• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Парадоксы метода Витгенштейна

2019

Объем исследовательской литературы по Витгенштейну колоссален, и я бы не взялась умножать сущности, если бы не предполагаемый мною  пробел в сложившемся в сообществе понимании его идей. В этой связи я ощущаю длительную и настоятельную потребность внести посильный вклад в интерпретацию его творчества, чувствую нечто вроде интеллектуального долга выразить то, что считаю важным и недостаточно проясненным в существующей литературе. Одна из основных задач проекта - критика широко распространившихся позитивистских интерпретаций Витгенштейна: позитивизм десятилетиями использует его идеи с целью оправдать и укрепить собственные принципы, притом, что правильное понимание Витгенштейна ставит под удар именно эти принципы. Сам Витгенштейн был далек от сциентистского энтузиазма позитивистов, их пренебрежения к тому, что не укладывается в научную картину мира. По словам Яна Гранда, Витгенштейн опасался, что набирающая обороты позитивистская стратегия «приведет нас не к лучшему миру, а к гибели цивилизации». Трудно судить, насколько реалистичны такие мрачные прогнозы, но, в любом случае, стоило бы защитить взгляды Витгенштейна от неоправданных притязаний позитивизма. В соответствии с упомянутой задачей в моей работе будет показано, как именно функционирует метод раннего Витгенштейна, который можно в общем виде определить как метод радикальной, искусственной изоляции двух видов смыслов и ценностей: тривиальных и этических. Методический характер этого разделения недостаточно учитывается в исследовательских подходах, радикализм Витгенштейна чаще всего трактуется как основание для тех или иных теоретических выводов. При этом выводы, как можно заметить, оказываются прямо противоположными: некоторые исследователи представляют Витгенштейна логическим позитивистом, доказывавшем бессмысленность философской этики и метафизики, другие - напротив, видят в нем мистика, эзотерика, религиозного мыслителя. Я надеюсь обосновать, что обе интерпретации в той или иной степени искажают суть сказанного Витгенштейном, абсолютизируя одну из двух сторон его метода, соответствующих двум сторонам естественного для человека понимания жизни. Согласно Витгенштейну, каждая из этих сторон может быть лишь показана (но не высказана в виде теории), и своим парадоксальным методом "показывания" Витгенштейн подводит читателя вплотную к «немыслимым» этическим или метафизическим смыслам и ценностям, не имеющим никаких естественных объяснений, но, в то же время, присутствующим в естественном понимании реальности (хотя точнее следует говорить об их вероятностном присутствии, что связано не столько с эпистемическими трудностями,  сколько с их собственной спецификой). О трудностях освоения данного метода свидетельствует постоянно воспроизводящаяся в исследованиях по Витгенштейну теоретизация его положений. По существу, главная трудность состоит в удержании той перспективы, в какой его метод предстает как исключительно перформативный.  Именно здесь я вижу основную проблему сложившихся "прочтений" его работ: начиная, как правило, с правильного токования метода Витгенштейна, исследователи в подавляющем большинстве сбиваются, затем, на теоретизацию его идей. Например, Д. Конант в работе "Чем в Трактате не является этика" упрекает "традиционалистов" в том, что они не учитывают методический характер высказываний Витгенштейна, и потому не могут понять, что вместо "заглядывания" за "границу языка" читатель должен самостоятельно осознать бессмысленность всех предложений этики, метафизики и тезисов самого Трактата. В итоге получается, что сам Конант сбивается с правильного посыла на буквальную интерпретацию высказываний Витгенштейна о бессмысленности философских предложений, и уже не ставит вполне закономерный вопрос, зачем Витгенштейну понадобилось публиковать совершенно бессмысленную книгу. Аналогично теряет последовательность и противоположная сторона: традиционалисты, со своей стороны, видят в положениях «Трактата» или «Лекции об этике» методический намек на подлинность трансцендентных смыслов, и вновь получается, что Витгенштейн нечто полагает в своих текстах, в данном случае, речь уже не о бессмысленности философских предложений, а, напротив, об их тайном смысле. Тем самым текст Витгенштейна превращается в типичное эзотерическое или религиозное учение, каковым оно, с моей точки зрения, вовсе не является. 
Таким образом, задачей моего проекта является удержание той позиции, в которой метод Витгенштейна остается именно методом, и никогда не становится декларацией. Для этого будет предложено толкование его высказываний в их соотношении друг с другом, и в их соотношении со здравым смыслом и естественным пониманием реальности. Например, будет показана внутренняя парадоксальность ключевых положений Витгенштейна: в частности, в очевидном противоречии находятся положение о смысле мира, который «должен лежать за границей мира» (мира фактов), и положение о полной бессмысленности самой постановки вопроса о смысле мира. Подобным образом выглядят несовместимыми положения "Трактата" об отсутствии философского субъекта, и об условной правильности философского солипсизма. В таком же отношении находятся высказывания о нетривиальном смысле этических предложений и бесповоротной бессмысленности этих же предложений (в "Лекции об этике"). Я надеюсь показать, что стоит за этими противоречиями, и реконструировать такую картину мира и языка, относительно которой подобные парадоксы себя оправдывают. Собственно, задача проекта – очертить дополнительными штрихами ту «лестницу», по которой читатель должен, по выражению Витгенштейна, "взобраться наверх", или, иначе, воссоздать оптику, образуемую парадоксальными тезисами Витгенштейна. Эта оптика "раскладывает" целостное, синкретичное понимание жизни на отдельные "спектры" (на факты и сверхфактические смыслы и ценности), и позволяет "правильно увидеть" структуру и содержание естественного понимания реальности. Конечно, прямо говорить о том, что именно показывает такая оптика, по понятным причинам, недопустимо: сама деятельность по прояснению метода Витгенштейна должна быть перформативной, а не декларативной, но в незаконной формулировке можно сказать, что упомянутая оптика показывает, что понимание жизни человеком неизбежно включает в себя нечто нетривиальное.С этих позиций должен стать очевидным серьезный недостаток позитивистски ориентированных теорий, отстаивающих научную интерпретацию этики, религии, теологии, метафизики, культов, ритуалов и т.п. На конкретных примерах будет показано, что такой подход не объясняет явления культуры, а просто игнорирует их этический аспект, пренебрегает им, и такое пренебрежение может, действительно, иметь серьезные и необратимые последствия. Помимо обозначенных задач проект предполагает рассмотрение многих сопутствующих вопросов, связанных с особенностями логической структуры, с местом субъекта в системе мира, с субъектом воли и действия и т.п. Будут предложены комментарии к наиболее трудным афоризмам «раннего» и «переходного» Витгенштейна, будет предложен детальный анализ «Лекции об этике» и «заметок о Золотой ветви Дж. Фрезера», «Лекций о религиозной вере». По всем обсуждаемым темам будут привлечены отечественные и зарубежные работы по Витгенштейну.