• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг развития сектора интеллектуальных услуг

2010

Полученные в ходе реализации проекта результаты демонстрируют, что в 2010 году сектор интеллектуальных услуг в целом обнаружил положительную динамику.

После провала в 2009 году большинство компаний-производителей оправились от кризиса (табл. 1):

 

Источник: данные опроса компаний-производителей интеллектуальных услуг

Данные табл. 1 свидетельствует, что многие сегменты сектора отмечают положительные темпы роста. Продолжающееся сжатие выпуска отмечают в первую очередь те компании, которые связаны со строительством (инжиниринг и девелопмент). Известно, что строительная отрасль вообще обладает большой инерцией, она медленнее прочих погружается в кризис, но и кризисные явления оказываются более затяжными, а восстановление – более длительным. Так что у сопровождающих ее интеллектуальных услуг спад будет носить более длительный характер. Тем не менее, компании, представляющие данный сегмент, оптимистично смотрят в среднесрочное будущее, отмечая, что до кризиса строительная отрасль была самым активным потребителем интеллектуальных услуг - в 2007 году ими пользовались 57% компаний отрасли. Оживление в строительстве, как ожидается, принесет оживление и в сопровождающих его сегментах сектора интеллектуальных услуг.

Прочие же сегменты, демонстрирующие отрицательные темпы роста в 2010 году (аудит и промышленный дизайн), связывают это обстоятельство преимущественно с тем, что многие российские компании продолжают воспринимать такие услуги как «предметы роскоши», - действительно, спрос на них, по данным опроса, демонстрирует положительную зависимость от дохода, т.е. выручки компаний-потребителей, причем величина коэффициента корреляции выше средней по сектору. Так что расходы на эти услуги в условиях кризисного падения выпуска компаний-потребителей сокращаются в первую очередь.

Данный вывод косвенно подтверждается тем, что услуги, демонстрирующие наименьшую зависимость от величины оборота (т.е. воспринимаемые как «жизненно необходимые»), мало пострадали в 2009 г. и обнаружили значительный прирост в 2010 г. Сюда относятся в первую очередь финансовые и юридические услуги.

Результаты мониторинга сектора показывают, что размывание доминирующих до кризиса стратегий, зафиксированное в 2009 г., в 2010 г. преодолено не было. Если в предкризисные годы большинство компаний имело четко выраженную целевую стратегию, то во время кризиса производители интеллектуальных услуг еще не уловили оптимальную стратегию, так что состояние стратегического управления в секторе лучше всего характеризуют слова экспертов «все пробуют все». Особенно это заметно в области ценовых стратегий (табл. 2):


Источник: рассчитано по результатам опроса компаний-производителей интеллектуальных услуг

По данным таблицы 2 можно проследить практически весь спектр ценовых стратегий:

  • попытки привлечь заказчика за счет снижения цен на услуги (маркетинг, кадровый консалтинг, девелопмент, юридические услуги),
  • попытки компенсировать сжатие физического объема спроса (оборота) за счет повышения цен для оставшихся заказчиков (вала) (аудит, инжиниринг, промышленный дизайн),
  • стремление нарастить выручку за счет низкой эластичности спроса (финансовые услуги).

В условиях неочевидности оптимальной ценовой стратегии производители интеллектуальных услуг начинают все активнее использовать факторы неценовой конкуренции. Заметно усилилось тяготение к инновационному поведению. В 2010 г. по сравнению с 2009 г. большее количество компаний стало делать ставку на инновации как на основное средство выхода из кризиса (табл. 3):

Таблица 3. Изменение склонности к инновациям в 2010 году 

Отношение к инновациям в период кризиса

2009 г., %

2010 г., %

Мы исключили инновации из числа наших приоритетов на период кризиса

12,9

7,2

Значимость инноваций для нашей компании в период кризиса уменьшилась

8,7

10,8

Кризис не внес изменений в инновационную политику нашей компании

43,2

40,2

В кризисный период значимость инноваций для нашей компании выросла

25,1

26,3

В нашей компании инновации считаются основным средством выхода из кризиса

10,2

12,3

Как свидетельствует табл. 3, в 2010 г. по сравнению с 2009 г. склонность компаний-производителей интеллектуальных услуг к инновациям возросла.

Во время кризиса на первый план вышли продуктовые инновации, которые считаются сейчас основным инструментом неценовой конкуренции. Доля инновационной продукции в выпуске во время кризиса стремительно растет (табл. 4):

Таблица 4. Доля инновационной продукции в общем объеме выпуска сектора интеллектуальных услуг, % 

Год

Доля инновационной продукции, %

2008

9,2

2009

15,1

2010

19,9

Источник: данные опросов компаний-производителей интеллектуальных услуг за соответствующие годы

Склонность к технологическим инновациям, которые до кризиса считались наиболее важным направлением инновационной активности, во время кризиса ослабела, и в 2010 г. по сравнению с 2009 г. ситуация не изменилась. Производители интеллектуальных услуг объясняют это обстоятельство дороговизной технологических инноваций и довольно большим (по сравнению с прочими инновациями) сроком окупаемости.

Впрочем, это вряд ли приведет к существенному сокращению роли сектора интеллектуальных услуг в технической модернизации, т.к. капиталоемкость производства таких услуг довольно низка, а основном производственным ресурсом является квалифицированный труд (на него приходится от 50-70% издержек). Так что физический капитал играет сколько-нибудь заметную роль только при производстве тех услуг, оказание которых сопряжено с производством материального продукта (инжиниринг и IT-услуги). Поэтому колебания вложений в технологические инновации не оказывают существенного влияния на роль сектора в целом ввиду изначально низкой базы.

Организационные инновации почти утратили в кризис свое значение, хотя, по мнению экспертов, деятельность в этом направлении активно ведется практически всеми компаниями. Кажущийся парадокс разрешается просто: организационные инновации во время кризиса сильно примитивизировались, у большинства производителей они сводятся к разнообразной экономии на издержках («резке костов») самыми простыми способами (перевод офиса дальше от центра, снижение расходов на рекламу, урезание фонда оплаты труда и т.п.). Понятно, что значимость такого рода деятельности для рыночного успеха невелика, хотя в том или ином виде она проводится всеми производителями.

Так что основным источником инновационной активности благодаря кризису стали продуктовые инновации, т.е. инновации, нацеленные непосредственно на потребителя. В этом смысле оздоровляющее воздействие кризиса в секторе интеллектуальных услуг более значительно, нежели в экономике в целом, - услуги, бывшие объектом неэффективного спроса, стали невостребованными, так что тиражирование неконкурентоспособной продукции кризис практически прекратил. Усиление неценовой конкуренции, также вызванное кризисом, выдвинуло в качестве основного кокурентного преимущества уровень инновационности продукции.

Видимо, производители интеллектуальных услуг здраво оценивают кризисные сдвиги, т.к. уровень предпринимательских настроений в 2010 г. по сравнению с 2009 г. возрос везде, кроме сегментов девелопмента и кадровых услуг.

Укрепление предпринимательской уверенности ослабило стремление получить внешнюю поддержку: если в 2009 г. треть компаний заявляла о необходимости прямой поддержки государства, то в 2010 г. 42% руководителей компаний сектора отметили, что нуждаются в минимальном уровне государственной поддержки, («пусть государство нам просто не мешает»). Еще 22% полагают достаточным для государства ограничиться созданием общих условий для бизнеса (защита интеллектуальной собственности, улучшение правового поля и т.п.). И лишь треть производителей настаивает на необходимости активной помощи государства компаниям сектора.

Однако, в 2011 г. картина может измениться в худшую сторону. У руководителей компаний сектора серьезные опасения вызывает запланированное в 2011 г. увеличение страховых взносов до 34%, что для компаний, применяющих общую схему налогообложения, означает рост налоговой нагрузки на фонд заработной платы в 1,3 раза, а для применяющих упрощенную схему налогообложения (таких в секторе интеллектуальных услуг довольно много, особенно в юридической сфере) – в три с лишним раза. С учетом того, что при производстве интеллектуальных услуг доля добавленной стоимости составляет свыше 60%, и она почти полностью производится высококвалифицированными, а значит, и высокооплачиваемыми специалистами, рост страховых взносов окажется существенно более тяжким бременем, нежели в индустриальных отраслях, где доля оплаты труда составляет 10-12%. Производители интеллектуальных услуг не исключают, что в 2011 году им придется перенести акцент на «инновации» вроде «серых» схем оплаты труда и искажения налоговой отчетности. Это не только ухудшит общий деловой климат в секторе, но и способно подорвать его инновационный потенциал.


По результатам проекта подготовлено три статьи.

1. Дорошенко М.Е. Инновационный потенциал сектора интеллектуальных услуг в России. Форсайт, 2011, № 4 (forthcoming).

2. Doroshenko, Marina E. and Vinogradov, Dmitri V. External benefits from knowledge intensive business services: evidence from Russia. In: RESER 2011 Productivity of Services Next Gen - Beyond Output / Input. Conference Proceedings. Walter Ganz, Florian Kicherer, Alexander Schletz (eds.). Hamburg: Fraunhofer IAO, 2011

3. Doroshenko, Marina E. How Knowledge-Intensive Business Services Upgrade their Customers: Evidence from Russia. In: Exploring Knowledge-Intensive Business Services. Ed. by Eleonora Di Maria, Roberto Grandinetti, and Barbara Di Bernardo. Palgrave, 2012 (forthcoming)

Публикации по проекту:


Дорошенко М. Е. Инновационный потенциал сектора интеллектуальных услуг в России // Форсайт. 2011. Т. 5. № 4. С. 50-65.