• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социально-психологические последствия изменений на постсоветском пространстве: кросс-культурный и кросс-региональный анализ

Приоритетные направления развития: социология, гуманитарные науки
2019

Цель работы

Изучение изменения ценностей, идентичностей, межкультурных, экономических и экологических установок и представлений в регионах России и на постсоветском пространстве как социально-психологических последствий экономических и социально-политических трансформаций в кросс-культурном и региональном сопоставлении.

Используемые методы

В качестве основного метода сбора данных выступил социально-психологический опрос, в качестве дополнительных методов – глубинное интервью, полуструктурированное (в т.ч. экспертное) интервью, квазиэксперимент и вторичный анализ данных массовых опросов и статистической информации, размещенных в открытом доступе.

Эмпирическая база исследования

Результаты социально-психологических опросов, проведенных в разных социокультурных контекстах: представители двух поколений русских (N=310) и грузин (N=297) в Грузии; представители 3х поколений одной семьи в РСО-А (109 семей русских и 106 семей осетин (N=645); русские в Латвии (N=109) и крымские татары в Крыму (N=122); русские в ЦФО (N=225); русские в России (N=410) и немцы в Германии (N=373); российские студенты (N=272); мигранты в РФ (N=122 (мигранты из стран Центральной и Средней Азии: Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Кыргызстана, Казахстана), 136 (мигранты из Кореи); жители российских городов (N=395); интервью с гражданами Киргизской Республики (N=2000 домохозяйств, 6 356 личных интервью) и сбор статической информации по 30 сельским районам; интервью с российскими гражданами (N=15) и экспертами в областях экологической и климатической политики и практики (N=10); социально-психологический эксперимент с использованием on-line платформы (N=460); факторный эксперимент на базе онлайн-платформы (N=137); кейс-стади, вторичный анализ данных, ранее собранных сотрудниками МНУЛ СКИ в Азербайджане, Грузии, Латвии и Таджикистане (N=1145 русских); анализ данных информационного ресурса «Единая межведомственная информационно-статистическая система» за 2016 год.

Результаты работы

Проект включал в себя серию исследований, проведенных в рамках пяти направлений.

1. Трансформирующиеся ценности и идентичности на постсоветском пространстве

В ходе эмпирического исследования, направленного на межпоколенное сравнение ценностей русских и грузин, проживающих в Грузии, выявлены универсальные межпоколенные различия, свидетельствующие об успешной трансмиссии этих ценностей. Внутрипоколенный анализ ценностей продемонстрировал разброс в ценностях среди представителей старшего поколения и достаточно высокую гомогенность ценностных предпочтений грузинской и русской молодежи, однако в обоих поколенияx прослеживается тренд различий, характеризующий грузин как более «традиционно ориентированных», по сравнению с русскими, а русских - как носителей ценностей Репутации и Безопасности, более типичных для представителей этнокультурных меньшинств.

В рамках первого направления также было проведено исследование влияния воспринимаемой культурной угрозы/безопасности на межпоколенную трансмиссию ценностей и благополучие представителей двух культур - русских и осетин, проживающих в Республике Северная Осетия - Алания. Анализ данных продемонстрировал различия взаимосвязей воспринимаемой культурной безопасности с межпоколенной трансмиссией ценностей и психологическим благополучием молодого поколения у русских и осетин. При этом воспринимаемая культурная безопасность у осетин,снижая трансмиссию ценностей социального фокуса и повышая трансмиссию ценностей индивидуального фокуса, ведет к психологическому благополучию представителей молодого поколения. У русских воспринимаемая культурная безопасность снижает трансмиссию ценностей, что способствует снижению самоуважения у представителей молодого поколения. Также у русских межпоколенная трансмиссия ценностей способствует предпочтению аккультурационных стратегий, связанных с поддержанием собственной культуры (интеграция и сепарация).

В рамках данного направления проведён анализ различных подходов к исследованию социальной идентичности на постсоветском пространстве, который позволил выделить и обосновать основные теоретико-методологические требования, обусловленные спецификой предметных полей исследования изменений идентичности, множественных идентичностей и кризиса идентичности, «нормы» и «расстройства» идентичности, возрождение религиозной, гражданской и региональной идентичностей в странах бывшего СССР и т.д.

2. Межкультурные установки и отношения. Адаптация и аккультурация меньшинств

В результате исследования роли различных межгрупповых идеологий в поддержании авторитарных и этноцентрических установок россиян, было установлено, что: (1) ассимиляционизм положительно связан с межгрупповым этноцентризмом; (2) этнический дальтонизм отрицательно связан с внутригрупповым и межгрупповым этноцентризмом,  авторитарной агрессией, конвенционализмом, а также доминированием и антиэгалитаризмом; (3) мультикультурализм положительно связан с внутригрупповым этноцентризмом и конвенционализмом; (4) поликультурализм отрицательно связан с межгрупповым этноцентризмом.

Кросс-культурное сравнение предикторов стратегий поведения в межкультурном конфликте у представителей национального большинства России и Германии дало возможность обосновать необходимость рассмотрения межкультурных конфликтов на разных уровнях, а также эмпирически проверить роль ценностей и опасения межкультурной коммуникации при выборе стратегии поведения в межкультурном конфликте представителями национального большинства в России и Германии.

При изучении взаимосвязи воспринимаемой коллективной преемственности с различными видами идентичности и межкультурными установками русского этнического большинства в России, были получены новые эмпирические данные, в частности, выявлена позитивная взаимосвязь воспринимаемой культурной преемственности с этнической и гражданской идентичностями и установками на интеграцию мигрантов и негативная взаимосвязь воспринимаемой исторической преемственности с гражданской идентичностью и установками представителей большинства на сепарацию.

Удалось выявить аккультурационные профили русских, проживающих в четырех странах постсоветского пространства (Азербайджане, Грузии, Латвии, Таджикистане) и продемонстрировать большую распространенность профиля сепарации, по сравнению с профилем бикультурализма. При этом получен интереснейший результат, подвергающий сомнению универсальность эффективности и успешности стратегии интеграции: русские с аккультурационным профилем бикультурализма (интеграции) гораздо меньше удовлетворены жизнью, чем русские с профилем сепарации в некоторых странах.

Результаты, полученные в ходе изучения связи креативности, аккультурационных ожиданий и поликультурного опыта российских студентов, позволили заключить, что поликультурный опыт (длительность пребывания за рубежом в прошлом и интенсивность межкультурных дружеских взаимодействий) положительно связан с креативностью студентов. С креативностью положительно связаны аккультурационные ожидания интеграции и сепарации, т.е. ожидания, поддерживающие культурное многообразие, отрицательно – ожидания ассимиляции и исключения, т.е. ожидания гомогенизации социального окружения.

3. Социальный капитал как механизм адаптации и аккультурации

В ходе исследования роли соединяющего и связывающего социального капитала мигрантов во взаимосвязи их аккультурационных стратегий и социокультурной адаптации (сопоставление мигрантов из Кореи и мигрантов из Центральной Азии) была построена модель связи двух видов социального капитала мигрантов (соединяющего и связывающего) с их аккультурационными стратегиями и социокультурной адаптацией. Построенные модели указывают на то, что скорее аккультурационные стратегии зависят от социального капитала мигрантов, чем наоборот. Обнаружено, что аккультурационные стратегии одинаковым образом связаны с социокультурной адаптацией в обеих группах мигрантов, а эффекты социального капитала на аккультурационные стратегии различаются. Связывающий социальный капитал оказывается наиболее важным для социокультурной адаптации. Он может быть связан с ней как напрямую (у мигрантов из Южной Кореи), так и через стратегию интеграции (у мигрантов Центральной Азии).

4. Социальная сплоченность и инклюзия

Изучение взаимосвязи личностных факторов и социальной сплоченности на уровне государства выявило значимую взаимосвязь между высоким уровнем социальной сплоченности и личностными чертами, такими как открытость, добросовестность, дружелюбие.

Исследование, взаимосвязи атрибуций бедности с помогающим поведением людям с низким экономическим статусом, позволило прийти к выводу о том, что суждения об ответственности индивида за неблагополучное экономическое положение значимо различаются в зависимости от доступной информации о причинах бедности и способах поведения человека, находящегося в бедности: при наличии информации о диспозиционной причине бедности / о пассивном способе поведения человека, ответственность атрибутируется внутренним факторам, при наличии информации о ситуационной причине / об активном способе поведения – внешним.

5. Психология среды в кросс-культурной перспективе

Результаты исследования, направленного на социально-психологический анализ экологической культуры и экологической политики в России в условиях ухудшающегося качества окружающей среды, указывают на высокий уровень экологических (биосферических) ценностей и экологической обеспокоенности населения России. При этом показатели экологических норм и поведения находятся на среднем и низком уровне. Исследование также показало, что биосферические ценности, личные нормы и экологическая обеспокоенность являются предикторами экологического поведения граждан. Интервью с гражданами показали, что население видит острую нехватку экологических и природоохранных политик и инициатив, и считает необходимым развитие сфер раздельного сбора мусора и экологического просвещения. Интервью с экспертами указывали на необходимость развития экологического просвещения с целью повышения экологической культуры граждан.

В рамках исследования роли климато-экономических характеристик 85-и регионов России в формировании коллективизма жителей этих регионов было выяснено, что население регионов склонно демонстрировать ориентацию на коллективизм, скорее, в условиях более благоприятного климата, чем в суровых климатических условиях. Также выявлено, что в более суровых климатических условиях роль экономического благополучия региона в формировании коллективистской ориентации населения снижается и, наоборот, повышается в более благоприятных климатических условиях. В более благоприятных климатических условиях при экономической слабости региона население в большей степени склонно демонстрировать ориентацию на коллективизм, чем в регионах с высоким уровнем экономического благополучия. Данные результаты отчасти расходятся с положениями климато-экономической теории и требуют дальнейшего осмысления.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты НИР могут найти применение при прогнозировании последствий социально-экономических и политических трансформаций, разработке программ оптимизации межэтнических отношений, в области социальной политики – для оценки последствий социально-экономических реформ, для оптимизации миграционной политики, в правовой и законотворческой сфере – для прогнозирования отношения населения к изменениям миграционной, экономической и экологической политики.

Публикации по проекту:


Efremova M., Lepshokova Z. Religious Identification and Attitude toward Economic Involvement among Christians and Muslims in Russia // Psychology. Journal of the Higher School of Economics. 2019. Vol. 16. No. 2. P. 269-284. doi
Lebedeva N., Schwartz S., van de Vijver F., Plucker J., Bushina E. Domains of Everyday Creativity and Personal Values // Frontiers in Psychology. 2019. Vol. 9. P. 1-16. doi
Берри Дж. У. Экокультурная психология / Пер. с англ.: Д. С. Григорьев // Культурно-историческая психология. 2019. Т. 15. № 4. С. 4-16. doi
de C. R. Araújo R., Bobowik M., Vilar R., Lui J. H., de Zuñiga H. G., Kus‐Harbord L., Lebedeva N., Gouveia V. V. Human values and ideological beliefs as predictors of attitudes toward immigrants across 20 countries: The country‐level moderating role of threat // European Journal of Social Psychology. 2019. P. 1-13. doi
Maklasova E., Tatarko A. Interaction of climate and economy as a factor of collectivism in the regions of Russia / Издательский дом НИУ ВШЭ. Series WP BRP "PSYCHOLOGY". 2019. No. 109.
Ефремова М. В., Полуэктова О. В. Взаимосвязь взрослой и детской бедности с психологическими характеристиками личности // Социальная психология и общество. 2019. Т. 10. № 3. С. 118-136. doi
Bain P. G., Kroonenberg P. M., Johansson L., Milfont T. L., Crimston C. R., Kurz T., Bushina E., Calligaro C., Demarque C., Guan Y., Park J. Public views of the Sustainable Development Goals across countries // Nature Sustainability. 2019. Vol. 2. P. 819-825. doi
Berry J. W., Hou F. Multiple Belongings and Psychological Well-Being Among Immigrants and the Second Generation in Canada // Canadian Journal of Behavioural Science. 2019. Vol. 51. No. 3. P. 159-170. doi
Ponizovskiy V., Grigoryan L., Kühnen U., Boehnke K. Social Construction of the Value-Behavior Relation // Frontiers in Psychology. 2019. Vol. 10. P. 1-12. doi
Grigoryev D., Fiske S. T., Batkhina A. Mapping ethnic stereotypes and their antecedents in Russia: The Stereotype Content Model // Frontiers in Psychology. 2019. Vol. 10. No. 1643. P. 1-21. doi
Sabucedo J. M., Dono M., Grigoryev D., Gómez-Román C., Alzate M. Axiological-Identitary Collective Action Model (AICAM): A new integrative perspective in the analysis of protest // Plos One. 2019. Vol. 14. No. 6. P. 1-17. doi
He B., An R., Berry J. W. Psychological adjustment and social capital: a qualitative investigation of Chinese expatriates // Cross Cultural and Strategic Management. 2019. Vol. 26. No. 1. P. 67-92. doi
Berry J. W. Diversity and equity in plural societies: Psychological perspectives, in: Psychological Perspectives on Diversity and Social Development. NY : Springer, 2019. P. 23-35. doi
Thomas G. O., Sautkina E., Poortinga W., Wolstenholme E., Whitmarsh L. E. The English plastic bag charge changed behaviour and increased support for other charges to reduce plastic waste // Frontiers in Psychology. 2019. No. 10:266. P. 1-12. doi

См. также

Ключевые слова