• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Формирование дисциплинарного поля в социальных и гуманитарных науках в XIX-XXI вв.

2011

Коды по классификатору Elibrary:
04.00.00 Социология
04.01.00 Общие вопросы социологии
04.01.07 Социология как наука

Главная цель данного стартового проекта – изучение истоков и характера видоизменений современных гуманитарных и социальных дисциплин, их границ и параметров регуляции – как «внешней» (организационно-институциональной), так и «внутренней» (методологической).

В качестве наиболее значимого казуса, модельного для прочих дисциплинарных траекторий, в рамках проекта выбрана эволюция истории как знания о прошлом, где в XVI–XIX веках особенно рельефно выявились стратегии и практики «онаучивания» и критической работы с материалом, важные и показательные для всех иных дисциплин гуманитарного цикла. Поэтому именно истории (и ее развитию от классического статуса «наставницы», «учительницы жизни» к актуальному состоянию) было уделено особенное внимание на первом этапе изучения схем и практик дисциплинаризации гуманитарного знания.

Анализ проблематики дисциплинарного оформления истории требует предварительного и более общего рассмотрения всей сферы исторических знаний задолго до середины XIX века – того времени, с которого принято отсчитывать процесс становления поля современных наук о человеке в привычном для нас виде. Прежде всего, это предполагает особое внимание к трактовкам прошлого как такового и к режимам темпоральности в разных европейских культурах в ключевые этапы их развития. Это, в свою очередь, подвигло авторов проекта к обращению к проблематике исторической культуры, как той среды, где собственно и происходит оформление и рецепция важнейших содержательных и отрефлексированных норм и критериев истории как науки.

Совокупный результат действия этих факторов позволяет исторической науке и в XXI столетии удерживать единство общего развития исторической профессии и сохранять высокий мобилизационный потенциал исторической культуры (в особенности в Северной Америке и Европе), – правда зачастую происходит это за счет размывания профессиональных границ и определенной утраты тех достижений в познании прошлого, которые были обретены в рещающий момент становления «новой» исторической науки на основе взаимодействия традиций школы «Анналов», критической историографии в США и школы «структурной историии» В. Конце и Т. Шидера в Германии.
Особое внимание в рамках реализации проекта уделялось изучению рефлексивных и «рецептивных» моментов дисциплиностроительства – формированию самосознания представителей исторического цеха (включая их переписку и мемуары), становлению историографии как особого рода субдисциплины по изучению прошлого самой исторической науки, развитию сети академической периодики, наконец, характеру спроса на исторические знания в тех или иных общественных группах в разных странах и культурах. В методологическом плане участниками проекта выявлено несколько принципиальных положений, касающихся специфики дисциплинарного подхода.

Были определены следующие ключевые факторы и моменты дисциплинарного развития в науках о прошлом, применимые и к эволюции гуманитарного знания вообще:

На раннем этапе становления современного комплекса наук о человеке (до XVIII-XIX вв.) главным для дисциплинарного самоопределения истории оказалась не рефлексия самих авторов исторических сочинений, а общеметодологические классификации – как правило, со стороны философов, и разнообразные культурно-политические апроприации исторических знаний (особенно в эпоху Ренессанса и «классический век»).
Применительно к Новому времени важное значение приобрели обстоятельства переноса знаний из одних дисциплинарных или национальных сообществ в другие в связи с заимствованием и трансформацией моделей развития и принципов строительства отдельных отраслей науки.

 По мере приближения к современности существенным фактором развития истории как дисциплины оказывается непосредственное организующее вмешательство государства и связанных с ним идеологических и административных структур. Но одновременно нарастает и степень автономии профессиональных сообществ гуманитариев (в частности, историков), обладающих своими самостоятельными системами оценок компетенции и квалификации. И если, с одной стороны, к концу ХХ века мобилизационные притязания государства по отношению к социальным дисциплинам во многих странах отступают, то, с другой стороны, повышается и степень давления общественной или культурной конъюнктуры на суждения и оценки самих профессионалов (те пласты исторической культуры, которые относятся к историческому сознанию или историческому воображению).
Авторы проекта исходят из допущения, что общая тенденция к «сциентизации» социогуманитарного знания, особенно к концу ХХ столетия, уравновешивается или компенсируется обратным движением – укреплением фикционального момента, который связан с социальным воображением, фантазией и художественным творчеством (когда одна волна или очередной «поворот» в гуманитаристике действует не однолинейно, а накладывается на иные схожие тенденции).

5. В ходе исследования подтвердилась первоначальная гипотеза о взаимодействии в процессе развития социогуманитарного знания двух разнонаправленных тенденций дисциплинарного развития. С одной стороны, это бурная «эмансипация» новых идей и направлений поверх привычной сетки дисциплин, в том числе углубляющийся разрыв между прежним устройством и новыми ориентирами интеллектуального развития. С другой стороны, для этого процесса во второй половине ХХ века оказалась характерна устойчивость прежних форм организации знания, возрождение прежних симбиозов и дисциплинарных «консенсусов».
Для выявления характера формирования разных дисциплинарных полей в сфере гуманитарного знания было важно обратиться к истокам формирования классической традиции – в диапазоне от средневековых и допросветительских моделей знания и вплоть до традиций XIX–ХХ веков. Именно эти исследовательские задачи и были реализованы в 2011 г. в ходе работы регулярного семинара ИГИТИ, семинаров «Многоликая софистика», а также при подготовке Полетаевских чтений ИГИТИ  и мемориального сборника выдающегося отечественного историка, социолога и экономиста А.В. Полетаева «Неклассическое наследие: Андрей Полетаев».

2. Учитывая важность исторической науки как модельного казуса дисциплинаризации, именно становление и онаучивание представлений о прошлом стало предметом исследования в статьях участников проекта, а также в коллективной монографии «Историческая культура в императорской России», подготовленной к публикации в Издательском доме НИУ ВШЭ.
3. Базовые принципы и установки национальной мобилизации и интернационального фона развития гуманитарных дисциплин конца XIX – первой трети XX века в России рассмотрены в рамках курса лекций А.Н. Дмитриева (прочитанного в мае 2011 г. в Высшей школе социальных наук в Париже) – в рамках программы официального сотрудничества ИГИТИ и Центра изучения России, Кавказа и Центральной Европы Высшей школе социальных наук в Париже (профессор В. Берелович).

4. Новейшие тенденции XXI века в развитии гуманитарных наук  были детально рассмотрены в дисциплинарном контексте в публикациях участников проекта.
Итоги исследования были использованы при разработке концепции и программ учебных курсов по магистерской программе, реализуемой факультетом истории и ИГИТИ «История знания в сравнительной перспективе» (030600.68). Основные принципы проекта были представлены на Зимней школе гуманитарных факультетов НИУ ВШЭ по подготовке в магистратуру (январь-февраль 2011 года).

Публикации по проекту:


Савельева И. М. «Исторический поворот» за границами истории // В кн.: Историческое познание и историографическая ситуация на рубеже XX–XXI вв. / Отв. ред.: О. В. Воробьева, З. А. Чеканцева. М. : Институт всеобщей истории РАН, 2012. С. 36-54.
Савельева И. М. Культурная история на дисциплинарном пограничье // Исторический журнал: научные исследования. 2012. № 5. С. 7-13.
Степанов Б. Е. «"Как беззаконная комета…": культурные исследования в поисках академической идентичности» / Высшая школа экономики. Серия WP6 "Гуманитарные исследования". 2014. № WP6/2014/03.
Резвых П. В. Дискуссии о мифологии в романтической Altertumswissenschaft. / Высшая школа экономики. Серия WP6 "Гуманитарные исследования". 2012.
Репина Л. П. История историографии в пространстве современного гуманитарного знания // В кн.: Смена парадигм в историографии XIX – начала XXI вв: сб. науч. ст. (к 60-лет. проф. А. Н. Нечухрина). Гродно : ГрГУ, 2012. С. 45-53.
Vishlenkova E. A. Picturing the Russian National Past in the Early 19th Century // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 2012. No. 4. P. 489-509.
Вишленкова Е. А. Прошлое показанное (вторая половина XVIII – первая четверть XIX века) // В кн.: Историческая культура императорской России: формирование представлений о прошлом / Отв. ред.: А. Н. Дмитриев. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2012. С. 383-417.
Репина Л. П. Глобальная история в современных исследованиях и в образовательной практике // В кн.: Историческая наука и образование в условиях современных вызовов. Каз. : Казанский университет, 2012. С. 3-6.
Савельева И. М. Сultural history — neue Kulturgeschichte — histoire culturelle: дисциплинарное пограничье в эпоху слома границ // В кн.: Материалы международной конференции "История — История Культуры — Историческая Культурология — Cultural History: новые водоразделы и перспективы взаимодействия". М. : РГГУ, 2013. С. 176-194.
Запорожец О. Н. Навигатор по карте историко-социологических исследований университета // В кн.: Сословие русских профессоров. Создатели статусов и смыслов / Пер. с нем. (под ред.: И. М. Савельева, Е. А. Вишленкова). М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013. Гл. 1. С. 21-58.
Матвеев С. Р. Идея "среднего класса" в мемуарах Франсуа Гизо // Диалог со временем. 2013. № 42. С. 180-193.
Степанов Б. Е. Теория документа и культура истории С. 179-107.