• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социокультурные исследования экономического сознания и поведения

2010

Основная цель исследования состояла в разработке теоретической концепции и культурно-чувствительной методологии исследования социокультурных факторов экономического сознания и поведения.
Предмет исследования: социокультурные факторы, влияющие на экономическое сознание и поведение.

Методы исследования:   

I. Теоретический анализ междисциплинарных подходов к исследованию экономического сознания и поведения.

II. Метод социально-психологического опроса, включающий методики:

1) Метод культурных ценностных ориентаций Ш.Шварца (SVS57) в переводе Н.М. Лебедевой (Лебедева, 2000).

2) Методика сценариев экономического поведения, разработанная в Научно-учебной лаборатории социально-психологических исследований ВШЭ.

3) Методика измерения выраженности религиозной идентичности (М.В. Ефремова, Н.М. Лебедева).

4) Социальный капитал оценивался с помощью вопросов, нацеленных на измерение межличностного доверия и толерантности, прошедших апробацию в предыдущих исследованиях НУЛ СПИ ВШЭ.

5) Отношение к инновациям изучалось с помощью методики Инновативные качества личности (Лебедева, Татарко, 2009).

6) Установки экономического сознания изучались с помощью стандартизированной программы исследования Лаборатории социальной и экономической психологии института психологии РАН (Журавлев, 2002).

Проведенный анализ позволил теоретически выделить 11 биполярных измерений экономического поведения, которые легли в основу методики поведенческих сценариев, направленную на измерение установок на определенные виды экономического поведения. С помощью данной методики проведен социально-психологических опрос в 3-х регионах России: Москве и Московской области, Чукотском автономном округе, Северо-Кавказском федеральном округе (Чечня, Северная Осетия, Кабардино-Балкария), общий объем выборки 630 чел.

Результаты эмпирического исследования показали:

1. Наличие межгрупповых (межэтнических и межрелигиозных) различий в сценариях экономического поведения.

Обнаружено значительное количество различий между русскими респондентами и представителями народов Кавказа в установках на различные виды экономического поведения. Большинство выявленных различий отражает стереотипные представления о том, как поведут себя в этих ситуациях представители их этнической группы (т.е. в оценках типичности тех или иных моделей экономического поведения). Представители народов Кавказа демонстрируют большее, по сравнению с русскими, предпочтение экономического патернализма и экономической пассивности на эмоциональном и поведенческом уровнях. Распределение финансового вознаграждения по справедливости на эмоциональном уровне больше принимается русскими, чем представителями народов Кавказа, готовность следовать такой модели поведения также демонстрируют в большей степени русские. Согласно результатам исследования, религиозная принадлежность респондентов слабее влияет на их экономическое поведение, чем этническая.

Межрегиональные сравнения показали, что установки на экономический патернализмимеют большую выраженность в регионах, чем в Москве. Установка на кратковременную перспективу в экономическом поведении в большей степени характерна для жителей регионов. Установки на экономическую индифферентность (слабый интерес к экономическим событиям) оказались также более характерны для жителей регионов, чем для жителей центра. Большую экономическую пассивность и большее нежелание пользоваться кредитами тоже демонстрируют жители регионов. При этом установки на больший приоритет прибыли, чем на соблюдение законов характерны в большей мере для жителей Москвы, чем для жителей регионов. При распределении финансового вознаграждения жители Москвы в большей степени, по сравнению с жителями регионов, ориентированы на принцип «справедливости», а не на принцип «равенства».

2. Экономические представления и монетарные аттитюды. Анализ результатов исследования с помощью методики сценариев экономического поведения показал, что в целом, у российских респондентов в настоящее время присутствует негативное отношение к экономическому патернализму и экономической пассивности при высокой оценке типичности этих явлений в России; они предпочитают распределение вознаграждения за труд в соответствии с вкладом каждого (т.е. по принципу справедливости, а не равенства), они предпочитают сэкономить скорее время, чем деньги (стремление к профессионализму), у них есть установка на долговременную перспективу в экономическом поведении. Все это – благоприятные явления экономического сознания и поведения, свидетельствующие о потребности в экономической активности, росте благосостояния и желании справедливости в экономических отношениях. Наряду с этим респонденты отдают предпочтение скорее получению прибыли, чем соблюдению законов, не готовы активно пользоваться кредитами, и отдают больший приоритет материальной составляющей работы, чем ее творческой составляющей. Это свидетельствует о большой значимости материальной стороны жизни для наших современников и некоторой консервативности (недоверия банкам, избегания риска и стремлении «твердо стоять на своих ногах»).

Структура монетарных аттитюдов русских и представителей народов Кавказа  различается. У русских она включает следующие факторы: «Финансовая тревожность», «Высокая значимость денег», «Расточительность», «Экономность».У представителей народов Кавказа: «Высокая значимость денег», «Деньги как источник гордости», «Деньги как источник беспокойства», «Нежелание тратить деньги», «Легкомысленное отношение к деньгам».Принципиально новым и отличным в северокавказской выборке является фактор «Деньги как источник гордости». Этот фактор указывает на то, что для представителей народов Кавказа, деньги имеют большую личностную значимость в сравнении с русскими.

Результаты взаимосвязи ассоциаций, связанных с деньгами, и моделей экономического поведения показывают, что представление о деньгах как достижениисвязано с активностью и ответственностью в экономическом поведении. Люди, ассоциирующие деньги со справедливостью, характеризуются более высокой экономической самостоятельностью. Восприятие денег как достижения, комфорта, развлечения и свободы связано с построением долгосрочных планов в экономическом поведении, ассоциация денег с беспринципностью позволяет формироваться краткосрочной перспективе экономического поведения.

3. Роль восприятия справедливости, инновативных качеств личности, социального капитала в экономическом поведении .

Оценивая справедливость распределения денежного вознаграждения и социальных льгот, россияне ориентируются, прежде всего, на дифференцирующие нормы справедливости, учитывающие работу, проделанную человеком и приложенные им усилия, в т.ч. стаж профессиональной деятельности. Соблюдение недифференцирующих норм - равенства и, особенно, распределения по потребностям – чаще всего признается несправедливым. Эта тенденция особенно ярко выражена у русского и православного населения России. В то же время, представители народов Кавказа и мусульмане уделяют большое внимание равенству и распределению по потребностям.

Инновативность личности (позитивные установки по отношению к инновациям), в основе которой лежат ценности Самостоятельности, Стимуляции и Достижения, взаимосвязана с долговременной перспективой; экономической самостоятельностью и активностью; интересом к экономике; экономией времени, а не денег; приоритетом творчества над денежным вознаграждением в работе; стремлением к распределению финансового вознаграждения по принципу справедливости - т.е. с продуктивными видами экономического поведения. Данные связи более характерны для модернизированной русской культуры в сравнении с более традиционными культурами народов Северного Кавказа и для представителей христианской культуры в сравнении с мусульманской.

Социальный капитал русских и представителей народов Кавказа связан, в основном, с установками на продуктивное экономическое поведение: в обеих группах он отрицательно связан с приоритетом прибыли над законом, размером вознаграждения над творчеством в работе. У русских он негативно связан с экономической индифферентностью, а у представителей народов Кавказа - с установками на экономический патернализм и кратковременной перспективой в экономическом поведении. В обеих группах межличностное доверие отрицательно связано с установкой на приоритет прибыли над законом. Таким образом, социальный капитал способствует соблюдению закона в экономическом поведении в обеих культурных группах, т.е. является универсальным социокультурным фактором продуктивного для общества экономического поведения.