• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Версия для слабовидящихЛичный кабинет сотрудника ВШЭПоискМеню

Мониторинг социально-экономического поведения и состояния здоровья населения Российской Федерации

Приоритетные направления развития: экономика, социология
2019

Цель работы

Проведение анализа динамики социально-экономического поведения и состояния здоровья населения Российской Федерации в период с 1994 по 2018 г.

Используемые методы

Статистический анализ результатов панельного обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). Панельный характер данных обеспечен повторяемостью наблюдений, которые производились ежегодно с 1994 г. по 2018 г. на основании единообразной методики обследования одних и тех же экономических единиц (индивидов и домохозяйств). Вероятностная, стратифицированная, многоступенчатая территориальная выборка обследования является репрезентативной на федеральном уровне.

Эмпирическая база исследования

Информационная база данных, содержащая 27 волн панельного обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). База данных охватывает период с 1994 по 2018 г.

Результаты  работы

В 2018 г. продолжилось замедление роста реальных доходов населения, который наметился после спада 2014-2015 гг. Если в 2016 г. реальные доходы домохозяйств выросли на 11,1%, в 2017 г. — на 10,6%, в 2018 г. их рост составил 7,1%.

Темпы роста совокупного ежемесячного дохода домохозяйств от заработной платы снизились с 11,8% в 2017 г. до 8,6% в 2018 г. При этом доход от работы в государственных компаниях увеличился в 2018 г. на 11,6%, в частных компаниях – на 5,5%, в компаниях со смешанной формой собственности – на 16,6%. Темпы роста доходов от государственных трансфертных платежей не изменились, составив 6,3% в 2017 г. и 6,4% в 2018 г.

Денежный доход от домашнего производства и неформального сектора после роста в 2017 г. на 29,1% уменьшился в 2018 г. на 4,1%. В то же время натуральный доход от домашнего производства после сокращения в 2017 г. на 4,7% в 2018 г. вырос на 33,8%. Помощь от родственников и благотворительная помощь увеличилась в 2018 г. на 2,4%, что было существенно меньше, чем 7,7% рост в предыдущем году.

В последние два года отмечено ослабление зависимости домохозяйств от государственных выплат. Если в 2011–2016 гг. доля дохода домохозяйств от государственных трансфертных платежей выросла с 35,4 до 42%, то в 2017–2018 гг. она снизилась до 40,8%. Доля дохода от заработной платы, в 2011–2016 гг. упав с 51,1 до 45%, в 2017–2018 гг. увеличилась до 46,5%.

Если в предыдущем году рост реальных доходов затронул все домохозяйства независимо от уровня среднедушевого дохода, то в 2018 г., прежде всего, росли доходы наименее состоятельных домохозяйств (первого и второго квинтеля) и доходы домохозяйств со средним уровнем дохода (четвертого квинтеля). В 2018 г. средняя сумма ежемесячного дохода самых богатых домохозяйств в 2,7 раз превышала среднюю сумму ежемесячного дохода самых бедных, что было меньше соответствующего показателя 2017 г. на 0,2 п.п.

В 2018 г. на 3,6% сократились ежемесячные расходы домохозяйств на приобретение продуктов питания и непродовольственных товаров. При этом если уровень расходов на продукты питания практически не изменился, расходы на непродовольственные товары продолжили сокращаться, снизившись на 3,2% в 2017 г. и на 5,5% в 2018 г. В результате, был прерван рост доли непродовольственных расходов в общей структуре расходов домохозяйств.

В 2018 г. наблюдалось дальнейшее снижение дифференциации домохозяйств по уровню расходов, начавшееся в 2014 г. Если в 2017 г. наиболее обеспеченные домохозяйства в целом тратили в 5,1 раз больше, чем наименее обеспеченные, то в 2018 г. расходы самых богатых превосходили расходы самых бедных в 4,7 раз.

В 2018 г. наблюдался рост уровня оснащенности предметами длительного пользования по одним группам товаров и снижение — по другим группам. За год доля домохозяйств, владеющих холодильником «No Frost», увеличилась с 62,9 до 65,0%; стиральной машиной последнего поколения — с 83,9 до 85,3%. В то же время с 69,4 до 68,7% снизилась доля семей, владеющих стационарными или переносными компьютерами; с 45,1 до 44,6% — доля владельцев автомобилей; с 23,6 до 22,9% — доля владельцев загородных участков.

К концу 2018 г. уровень безработицы снизился с 3,5 до 3,3%. Среди мужчин доля безработных уменьшилась с 3,4 до 3,2%, среди женщин – с 3,7 до 3,3%. При этом коэффициент участия в рабочей силе снизился на 0,9 п.п. и составил 81% взрослого населения. Несмотря на общее сокращение числа занятых среди лиц пенсионного возраста, уровень занятости женщин-пенсионеров оставался выше, чем уровень занятости мужчин (24% против 19,7%).

Как и в предыдущие годы, мужчины заметно превосходили женщин по доле получающих тот или иной вид дохода и по величине среднего размера дохода от трудовой деятельности. В 2018 г. доля лиц, получающих доход от заработной платы, составляла 79,3% среди мужчин и 71,8% среди женщин трудоспособного возраста. В 2018 г. сравнялась доля мужчин и женщин, получающих доход от работы на частных предприятиях или предприятиях смешанной формы собственности. В целом, в 2018 г. женщины зарабатывали 73,7% от среднего дохода мужчин, что было больше показателя 2017 г. (70,8%), но меньше того же показателя в 2016 г. (74,4%).

В 2018 г. доля работников, столкнувшихся с задолженностями по заработной плате, снизилась до рекордно низкого уровня 1,2%. Однако, срок и средняя сумма задолженности по заработной плате продолжали расти. Если в 2016–2017 гг. средняя сумма задолженности по заработной плате увеличилась на 9,6%, то к концу 2018 г. она выросла еще на 19,6%.

В 2018 г. выявлено очередное сокращение доли домохозяйств, испытывающих трудности со своевременной оплатой услуг жилищно-коммунального сектора. Доля таких домохозяйств с 2016 по 2018 г. сократилась с 7,8 до 6,2%. Вместе с тем, средняя сумма задолженности выросла по сравнению с 2017 г. на 11,1%, правда, так и не достигнув максимума, зафиксированного в 2016 г.

Прервалась наметившаяся в предыдущем году тенденция к улучшению социального самочувствия россиян. Если с 2016 по 2017 г. доля респондентов, в той или иной степени удовлетворенных своей жизнью, увеличилась с 48,1 до 51,1%, прервав пятилетнюю тенденцию к снижению, то в 2018 г. она вновь упала до 49,6%. Доля лиц, неудовлетворенных жизнью, увеличилась с 24,2 до 24,7%.

Доля респондентов, неудовлетворенных своим материальным положением, увеличилась с 57,1% в 2017 г. до 57,9% в 2018 г., тогда как доля полностью или скорее удовлетворенных уменьшилась с 23,2 до 20,9%. Снизилась доля тех, кто указывал на какие-либо изменения в материальном положении своих семей. Доля тех, кто заметил улучшение материального положения, за год сократилась с 19,2 до 16,9%; доля тех, кто заметил ухудшение материального положения, снизилась с 24,8 до 23,9%. Удельный вес тех, кто не заметил каких-либо изменений, достиг максимального значения за все время наблюдений (59,2%).

Большинство россиян не слишком надеялись на улучшение своего положения в ближайшем будущем. Среди респондентов преобладали люди, уверенные, что в их жизни ничего не изменится. За год их удельный вес вырос с 47 до 49,5%. При этом доля респондентов, оптимистично оценивающих перспективы своих семей, снизилась с 21,5 до 19,6%, а доля пессимистов, напротив, возросла с 12,9 до 13,3%.

В 2018 г. доля респондентов, обеспокоенных угрозой потери работы, снизилась с 63,3 до 61,9%, при этом доля тех, кто об этой проблеме не задумывался, опустилась с 23,7 до 23,3%. Прекратилось падение уровня уверенности занятых в возможности нового трудоустройства в случае потери работы. Несмотря на то, что доля респондентов, полностью или скорее уверенных в возможности повторного трудоустройства, не изменилась, оставшись на уровне 38,6%, доля лиц, не очень уверенных или совсем не уверенных в своих перспективах, сократилась с 44,4 до 42,4%.

В 2018 г. выявлено дальнейшее повышение уровня удовлетворенности занятых своей работой. Доля работников, полностью или скорее удовлетворенных своей работой, за год выросла с 67,4 до 69,2%; доля неудовлетворенных сократилась с 9,8 до 8,8%. Наибольшую удовлетворенность у работников вызывают условия труда, наименьшую – уровень заработной платы.

Несмотря на экономические трудности, постигшие россиян за последнее десятилетие, население оценивает состояние своего здоровья более позитивно, чем в 1990-е гг. С 1994 по 2018 г. доля лиц, оценивающих свое здоровье как хорошее или очень хорошее, выросла с 25,4 до 33,1%; доля лиц, оценивающих свое здоровье как плохое или очень плохое, напротив, снизилась с 18,8 до 15,3%; доля тех, кто воспринимает свое здоровье как среднее, также сократилась с 55,5 до 51,1%. Улучшение самооценок здоровья было, в первую очередь, связано с позитивной ролью семьи.

С 1994 г. по 2017 г. средняя самооценка здоровья пенсионеров улучшилась с 2,52 до 2,75, снизившись до 2,72 за последний год. В 2018 г. большинство (57,9%) пенсионеров оценивали свое здоровье как среднее. И только 9,5% считали его очень хорошим или хорошим; 32% — плохим или совсем плохим. Работающие пенсионеры оценивали свое здоровье лучше, чем неработающие. Несмотря на наличие родственников, друзей и знакомых, многие пенсионеры чувствовали себя одинокими. На состоянии здоровья пенсионеров негативно сказывались материальные трудности, отсутствие или сокращение возможности работать, неопределенность настоящего и отсутствие ясных жизненных перспектив.

Стабильно низким на протяжении многих лет остается уровень восприятия собственного здоровья инвалидами. При этом самым низким этот уровень был в 2008 г., когда доля оценивающих свое здоровье негативно достигала 65,1%. В дальнейшем оценки улучшились, и в 2018 г. доля, считающих свое здоровье плохим или совсем плохим, составляла 59,1%. На протяжении длительного периода эмоциональное состояние инвалидов характеризовалось повышенной тревожностью и неуверенностью в будущем. Возможность заниматься трудовой деятельностью имела значительное позитивное влияние на социальное самочувствие инвалидов.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

База данных лонгитюдного панельного обследования «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994–2018 гг. (русскоязычная и англоязычная версии) и сопроводительная документация к ней на русском и английском языках размещена в открытом доступе на портале НИУ ВШЭ по адресу http://www.hse.ru/rlms. С 2014 по 2019 г. более 8500 верифицированных пользователей загрузили базу данных RLMS-HSE с Интернет страницы обследования.

Данные RLMS-HSE послужили эмпирической основой более 1300 научных публикаций на русском и иностранных языках (английском, китайском и др.), в том числе для 494 статей, опубликованных только в период с 2014 по 2019 гг. в научных журналах, индексируемых Web of Science, Scopus и РИНЦ (список публикаций доступен по адресу: https://www.hse.ru/rlms/publ ).

Публикации по проекту:


Дорофеева З. Е. Особенности жизненных практик многодетных семей // Социологические исследования. 2019. № 7. C. 114-124. doi
Козырева П. М., Смирнов А. И. Динамика социального самочувствия инвалидов: тревоги и надежды // Социологические исследования. 2019. № 8. C. 62-74. doi
Козырева П. М., Смирнов А. И. Доверие в нестабильном российском обществе // Полис. Политические исследования. 2019. № 5. C. 134-147. doi
Козырева П. М., Смирнов А. И. Эволюция российских партий и ожидания общества // Власть. 2019. Т. 27. № 2. C. 17-27. doi
Воронин Г. Л., Козырева П. М., Косолапов М. С., Низамова А. Э., Сивкова И. В., Смирнов А. И., Соколова С. Б., Тонис Е. И., Евграфова К. О. Социально‑экономическое поведение российских домохозяйств в 1994–2017 гг., in: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE). Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019. С. 7-107. 
Рощина Я. М. Рискованное потребление алкоголя в России, in: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE). Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019. С. 108-133. 
Рощина Я. М., Бычкова Т. Ю. Структура питания россиян в 2011 г., in: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS‑HSE). Москва : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019. С. 134-156. 
Osipova O. The impact of lockdown 2020 on the practice of developing activities with children in families, in: Proceedings of the Research Technologies of Pandemic Coronavirus Impact (RTCOV 2020).: Atlantis Press, 2020. С. 182-189.