., Saviolidis N. M., Einarsdo´ ttir G. On the Relation Between Social Dominance Orientation and Environmentalism: A 25-Nation Study // Social Psychological and Personality Science. 2018. Vol. 9. No. 7. P. 802-814. doi
Lebedeva N., Berry J. W. Conclusion, in: Changing Values and Identities in Post-Communist World / Ed. by N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. W. Berry. Springer, 2018. doi P. 421-431. doi
Berry J. W. Ecological perspective on human behaviour, in: Socioeconomic Environment and Human Psychology: Social, Ecological, and Cultural Perspectives. Oxford : Oxford University Press, 2018. doi P. 3-32. doi
Koschinsky A., Heinrich L., Boehnke K., Cohrs J. C., Markus T., Shani M., Singh P., Smith Stegen K., Werner W. Deep‐sea mining: Interdisciplinary research on potential environmental, legal, economic, and societal implications // Integrated environmental assessment and management. 2018. Vol. 14. No. 6. P. 672-691. doi
Hornsey M. J., Bain P. G., Harris E. A., Lebedeva N., Kashima E. S., Guan Y., González R., Chen S. X., Blumen S. How Much Is Enough in a Perfect World? Cultural Variation in Ideal Levels of Happiness, Pleasure, Freedom, Health, Self-Esteem, Longevity, and Intelligence // Psychological Science. 2018. Vol. 29. No. 9. P. 1393-1404. doi
Grigoryan L., Lebedeva N., Breugelmans S. A cross-cultural study of the mediating role of implicit theories of innovativeness in the relationship between values and attitudes towards innovation // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2018. Vol. 49. No. 2. P. 336-352. doi
Grigoryev D., van de Vijver F., Batkhina A. Discordance of acculturation attitudes of the host population and their dealing with immigrants // Journal of Intercultural Communication Research. 2018. Vol. 47. No. 6. P. 491-509. doi
Maklasova E., Tatarko A. Relationship between personality meta-traits and negotiation styles / NRU Higher School of Economics. Series PSY "Psychology". 2018. No. 98.
Ryabichenko T., Lebedeva N., Plotka I. Value Similarity with Mothers and Peers and Family Climate as Predictors of Well-Being of Russian Youth in Latvia, in: Changing Values and Identities in Post-Communist World / Ed. by N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. W. Berry. Springer, 2018. doi P. 191-205. doi
Bushina E., Ryabichenko T. Intergenerational Value Differences in Latvia and Azerbaijan, in: Changing Values and Identities in Post-Communist World / Ed. by N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. W. Berry. Springer, 2018. doi P. 85-98. doi
Dubrov D., Tatarko A. Intergenerational Transmission of Values in Urban and Rural Areas of Russia: the Role of Perceived Psychological Closeness, in: Changing Values and Identities in Post-Communist World / Ed. by N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. W. Berry. Springer, 2018. doi P. 117-130. doi

См. также

Ключевые слова