• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Версия для слабовидящихЛичный кабинет сотрудника ВШЭПоискМеню

Разработка и применение методов классификации и интерпретации динамических и объектных изменений характеристик функционирования арбитражного судопроизводства

Приоритетные направления развития: право, компьютерно-математическое
2020

Цель работы

Анализ проблем интерпретации результатов анализа больших данных в юриспруденции и судопроизводстве.

Используемые методы

В рамках работы по интерпретации и проверке данных исследовательский коллектив опирался на современную теорию права, в том числе современный юридический позитивизм (Г. Харт и последователи, см. библиографию), теорию Р. Дворкина[1],направление CriticalLegalStudies.

Кроме того, использовались традиционные для юриспруденции методы исследования, в числе которых:

  • классический юридико-догматический метод, который используется, главным образом, при анализе содержания национальных юридических наук;

  • сравнительно-правовой метод, который используется при сравнении национальных правовых систем друг с другом.

Эмпирическая база исследования

Официальные издания нормативных правовых актов, базы нормативных правовых актов и иной правовой информации; программные документы; Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, письма и информационные письма Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, включающие обобщения и обзоры судебной и арбитражной практики, опубликованные в официальных изданиях судов Российской Федерации либо включенные в базы данных правовой информации; база данных решений арбитражных судов за 2010-2018 гг.; результаты консультаций с экспертами; массив общедоступных источников по проблемам правового регулирования в ряде областей. В исследовании также были учтены эмпирические данные, описанные в специальной литературе, использованной при выполнении проекта.

Результаты работы

В рамках работы в целяхконцептуализации проблематики интерпретации и применения больших данных в сфере юриспруденции и судопроизводства был рассмотрен ряд проблем, как общих для теории познания, так и специфических для юриспруденции, в том числе:

  • насколько парадигма больших данных, импликации и контекст, характерные для применения больших данных, адекватны функциям и методу права как формы социальной координации и разрешения конкретных споров между участниками оборота (в том числе соответствует принципам доказывания в судебном процессе), насколько большие данные вписываются в существующую парадигму правового регулирования, либо, если не вписываются, то насколько они эффективны и приемлемы, и, соответственно, могут заменить правовой метод с точки зрения его социальных функций либо, как минимум, трансформировать его;

  • насколько технологии эффективны, т.е. обладают предсказательной силой либо это лишь иллюзия, а прогнозы выглядят правдоподобными за счет искажающих эффектов, в том числе эффекта колеи и эффекта самооправдывающегося пророчества;

  • насколько применение больших данных в целях правового регулирования консервируют прошлые социальные практики; насколько большие данные способствуют либо наоборот препятствуют развитию права и правоприменения;

  • в какой мере непрозрачность больших данных и результатов их применения соответствует принципам предсказуемости правовых позиций;

  • насколько применение больших данных в целях правового регулирования соответствуют ценностям правовой системы, включая справедливость и равенство правового положения, недопущение дискриминации;

  • насколько применение больших данных в целях правового регулирования соответствуют требованиям этичности;

  • в какой мере применение больших данных в целях правового регулирования соответствует требованиям демократичности социального управления, недопущения монополизации механизмов социальной координации, недопущения коррупции и конфликтов интересов.

Проведенное исследование позволило, в частности, сформулировать выводы о том, что логика правового регулирования как практического дискурса (как на этапе правотворчества, так и правоприменения) принципиально отличается от попыток организации социального управления на основе больших данных. Мало того, что такое управление остается столь же теоретически нагруженным и не свободным от контекста и импликаций, оно по целому ряду параметров не позволяет заметить право как форму социального регулирования – не решает задач правового регулирования, не соответствует системе господствующих целей и ценностей, авторитарно и антидемократично. Попытки организовать социальное управление исключительно на основе больших данный представляет собой современную попытку построения тоталитарной антиутопии.

Это, однако, не отрицает полезности методов и технологий, основанных на больших данных, для решения многих частных околоюридических задач, что и происходит сейчас на практике. Важно, чтобы такие методы и технологии, а также группы интересов, которые стоят за их применением, не претендовали на большее, чем такие технологии действительно способны. И тематика интерпретации больших данных является ключевой для понимания их возможностей и ограничений.

Непрозрачность процедур сбора данных и алгоритмов их анализа (включая заложенные в них импликации) подчеркивает необходимость публичной проверки качества (полноты и целостности) собранных данных, корректности применяемых алгоритмов и процедур интерпретации результатов анализа. Отдельного внимания требует проверка внешней валидности выводов, которая должна предполагать, как правило, экспериментальную проверку сделанных на основе больших данных предположений. Причем это важно как для подтверждения статуса сделанной на основе больших данных аналитики как научного знания, так и тем более для практического применения данной аналитики и алгоритмов в целях управления обществом и принятия социально-значимых решений. Тенденция отказа от публичных демократических дискурсивных процедур под предлогом использования якобы доказательных больших данных (особенно в российской практике государственного управления) представляется крайне тревожной.

По умолчанию необходимо исходить из буквального толкования выявленных на основе анализа больших данных связей (паттернов) и не приписывать им большего. Любые дальнейшие выводы, которые выходят за пределы формулы «установлены корреляции между данными X и Y, собранными таким-то образом» требуют процедуры дополнительного обоснования традиционными для науки методами. Причем речь идет в том числе об установлении статуса выявленных связей (как случайных либо ложных, либо наоборот, как причинно-следственных), выдвижении, обосновании и проверке гипотез, объясняющих выявленные связи. Наконец, отдельного обоснования требуют прикладные решения, которые принимаются на основе данных выводов, особенно если речь идет о социальном управлении.

Это в полной мере применимо к методам автоматизированного анализа однородности характеристик судебной практики. Выявляемые паттерны сами по себе свидетельствуют лишь о степени однородности взятых характеристик судебной практики во временном измерении, и не более того. Любые дальнейшие выводы (например, о возможности распространить выводы об однородности на иные характеристики судебной практики, о причинах отклонений, о необходимости применения корректирующих мер по отношению к судам с отклоняющейся практикой и т.п.) должны стать результатом специальных обоснований.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты выполнения научно-исследовательских работ найдут применение в следующих областях:

  • российские и зарубежные прикладные исследования в области оценки единообразия судебной практики;

  • законопроектная работа Правительства Российской Федерации, в том числе разработка системы мер по повышению качества нормотворчества;

  • сфера практической работы, связанной с анализом судебной практики;

  • подготовка специалистов в вузах в сфере права;

  • повышение квалификации специалистов (в том числе государственных служащих), сталкивающихся с необходимостью участия в рассмотрении дел в судах.

К числу потенциальных потребителей результата относятся органы государственной власти, разработчики нормативных правовых актов, преподаватели образовательных учреждений, научные работники.


[1] Dworkin R. Taking Rights Seriously. 1978. Dworkin R. Empire of La. Cambridge, Mass., 1986.