• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Исследование образовательных и трудовых траекторий школьников и студентов

Приоритетные направления развития: государственное и муниципальное управление
2012

Руководители проекта: И.Д. Фрумин, Д.Ю. Куракин

Подразделение: Институт образования НИУ ВШЭ

Исследование осуществлено в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2012 году.

Работа выполнялась по двум тематическим направлениям:

-                  лонгитюдный мониторинг образовательных и трудовых траекторий учащихся и выпускников российских школ и вузов;

-                  международное сравнительное исследование образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ в регионах России, Китая и Казахстана.

В отчете в самостоятельных частях представлены результаты работ по каждому направлению.

Направление 1: «Лонгитюдный мониторинг образовательных и трудовых траекторий учащихся и выпускников российских школ и вузов»

Объектом настоящего исследования являются образовательные и трудовые траектории выпускников российских школ и вузов.

Предмет исследования : условия, механизмы и факторы формирования типичных образовательных и трудовых траекторий.

Цель исследования состоит в выявлении типичных образовательно-профессиональных траекторий, анализе факторов, определяющих их формирование и развитие, истолковывающем описании типичных траекторий как устойчивых комплексов этих факторов.

Лонгитюдные исследования в сфере образования занимают все более заметное место в академических дискуссиях об эффектах образования, профессионализации, формирования карьерных стратегий, процессах, происходящих на рынке труда и многих других связанных с ними проблемах. Этот тренд непрерывно усиливается на протяжении последних десятилетий, но особенно заметен количественный и качественный рост становится именно сейчас. Это количественное и качественное усиление происходит в силу того, что за несколько десятилетий своего существования масштабные лонгитюды широко зарекомендовали себя как источник надежных и весьма насыщенных и информативных данных.

Широчайший спектр исследовательских вопросов, которые можно поставить и решить с опорой на данные лонгитюдов и высокая эффективность их использования в информировании социальной, государственной и муниципальной политики, позволяют уподобить их «суперкомпьютерам» – дорогостоящим и сверхпроизводительным устройствам, принципиально ориентированным на множественные задачи. Именно поэтому более или менее масштабные лонгитюды появляются практически исключительно в развитых странах мира.

Настоящий лонгитюд был инициирован в Высшей школе экономики в 2009 году, и представляет собой российскую реализацию наиболее актуальных мировых исследовательских трендов. Проект нацелен на выявление и анализ типичных образовательно-профессиональных траекторий, формирующихся в современной России и определяющих облик страны в перспективе. В ходе реализации этого уникального для России проекта будет получен динамический портрет поколения и получены ответы на целый ряд исследовательских вопросов, связанных с тем, как складываются жизненные пути молодых людей, что влияет на их выбор, планы и то, как эти планы осуществляются.

Настоящий лонгитюдный мониторинг является комплексным исследовательским инструментом, опирающимся на ряд существующих методов, основными из которых являются анкетный опрос по репрезентативной панельной выборке и качественные методы социологического исследования. Помимо этого в структуре мониторинга можно выделить вспомогательные методы, направленные не на непосредственный сбор данных, а на поддержание эффективной архитектуры комплексного инструментария, входящего в состав мониторинга. Основным из этих вспомогательных средств является специальная методика поддержания панели, направленная на обеспечение приемлемой достижимости в повторных волнах лонгитюдных исследований.

Основным общим результатом проекта является создание и инсталляция модели образовательно-профессионального лонгитюдного мониторинга в России, а также его апробация, включающая запуск нескольких региональных и одну национальную панель. Наиболее значимым в реализации мониторингового исследования образовательных и трудовых траекторий в 2012 году является тот факт, что впервые за трехлетнюю историю проекта была осуществлена попытка проведения второй волны лонгитюдного исследования. Таким образом, именно сейчас мониторинг стал актуальным лонгитюдом. Вторые волны проводились в двух панелях, каждая из которых охватывает два региона – Ярославскую область и Республику Татарстан. Первая же попытка проведения второй волны – в панели выпускников школ – выявила принципиальные проблемы на пути обеспечения приемлемой достижимости.

Вследствие этого во второй половине года была поставлена и успешно решена задача построения, апробации и оптимизации особой методики поддержания панели – комплекса методов, техник и других инструментальных средств, позволяющего добиваться высокой достижимости в повторных срезах лонгитюда. В 2012 году был разработан и апробирован проект методики поддержания панели. Эти разработки проводились на базе реализации второй волны лонгитюда на второй из двух упомянутых выше панелей – панели выпускников вузов Республики Татарстан и Ярославской области. Реализация этого исследования представляла собой существенную сложность, ведь респондентами здесь были люди, недавно закончившие вузы и начинающие свои карьеры. Как свидетельствуют многие исследования, эта группа является наиболее мобильной в большинстве стран: в течение первых нескольких лет после выпуска из вузов молодые люди меняют работу и место жительства чаще своих старших коллег. Созданный проект методики поддержания панели позволил успешно решить задачу сбора данных и обеспечения приемлемой достижимости.

В ходе исследовательских работ в 2012 году были проанализированы концептуальные проблемы и теоретические ресурсы образовательных лонгитюдных исследований, в результате чего отобраны теоретические ресурсы, которые позволят в будущем году усилить культурно-ориентированную составляющую мониторинга и его интерпретативную базу. Помимо этого была разработана и апробирована суб-программа «Меченый атом», включающая проведение глубинных интервью с отдельными участниками основных панелей.

На данных первой волны национальной панели проанализированы мотивация и выбор будущей профессии российских школьников, выделены основные факторы и механизмы, обусловливающие планирование образовательного и профессионального будущего. Весьма интересным и важным является вопрос о том, в какой степени выбор вуза связан с выбором профессии. Если в целом определенность относительно своего желаемого будущего в университетских стенах демонстрирует большая часть опрошенных девятиклассников, то что касается характеристик будущей профессии – наблюдается неопределенность, непродуманность и низкая тематизированность даже относительно основных характеристик будущей профессии.

Эти результаты показывают, что вуз, университет, является во многом автономной реальностью: школьники поступают в университеты не столько чтобы приблизиться к профессиональной мечте, сколько чтобы быть студентами. Среднесрочная перспектива активной студенческой жизни в части актуальных мотивов и стремлений перекрывает долгосрочное планирование профессиональной карьеры. Лишь незначительно упрощая картину,  можно сказать, что актуальный образ будущего для девятиклассника – это студенчество, а не жизнь профессионала и взрослого. Кроме того, полученные данные позволяют предположить, что современные школьники, размышляя о современном рынке труда, находятся под влиянием стереотипов предыдущих поколений, актуальных для предшествующих поколений, чем для ожидающих их самих современных реалий.

Помимо этого были проанализированы основные модели совмещения учебы и работы, показано, что при определенных условиях (прежде всего – работа по специальности обучения, предпочтительна частичная занятость) подработка позитивно влияет не только на последующее трудоустройство, но и на текущую успеваемость. С точки зрения успехов в учебе даже полный рабочий день по специальности – более предпочтительный вариант, чем частичная занятость в сфере, не связанной с получаемым образованием. Таким образом, работу по специальности, по крайней мере, для части вузов и профилей обучения вполне допустимо рассматривать как «апгрейд» образования, следующий уровень в образовании и профессионализации. Однако лишь трети подрабатывающих студентов удается найти работу по специальности.

Представлено две принципиально различные модели типизации образовательно-профессиональных траекторий, выделены и охарактеризованы соответствующие типы. В рамках первого подхода потенциальные траектории были выделены на основе кластерного анализа московских студентов. Второй подход полностью основывался на данных суб-программы «Меченый атом» – глубинных интервью с респондентами-участниками основной панели, и представляет собой попытку положить в основу типизации культурные и мотивационные факторы.

Основной итог проведенных научно-технических разработок состоит в том, что в России создана работоспособная модель образовательно-профессионального лонгитюда, позволяющая решать широчайший спектр фундаментальных и прикладных задач как в России в целом, так и в ее отдельных регионах или вузах. Полученные и запланированные на ближайшее будущее результаты, прежде всего, представляют высокую ценность для развития фундаментальной науки. Однако помимо этого данные настоящего лонгитюда и новых лонгитюдных проектов созданных на основе разработанной методики, могут быть использованы в качестве надежных диагностических средств, способных информировать социальную политику, эффективные решения в практике управления вузами и школами, экспертизу в сфере оценки качества образования. Сформулированные рекомендации могут быть положены в основу эффективного карьерного консалтинга в школах, вузах и отдельных регионах.

Направление 2: «Международное сравнительное исследование образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ в регионах России, Китая и Казахстана»

Проект продолжает начатое исследование жизненных траекторий сельских школьников, проведенное в 2011 году в трех странах – России, Китае и Казахстане, с использованием концептуальной модели и инструментария, разработанного российскими участниками проекта, и основывается на данных полученных в результате эмпирического исследования (анкетного опроса) в регионах трех стран.

Цель данного этапа исследования – провести сопоставительный анализ образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ в регионах стран с переходной экономикой (Россия, Китай и Казахстан) с учетом особенностей организации национальных систем образования; в российской части - разработать инструментарий и провести лонгитюдное исследование степени реализации образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ, выявленных на предыдущем этапе и оценить изменения на шкале «план-реализация» образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ и факторов влияющих на реализацию.

Основным партнером проекта является Международный исследовательский и тренинговый центр развития сельского образования (ЮНЕСКО) /UNESCO International Research and Training Center for Rural Education - INRULED при Пекинском педагогическом университете (Beijing Normal University), представители Казахстана - Евразийский национальный университет им. Л.Н.Гумилева (Астана) и Международная академия бизнеса (Алмааты) присоединились к проекту позже, но принимают в нем активное участие. Семинар центра INRULED позволил обозначить общее и различия в системах образования трех стран и проанализировать факторы, влияющие на выбор выпускниками сельских школ дальнейшей образовательной и профессиональной траектории, в том числе с учетом разной степени и скорости процесса урбанизации, идущего в странах-участницах. У большинства сельских школьников стран-участниц проекта преобладает стремление продолжить обучение после школы и получить высшее образование; во всех трех странах с переходной экономикой вектор мобильности сельских школьников направлен в сторону городов. Межстрановые различия наблюдаются в выборе профессиональной ориентации, рода занятий, однако объединяющим и здесь является то, что меньшинство школьников выбирает специальности, связанные с сельским хозяйством.

В качестве объекта лонгитюдного исследования рассматриваются выпускники общеобразовательных сельских школ; предмет исследования – осуществимость ожиданий в отношении образовательных и карьерных траекторий.

Эмпирической базой для лонгитюдного исследования стали данные социологического обследования (анкетирования) выпускников сельских школ, которые были опрошены в 2009-2010 годах. Методология и инструментарий эмпирического лонгитюдного исследования степени реализации образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ разработаны на базе концептуальной модели, предложенной на предыдущем этапе Исследование степени реализации образовательных, карьерных и миграционных стратегий выпускников сельских школ проводилось на базе Мегино-Кангаласского улуса Республики Саха (Якутия), объем выборки - 750 выпускников сельских школ, опрошенных на предыдущем этапе.

В целом хотя бы одна стратегия реализовалась у 80% якутских сельских школьников (63% школьников уехали в город, 56% продолжили свое обучение). Факторами, способствующими реализации планов школьников, являются гендер, успеваемость, желание родителей, материальная обеспеченность семьи и образование отца, профильный класс. 94% молодых людей, уехавших в город, и 98% обучающихся в вузе в целом довольны своей жизнью, около половины из них связывают свою будущую жизнь с городом.

Данные исследования могут быть положены в основу рекомендаций для разработки образовательной и миграционной политик с учетом комбинации страновых, региональных и личностных факторов, факторов, влияющий на реализацию образовательных, карьерных и миграционных стратегий сельских школьников, а так же рекомендаций по совершенствованию региональных систем среднего и среднего специального образования.

Публикации по проекту: