• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг финансового поведения населения

2011
Подразделение: Лаборатория экономико-социологических исследований

Коды по классификатору Elibrary:
06.00.00 Экономика. Экономические науки
06.56.00 Общественно-экономическая структура
06.56.51 Общественный сектор

Цель работы – оценка динамики параметров финансового поведения россиян.

Поскольку в исследовании используется экономико-социологический подход, то в фокусе исследования оказываются такие понятия, как доверие, управление финансами в семье, финансовая грамотность, стратегии, установки, отношение и другие социологические понятия. Основными направлениями исследования стали такие темы как доверие финансовым институтам, управление финансами в российских семьях, пенсионные стратегии россиян, кредитное поведение населения РФ и отношение населения к электронным деньгам.

Эмпирическую базу исследования составили данные всероссийского опроса населения, реализованного в рамках проекта в ноябре 2011 г. (выборка – 1600 чел.), а также данные 14 фокус-групп, проведенных в это же время в различных городах России.  Также были использованы данные опросов НИУ ВШЭ 2009 и 2010 гг., и результаты исследований в 1998-2008 гг., проведенных ВЦИОМ, ФОМ, Левада-центром, НАФИ и др. Проведенное исследование позволяет говорить о следующих тенденциях финансового поведения россиян.

В контексте доверия финансовым институтам общий тренд заключается в том, что финансовые институты, пережив спад доверия весной 2009г., восстановили его к весне 2010 г. В течение следующих полутора лет уровень доверия испытывал волнообразные колебания – некоторое снижение летом 2010 г., скачок осенью 2010 г., обратное движение вниз весной 2011 г. и наблюдающийся оченью 2011г. реванш – но в целом находится в поле пороговой отметки в 100 пунктов, означающей равное соотношение между «оптимистами» и «пессимистами». При этом уровень доверия страховщикам по сравнению с банками существенно ниже, наибольший разрыв наблюдается по оценкам того, что уже прошло – надежности и информационной открытости в прошедший год.

Уровень доверия финансовым институтам оказывается более высоким в группе «активных» пользователей финансовых услуг. Означает ли это, что доверие финансовым институтам формируется в результате включенности в финансовый рынок, т.е. в процессе пользования различными видами услуг? Или же, напротив, уровень доверия выступает причиной того, что человек начинает/не начинает активно пользоваться финансовыми услугами? Это вопрос для будущих исследований. Пока же в исследовании прояснен вопрос о месте финансовых институтов в структуре институционального доверия. Было выделено 3 фактора доверительного восприятия институтов (объясняющих 70% дисперсии) – доверие общественно-политическим институтам, доверие небанковским финансовым институтам и доверие банкам и госрегуляторам финансового рынка. Установлено, что уровень доверия общественно-политическим институтам выше у лиц старшего возраста, жителей малых городов и сел. Банкам и государственным организациям, регулирующим финансовые рынки, более других доверяют молодые люди, с более высоким уровнем дохода, проживающие в крупных городах.

В разрезе по уровню финансовой грамотности результаты нашего исследования выглядит следующим образом – люди, более подкованные в плане управления личными финансами, характеризуются большей степенью доверия к банкам и госрегуляторам, а относительно доверия другим институтам различия статистически незначимы.

Исследование механизмов управления финансами в российских семьях показывает, что наиболее распространенной предстает система общего или частичного пула (45,6% в совокупности), четверть голосов набирает модель в той или иной степени женского доминирования, 23% - мужского. С системой независимого управления идентифицировали сложившуюся у них практику 4% респондентов. Приверженность семей общему пулу в управлении деньгами взаимосвязана со статусом занятости женщины. Семьи, в которых муж работает, а жена – нет, демонстрируют большую приверженность моделям управления с доминирующей ролью мужа, при этом общего пула в этой группе придерживается наименьшая по сравнению с другими доля семей. Немногочисленные семьи, где жена работает, а муж нет, более склонны к женскому доминированию в финансовых вопросах или независимому управлению. Свыше трети семей, где оба супруга не работают (очевидно, и уровень  материальной обеспеченности этих домохозяйств довольно низкий), полагаются на главенство женщины в управлении финансами.

Данные мониторинга финансовой грамотности в России (2008-2011 гг.)  свидетельствуют о том, что за время наблюдений измеряемые в ходе мониторинга индикаторы финансовой грамотности не продемонстрировали положительной динамики: некоторые параметры остались на прежнем уровне, другие ухудшились. Уровень финансовой грамотности (по измеряемым индикаторам)  довольно низок. В среднем, по выборке индекс финансовой грамотности из максимально возможных 6 баллов достиг значения лишь в 1,6 балла. Анализ различий в уровне индекса по социально-демографическим группам (полу, возрасту, образованию, доходу, типу населенного пункта, федеральному округу) показал, что за исключением группировок по типам населенных пунктов и по федеральным округам, во всех остальных группах наблюдаются статистически значимые различия. Мужчины несколько более финансово грамотны, чем женщины, самые молодые (18-24) и люди старше 45 лет реже дают правильные ответы по сравнению с теми, кому от 25 до 44 лет. Финансовая грамотность положительно связана с уровнем дохода в семье и уровнем образования респондента.

Пенсионные стратегии россиян, еще не вышедших на пенсию, практически не претерпевают изменений с 2005 г. Подавляющее большинство людей полагает, что их государственной пенсии им будет недостаточно для нормальной жизни на пенсии. Однако финансовых стратегий по формированию дополнительных источников доходов на пенсии они не реализуют. Около 40% рассчитывают продолжать работать, около трети – жить на маленькую пенсию и экономить, около 20% пока затрудняются ответить на этот вопрос. Наиболее важным трендом в динамике распространенности разных видов дополнительных источников дохода в 2005-2011 гг. стал рост доли пенсионеров, которые продолжают работать: с 10% до 30% от общего числа всех пенсионеров, при уменьшении доли пенсионеров, пополняющих свой семейный бюджет за счет продуктов, выращенных на участке и самообеспечении: с 13% до 2%. Финансовые стратегии пенсионных накоплений есть не более чем у 1-2% пенсионеров, еще меньше тех, кто способен генерировать доход от имеющейся у них недвижимости.

Информированность о том, что работники могут делать добровольные отчисления из своих заработков в негосударственный пенсионный фонд, чтобы после выхода на пенсию получать дополнительную негосударственную пенсию, достаточно высока: в 2009 г. о ней знали 64% работников, а в 2011 г. - 63%.  Однако доля тех, кто делает добровольные отчисления на пенсию за 2009-2011 гг. не увеличилась и остается на уровне 5% россиян. Две основных причины отказа от пользования услугами НПФ: отсутствие доверия НПФ и дефицит материальных средств.

Информированность о программе государственного софинансирования пенсий достаточно высока: в 2011 г. о программе знают 80% жителей РФ. Россияне оценивают программу положительно. Хуже дела обстоят с намерениями принять участие в данной программе и сделать взнос в свою будущую пенсию. В 2009 г. твердо намеревались это сделать всего 6% людей, имеющих право принять в ней участие, а в 2010 г. и 2011 г. таковых стало меньше – 4%.

Кредитная активность населения нарастает – об этом свидетельствуют как статистические, так и опросные данные.  По опросам населения, с 2009 по 2011 год происходит медленный, но верный рост доли людей, вовлеченных в процессы кредитования. В 2011 г. 42% российских домохозяйств имело кредитную историю.

Владеют банковскими картами немногим более половины россиян. С 2009 г. доля тех, кто не имеет карты и не собирается ее заводить сократилась в 1,5 раза. За два года в 1,5 раза выросла доля тех, кто использует банковскую карту для оплаты хотя бы в том случае, когда у человека отсутствуют наличные деньги. В целом, всегда или в  отсутствие наличных картой расплачиваются 45% россиян. На первом месте в структуре мотивов отказа от оплаты картой в 2011 г. находится причина, связанная с неразвитостью торговой инфраструктуры, магазины и предприятия не способны принять карту к оплате. Нежелание заводить карту связано с представлениями о дороговизне данного продукта и представлениях о том, что этот продукт рассчитан на более обеспеченных людей. Вторая группа причин – это низкая финансовая грамотность в отношении данного продукта. Недоверие банкам играет минимальную роль, а вот боязнь мошенничества среди людей, не имеющих карту, увеличивается. Тем не менее, практики использования банковских карт для безналичных платежей товаров и услуг становятся более популярными. Также растет доля тех, кто оплачивает счета с помощью банкоматов. Электронными платежными системами в течение последних 12 месяцев пользовались только 7% респондентов, что в 8 раз меньше доли владельцев пластиковых карт. Впрочем, при сравнении банковских карт и электронных платежных систем по ряду критериев (сохранность персональных данных, удобство пользования, стоимость услуг, надежность и отсутствие мошенничества) предпочтения были на стороне банковских карт по всем параметрам.

Публикации по проекту:


Kuzina O. E. The Level of Financial Literacy of Russians: Before and During the Crisis of 2008-2009 // Economic sociology - The European electronic newsletter. 2011. Vol. 12. No. 2. P. 27-43.
Ibragimova D. Money management in russian families / NRU Higher School of Economics. Series SOC "Sociology". 2012. No. 11.
Ибрагимова Д. Х. Кто управляет деньгами в российских семьях? // Экономическая социология. 2012. Т. 13. № 3. С. 22-56.