• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Влияние экономического кризиса на социально-экономическое положения российских домохозяйств

Приоритетные направления развития: экономика, социология
2018

Цель работы

Анализ социально-экономического поведения домохозяйств в условиях кризиса, начавшего в российской экономике в 2014 г.

Используемые методы

Статистический анализ результатов панельного обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). Обследование проводится ежегодно, на основании вероятностной, стратифицированной, многоступенчатой территориальной выборки, репрезентативной для всего населения Российской Федерации. Панельный характер данных позволяет прослеживать динамику краткосрочных и долгосрочных изменений в поведении домохозяйств и сравнить их адаптационные стратегии на различных этапах финансово-экономического кризиса.

Эмпирическая база исследования

Информационная база данных, содержащая 26 волн панельного обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). База данных охватывает период с 1994 по 2017 г.

Результаты работы

В 2017 г. продолжился рост реальных доходов населения. Если в 2013-2015 гг. средние реальные доходы домохозяйств сократились на 6,4%, то в 2016 г. они выросли на 11,1%. К концу 2017 г. рост реальных доходов составил 10,6%.

Совокупный ежемесячный доход домохозяйств от заработной платы вырос на 10,6% в 2016 г. и на 11,8% в 2017 г. При этом доход от работы в государственных компаниях увеличился на 8,2 и 7,3%, в частных компаниях – 13,8 и 17,6%, в компаниях со смешанной формой собственности – 3,7 и 3%, соответственно. Следует отметить, что доход от заработной платы в компаниях со смешанной формой собственности начал расти еще в 2015 г., превысив показатель предыдущего года на 19,4%.

В 2016 и 2017 г. наблюдался рост доходов от трансфертных платежей, домашнего производства и занятости в неформальном секторе. Средние реальные доходы домохозяйств от государственных трансфертных платежей увеличились на 11,8 и 6,3%, доходы от домашнего производства и неформального сектора – 10 и 19%, доходы от частных трансфертов – 16,4 и 7,7%, соответственно.

Начиная с 2014 г., доходы россиян все в большей степени зависели от государственных трансфертных платежей. Между 2011 и 2015 г. доля совокупного ежемесячного дохода домохозяйств от заработной платы упала с 51,1 до 45%. Обратная тенденция наметилась только в 2017 г., когда доля заработной платы в доходах домохозяйств возросла на 1 п.п. Доля дохода от государственных трансфертных платежей, напротив, увеличилась с 35,4% в 2011 г. до 42,1% в 2015 г. В 2017 г. доля государственных выплат в доходах населения снизилась и составила 40,9%.

В 2017 г., как и в предыдущем году, рост реальных доходов затронул все домохозяйства независимо от уровня среднедушевого дохода. Однако, если в 2016 г. доходы бедных и малообеспеченных домохозяйств росли быстрее, чем доходы более обеспеченных и богатых, то в 2017 г. наблюдались обратная тенденция. В 2017 г. средняя сумма ежемесячного дохода самых богатых домохозяйств в 2,9 раза превышала среднюю сумму ежемесячного дохода самых бедных, что превосходило соответствующий показатель 2016 г. на 0,2 п.п.

В 2017 г. темпы роста ежемесячных расходов домохозяйств на приобретение продуктов питания и непродовольственных товаров практически не изменились по сравнению с предыдущим годом и составили 9,3%. При этом заметно снизились темпы роста расходов на непродовольственные товары. Если в 2016 г. рост таких расходов составлял 10,5%, то в 2017 г. – только 3,2%. Тем не менее, доля расходов на продукты питания в общей структуре расходов домохозяйств продолжала снижаться, уменьшившись с 41,5% в 2016 г. до 40,2% в 2017 г.

В 2017 г. наблюдалось дальнейшее снижение дифференциации домохозяйств по уровню расходов, начавшееся в 2014 г. Если в 2016 г. наиболее обеспеченные домохозяйства в целом тратили в 6 раз больше, чем наименее обеспеченные, то в 2017 г. расходы самых богатых превосходили расходы самых бедных в 5 раз.

В 2017 г. продолжил расти уровень оснащенности домохозяйств предметами длительного пользования. За год доля домохозяйств, владеющих холодильником «No Frost», увеличилась с 61,7 до 62,9%; стиральной машиной последнего поколения – с 82,7 до 83,9%; стационарным или переносным компьютером – с 68,4 до 69,4%. Уровень обеспеченности домохозяйств легковыми и другими автомобилями не изменился.

К концу 2017 г. уровень безработицы снизился с 4,7 до 3,5%. Среди мужчин доля безработных уменьшилась с 4 до 3,4%, среди женщин – с 5,7 до 3,7%. Коэффициент участия в рабочей силе практически не изменился и составил 81,9% взрослого населения. Уровень занятости женщин пенсионного возраста оставался существенно выше, чем уровень занятости мужчин-пенсионеров.

Как и в предыдущие годы, мужчины заметно превосходили женщин по доле получающих тот или иной вид дохода и по величине среднего размера дохода от трудовой деятельности. В 2017 г. доля лиц, получающих доход от заработной платы, составляла 79,7% среди мужчин и 71,8% среди женщин трудоспособного возраста. В 2015 г. эти показатели были зафиксированы на уровне 77,9 и 71%, соответственно. Мужчины чаще, чем женщины, получали доход от заработной на частных предприятиях или на предприятиях смешанной формы собственности. В 2017 г. из данного источника получали доход 44,6% мужчин и 33,2% женщин.

В 2017 г. средний размер трудового дохода женщин составил 70,8%  среднего трудового дохода мужчин. Этот показатель заметно снизился по сравнению с предыдущим годом, когда он достигал 74,4%. При этом на предприятиях частной формы собственности соотношение доходов мужчин и женщин осталось на прежнем уровне (74%). Основные изменения произошли за счет государственного сектора, где доходы женщин от заработной платы достигали 76% доходов мужчин в 2015-2016 гг. и только 70% в 2017 г.

В 2017 г. доля работников, столкнувшихся с задолженностями по заработной плате, оставалась на рекордно низком уровне (2,6%). Тем не менее, увеличился срок и средняя сумма задолженности по заработной плате. Если в 2015-2016 гг. средняя сумма задолженности уменьшилась на 6,4%, то в 2016-2017 гг. она выросла на 9,6%.

В 2017 г. выявлено очередное сокращение доли домохозяйств, испытывающих трудности со своевременной оплатой услуг жилищно-коммунального сектора. Доля таких домохозяйств в 2015 г. достигала 8,4%, в 2016 г. – 7,8%, в 2017 г. – 7,3%. Если в 2015–2016 гг. средняя сумма задолженности увеличилась почти в полтора раза, то в 2017 г. она снизилась на 13,6%.

В 2017 г. наблюдалось улучшение ряда базовых показателей, характеризующих социальное самочувствие россиян. Между 2013 и 2016 г. доля респондентов, в той или иной степени удовлетворенных своей жизнью, снизилась с 52,4 до 48,1%. В 2017 г. этот показатель впервые за пятилетие продемонстрировал положительную динамику, достигнув 51,1%. Доля лиц, неудовлетворенных жизнью, вернулась к уровню 2013 г. и составила 24,2%.

Вырос уровень удовлетворенности материальным положением. Если в 2016 г. были удовлетворены своим материальным положением 20,2% респондентов, то в 2017 г. таких уже насчитывалось 23,3%. Доля лиц, неудовлетворенных материальной стороной жизни, уменьшилась с 60,7% в 2016 г. до 57% в 2017 г.

Удельный вес респондентов, заметивших ухудшение материального положения своих семей, неуклонно рос между 2012 и 2016 г., увеличившись с 15,5 до 31,5%, соответственно. В 2017 г. этот показатель снизился до 25%. В то же время доля тех, кто указывал на повышение материального достатка, возросла с 15,4% в 2016 г. до 18% в 2017 г.

Доля респондентов, оптимистично оценивающих перспективы своих семей, увеличилась с 19,7 до 21,5%, однако, так и не достигла показателя, с которого начала снижение в 2014 г. (23,6%). Доля пессимистов уменьшилась с 15,4 до 12,9%.

В 2017 г. несколько снизилась обеспокоенность населения проблемами занятости. Доля респондентов, обеспокоенных угрозой потери работы, снизилась с 65,4 до 63,3%; доля лиц, об этой проблемой не задумывающихся, напротив, увеличилась с 21,8 до 23,7%. Доля респондентов, уверенных в возможности найти новую работу в случае увольнения, равно как и доля респондентов, испытывающих беспокойство по поводу повторного трудоустройства, практически не изменилась. В 2017 г. эти доли составили 36,9 и 44%, соответственно.

В 2017 г. наблюдалась стабилизация уровня удовлетворенности занятых своей работой в целом и отдельными сторонами трудоустройства (условиями труда, размером заработной платы, возможностями профессионального роста). Доля работников, полностью или скорее удовлетворенных своей работой, составила 68,2% в 2016 г. и  66,8% в 2017 г.; доля неудовлетворенных работников была равна 10,1 и 9,7%, соответственно.

В 2017 г. структура институционального доверия не претерпела значительных изменений по сравнению с 2012 г., что свидетельствуют об отсутствии непосредственной связи между экономическим кризисом и отношением населения к экономическим и политическим институтам. Как и в 2012 г., мужчины были менее склоны доверять институтам, чем женщины. В целом, доверие к институтам не зависело от возраста, однако, молодые люди были более склонны доверять частному бизнесу, чем остальные возрастные группы. Дифференциация уровней доверия в зависимости от материального положения прослеживалась слабо. Наименьшее доверие к государственным институтам выражали самые состоятельные респонденты. Уровень доверия к частному бизнесу был низок во всех доходных группах.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

База данных лонгитюдного панельного обследования «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994–2017 гг. (русскоязычная и англоязычная версии) и сопроводительная документация к ней на русском и английском языках размещена в открытом доступе на портале НИУ ВШЭ по адресу http://www.hse.ru/rlms.

В 2018 г. на основе данных мониторинга было опубликовано более 125 научных работ на русском, английском и китайском языке, в том числе статьи в международных реферируемых журналах, входящих в базы данных научного цитирования Web of Science и Scopus (список публикаций доступен по адресу: http://www.hse.ru/rlms/2018).

Публикации по проекту:


Рощина Я. М. Роль религии в жизни россиян // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 8. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2018. doi С. 100-112. doi
Куфлина Е. Д., Рощина Я. М. Дифференциация социального капитала россиян и ее факторы // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 8. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2018. doi С. 113-135. doi
Воронин Г. Л., Захаров В. Я., Козырева П. М. Одинокие пожилые: доживают или активно живут? // Социологический журнал. 2018. № 3. С. 32-55. doi
Козырева П. М., Смирнов А. И. Жизнь в условиях неопределенности кризисного общества: опыт и ожидания // Социологические исследования. 2018. № 5. С. 66-78. doi
Воронин Г. Л., Козырева П. М., Косолапов М. С., Низамова А. Э., Сивкова И. В., Смирнов А. И., Соколова С. Б., Тонис Е. И. Динамика социально‑экономического поведения российских домохозяйств (1994–2016 гг.) // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 8. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2018. doi С. 8-99. doi

См. также

Ключевые слова