• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Особенности занятости и оплаты труда работников предпенсионного и пенсионного возраста

Приоритетные направления развития: социология
2019

Цель работы

Комплексный анализ положения лиц предпенсионного и пенсионного возраста на рынке труда Российской Федерации, характеристика вызовов для российской экономики в свете предстоящего увеличения доли старших возрастных групп в структуре населения и рабочей силы.

Используемые методы

Аналитические и эконометрические методы анализа данных – статистические таблицы, построение контрафактических распределений, индекс реструктуризации структуры занятости, индекс диссимиляции Дункана, индекс Джини и децильные коэффициенты, метод разрывного дизайна, метод наименьших квадратов, декомпозиция Филдса.

Эмпирическая база исследования

Микро-данные Обследования рабочей силы (ОРС; ранее, Обследование населения по проблемам занятости – ОНПЗ), микро-данные Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах (ВНДН), Обследование заработных плат по профессиям (ОЗПП), микро-данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья НИУ ВШЭ (РМЭЗ НИУ ВШЭ), статистические данные Федеральной службы государственной статистики России, микро-данные Федерального статистического наблюдения за участием населения в непрерывном образовании, данные проекта «Евробарометр в России», данные из международных обследований или международных баз данных (PIAAC, Международное Европейское Социальное обследование).

Результаты работы

Результаты, вошедшие в отчет, показывают, что в настоящее время лица в возрасте 50 лет и старше составляют значительную часть населения в возрасте экономической активности (старше 15 лет) и в ближайшие 10-15 лет их доля будет расти. Если в 2017 г. доля населения 50 лет и старше в населении старше 15 лет составляла 42,6%, то согласно официальному демографическому прогнозу к 2028 г. она увеличится до 45,4%. С 2005 по 2017 гг. численность экономически активных лиц в возрасте 50 лет и старше выросла на 4 500 тыс. чел. (на 29%), тогда как общая численность экономически активного населения увеличилась лишь примерно на 3,5%. В результате к 2017 г. доля населения 50 лет и старше в общей численности экономически активного населения достигла 26,7%. Этот показатель выше среди женщин, чем среди мужчин. Согласно различным вариантам прогноза численность экономически активного населения в возрасте 50 лет и старше к 2028 г. сократится на 330 - 575 тыс. чел. При этом «чистый» положительный эффект пенсионной реформы на экономическую активность, который выражается в росте экономической активности в группе 60-64 лет у мужчин и в группе 55-59 лет у женщин, составит примерно 1 млн. чел.

Период 2005-2015 гг. ознаменовался приростом занятости населения старшего возраста в сравнении с молодежью и лицами среднего возраста. Занятость лиц в этой возрастной группе увеличилась во всех отраслях кроме сельского хозяйства и обрабатывающих производств. Сокращение занятости составило -3 и -6 п.п. соответственно. Все остальные виды деятельности наращивали занятость. Главными генераторами рабочих мест для пожилых выступали деловые услуги, торговля, здравоохранение, строительство и прочие услуги.

С 2005 по 2017 гг. наблюдался рост доли специалистов высшего уровня квалификации, а также работников сферы обслуживания и торговли. При этом нет оснований полагать, что работники старшего возраста массово вытеснялись на менее квалифицированные рабочие места. Из 4,8 млн человек прироста занятых в возрасте старше 50 лет за 2005-2015 г. 3,4 млн человек пришлось на беловоротничковые профессии, в том числе 2,3 млн человек – на профессии руководителей и специалистов.

В России трудовая мобильность в возрастной группе 50-72 лет является достаточно низкой со слабой реакцией на макроэкономические шоки. Работу меняют около 10% от всех занятых пожилых. Двумя важнейшими ограничителями трудовой мобильности выступают, во-первых, устаревшие знания и навыки и, во-вторых, проблемы со здоровьем. Мотивы мобильности связаны со стремлением работников старшего возраста перейти к более комфортному графику работы: снижается рабочее время и растет самозанятость.

В последние десятилетия во всех возрастных группах наблюдался сдвиг в пользу работы по найму по бессрочным трудовым договорам. Так, в группе 65-72-летних по срочному договору или устной договоренности в настоящее время трудятся менее 10% наемных работников, что опровергает мифы о вытеснении пожилых в прекариативную занятость.

К 2015 г. на российском рынке труда в неформальном секторе было занято более 3 млн. человек старше 50 лет. Неформальность на рынке труда получает наибольшее распространение среди работников преклонного возраста (старше 65 лет), однако одновременно наблюдается и отчетливая тенденция к увеличению численности неформальных работников в возрасте 50-59 лет, происходящее на фоне возрастающего сближения образовательной и профессионально-отраслевой структуры неформальной занятости работников разных возрастов. Среди работников старше 60 лет основные риски неформальной занятости перемещаются от наиболее низких уровней образования (основное общее, начальное или без образования) к среднему профессиональному и среднему (полному) общему образованию, с которыми связаны наибольшие риски неформальности и в основных трудоспособных возрастах. Сокращение занятости в домашнем хозяйстве производством продукции для реализации среди неформальных работников старших возрастов происходит одновременно с экспансией занятости в торговле, на транспорте и в строительстве - традиционных отраслях неформальности в основных трудоспособных возрастах. Сходство структуры занятости в неформальном секторе работников разных возрастов, сочетающееся с будущим вступлением в старшие возраста более многочисленных когорт и возрастающей деформализацией занятости 50-59-летних, может привести к дальнейшей экспансии неформального сектора.

Внутри группы работников старше 50 лет происходят и будут происходить заметные изменения образовательной структуры, что связано с вступлением в эту группу более образованных возрастных когорт. С 2005 по 2017 гг. число лиц с высшим образованием в старшей группе выросло примерно на 2 870 тыс. чел. (на 45%) и составило 23,3% от численности всего населения в возрасте 50 лет и старше. В то же время число лиц с профессиональным образованием любого уровня за этот же период выросло на 10 600 тыс. чел. (т.е. в 1,5 раза) и составило в 2017 г. 28 800 тыс. человек, т.е. 72% от всего населения старше 50 лет. Однако приобретенные когда-то знания могут устаревать и обесцениваться. Эта проблема особенно актуальна для работников в старших возрастах. Способом сохранить качество человеческого капитала может быть дополнительное профессиональное обучение. Впрочем, как показывают результаты исследования масштабы переобучения рабочей силы в России крайне низки по международным меркам, это касается не только старших возрастов. Уровни участия в дополнительном профессиональном образовании существенно выше для высококвалифицированных специалистов.

Исследование профиля заработной̆ платы российских работников в зависимости от их возраста подтверждает вывод о нелинейном профиле заработков, имеющем форму перевернутой буквы U. Такая форма профиля объясняется тем, что максимальные заработки (в годовом и в часовом измерениях) наблюдаются в возрасте 30-34 лет, после чего их значения стабилизируются и ближе к предпенсионному возрасту начинают свое снижение. К 70 годам профиль заработков опускается до своего начального значения в самой младшей из рассматриваемых возрастных групп (20-24 лет). Особенность в формировании доходов работников в пенсионный период состоит в том, что, начиная примерно с 60 лет профиль у мужчин снижается круче, чем у женщин. Так, если в возрасте 60-69 лет средний размер «штрафа за возраст» (по сравнению с группой 20-24 лет) у женщин составляет 13%, то у мужчин – 16%.

Повозрастной профиль отработанных в течение года рабочих часов также, как и распределение заработков имеет форму перевернутой U. Годовое число отработанных часов колеблется от 1700 в крайних возрастах у женщин до 2050 в основных рабочих возрастах у мужчин. Эти значения превышают среднее для стран ОЭСР, которое составляет 1744 часа в год (за 2017 год). Работники предпенсионных и пенсионных возрастов отдают работе в среднем около 1900 часов в год.

Анализ масштабов низкооплачиваемой занятости показал, что в 2015 году доля работников с ежемесячной заработной платой, не превышающей величины МРОТ (5965 руб.), колеблется в пределах 3-10%. Причем в самой старшей возрастной категории достигается наиболее высокая концентрация таких работников - 10%. Исследование неравенства по заработным платам показало, что среди работников в возрасте 20-59 лет уровень неравенства по годовым трудовым доходам не проявлял какой-либо выраженной динамики, лишь в самой старшей возрастной категории индекс Джини вырос примерно на 2 п.п. (c 0.34 до 0.36).

Исследование структуры заработков не выявило целенаправленного использования переменного компонента заработной платы в целях дискриминации тех или иных возрастных групп.

Межстрановойанализ особенностей трудового поведения работников старшего возраста показал, что политика, направленная на улучшение положения пожилых на рынке труда, может включать не только набор стандартных мер (проведение пенсионных реформ, изменения в трудовом законодательстве), но и предоставление различных субсидий для оплаты работников старших возрастов, введение пониженных ставок отчислений в социальные фонды, специальные налоги на работодателей, увольняющих пожилых работников. Однако эффективность этих мер снижается в отсутствии участия пожилых работников в программах переобучения и повышения квалификации.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты данной работы развивают и расширяют понимание исследователей об особенностях занятости, безработицы и оплаты труда работников старших возрастных когорт. Полученные эмпирические знания могут быть использованы при разработке рекомендаций по формированию политики на рынке труда.