• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Неформальность на российском рынке труда

Приоритетные направления развития: экономика
2012

Научный отчет подводит итог трехлетнему (2010-2012) проекту по изучению проблем неформальности на российском рынке труда, который реализовывался в Центре трудовых исследований НИУ ВШЭ. Комплекс исследований, проведенных в рамках Проекта, дает целостную картину неформальности на российском рынке труда и показывает ее главные отличительные характеристики по сравнению с другими странами мира - как развитыми, так и развивающимися.

Неформальность на рынке труда (и шире – в экономике в целом) чрезвычайно сложное и многогранное социальное явление. Представители развитых стран, далеко продвинувшихся по пути экономического роста, часто воспринимают формальную занятость как норму, к которой все должны стремиться. Неформальная занятость для них – аномалия, атрибут недоразвитости. Однако с количественной точки зрения ситуация выглядит прямо противоположным образом: по оценкам, в современном мире 1,8 млрд. работников трудятся на "неформальных" и лишь 1,2 млрд. – на "формальных" рабочих местах (OECD, 2009). "Нормой", если понимать под этим наиболее распространенное явление, следует, таким образом, считать именно неформальную занятость. И исторически именно то, что мы считаем неформальным, как раз всегда и было такой нормой. В нашем сегодняшнем понимании формальная занятость – продукт середины и второй половины 20-го столетия.

Вместе с тем экономическое и социальное значение проблемы неформальности трудно переоценить. В различных проявлениях с ней приходится сталкиваться всем без исключения странам – развитым, развивающимся, постсоциалистическим. Масштабная деформализация экономики – верный признак низкого качества существующей институциональной среды. По крайней мере, в том, что касается обеспечения условий для современного экономического роста. В этом смысле проблема неформальности предстает как одна из ключевых проблем экономического и социального развития.

Объектом исследования, представленного в настоящем отчете, является масштаб, динамика, институциональные причины, факторы и последствия неформальной занятости на российском рынке труда.
Целью работы являлся анализ и оценка различных аспектов неформальных трудовых отношений на российском рынке труда.

Отчет представляет собой комплексный анализ неформальной занятости, предполагающий изучение природы неформальности, оценку ее масштабов и динамики, исследование институциональных причин ее возникновения, факторов, приводящих работников в этот сегмент экономики, а также разнообразных последствий неформальной занятости для населения. В отчете представлен подробный обзор различных определений и подходов к изучению неформальной занятости, существующих в мировой исследовательской практике. Масштаб неформальной занятости в России, ее динамика, социально-демографические черты, характеристики рабочих мест и факторы вовлечения были проанализированы при помощи различных репрезентативных баз данных. В отчете содержатся результаты исследования влияния института минимальной заработной платы на масштабы и характеристики неформальной занятости, исследована связь между неформальной занятостью и благосостоянием работников (отдельному рассмотрению подвергается неравенство по заработной плате), а также их субъективным социальным статусом. В отчете также рассмотрены результаты изучения участия российских домохозяйств в неформальной занятости, а также представлен сравнительный анализ особенностей и тенденций самозанятости в странах с переходной экономикой на базе обследований рынка труда 23-х стран.

Основной эмпирической базой проведенных исследований является панельная база данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (РМЭЗ – ВШЭ) за 8-18 раунды, относящиеся к периоду 1998-2010 гг. Важным источником данных стал специальный модуль по проблеме неформальности на российском рынке труда, который был добавлен к базовой анкете Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ - ВШЭ) за 2009 г. Данный модуль позволил получить наиболее полную на сегодняшний день информацию о характеристиках российской неформальной занятости. Помимо него информационной базой исследования являются Обследования населения по проблемам занятости (ОНПЗ) Росстата за 1999-2011 гг.

Результаты работы, рекомендации по их внедрению, область применения . Исследования, вошедшие в данный отчет, затрагивают фундаментальные проблемы, напрямую касающиеся основ поведения людей на рынке труда. Исследование феномена неформальности выводит и на одну из ключевых тем современного институционального анализа - о качестве институтов и их влиянии на экономического развитие. В совокупности представленные исследования являются первой в отечественной литературе попыткой комплексного анализа неформальной занятости как экономического феномена применительно к условиям российского рынка труда.

Исследования в рамках Проекта показывают, что масштабы неформальности на российском рынке труда значительны и что на протяжении 2000-х годов они неуклонно возрастали. Это происходило несмотря на то, что эти годы стали для российской экономики периодом феноменально быстрого роста после затяжного трансформационного кризиса. В российских условиях неформальная занятость представляет собой крайне неоднородное явление. В ней можно выделить, по меньшей мере, три важнейших составляющих, отличающихся по объему человеческого капитала, затратам рабочего времени и уровню доходов. Это – самозанятость, неформальная работа по найму и нерегулярная (случайная) занятость. На российском рынке труда не наблюдается жестких институциональных барьеров между формальным и неформальным секторами; в той мере, в какой перегородки между ними все же существуют, они оказываются вполне проницаемыми. Многочисленные группы работников постоянно перетекают из неформальной занятости в формальную и обратно. Неформальный сектор мало напоминает ловушку, из которой раз попав в нее затем невозможно выбраться: заработки неформальных работников сопоставимы с заработками формальных работников, а в некоторых случаях даже их превышают. Сходная картина наблюдается по субъективным показателями социального положения: нельзя сказать, что неформальные работники образуют какую-то социально депривированную группу. По совокупности всех характеристик неформальные рабочие места мало уступают формальным. В этих условиях тренд к постепенному разрастанию – как абсолютному, так и относительному – неформальной занятости может быть объяснен только одним: высокими издержками создания рабочих мест в формальном секторе, из-за чего этот процесс почти целиком оказывается перенаправлен в неформальный сектор.

Результаты проведенных исследований, представленных в настоящем отчете, могут быть использованы при разработке государственной политики на рынке труда. Они затрагивают такой важнейший институт как минимальная заработная плата, а также пособия по безработице. Показан вклад неформальности в неравенство, что также является предметом политики на рынке труда. Полученные результаты развивают теорию рынка труда применительно к условиям переходной экономики, а также с учетом институциональной специфики России. Они вносят вклад и в методологию сбора эмпирических данных и эконометрического анализа для изучения неформальности на рынке труда. Результаты исследований, составивших основу настоящего отчета, также вводят в научный оборот значительный массив эмпирических данных и расширяют понимание особенностей функционирования рынка труда. Основные положения и полученные результаты могут быть также использованы в преподавании экономики труда.

Публикации по проекту:


Лукьянова А. Л. Пенсионное страхование, неформальная занятость и самозанятость / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2012. № WP3/2012/02.
Gimpelson V. E., Zudina A. A. “Informals” in the Russian Economy. / Пер. с рус. // Problems of Economic Transition. 2012. Vol. 55. No. 5. P. 26-57.