• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Экономические исследования бедности

Приоритетные направления развития: экономика
2012

Экономическое исследование проблемы бедности сфокусировано на анализе двух направлений: изменение структуры домохозяйств как механизм, позволяющий домохозяйствам справиться с негативными экономическими шоками и анализ влияния трудовой миграции на благосостояние и положение работников на рынке труда в странах-донорах и странах-реципиентах.

В рамках первого направления домохозяйство рассматривается в динамическом аспекте. Интерес к изучению структурной организации семьи в России объясняется значительными изменениями, которые структура семьи испытала за последние два десятилетия. «Антинуклеаризация», наблюдаемая в России, является новым поворотом в эволюции российской семьи с 1990 года  и не соответствует тенденциям, характерным для развитых стран. Изменение структуры домохозяйств является одним из механизмов, который позволяет сглаживать потребление, поскольку в условиях нехватки экономических ресурсов семьи объединяются с целью минимизировать затраты на выживание (экономия на масштабе). Возможность домохозяйства изменять свою структуру с целью мобилизации ресурсов и оптимизации их использования оказывается важным механизмом сглаживания последствий экономических шоков и напрямую отражается на благосостоянии семей.

Целью исследования является анализ эволюции структуры семьи и динамики потребления. Поскольку только материалы лонгитюдных обследований позволяют создать адекватную картину эволюции российской семьи, работа основана на панельных данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения домохозяйств (RLMS-HSE) за 1994-2010 годы. В отличие от предыдущих работ мы рассматриваем родственные связи на разных уровнях, анализируя их как в статике, так и в динамике. На данном этапе исследования был представлен детальный обзор научных публикаций по вопросам изучения структуры семьи, а также описана методика исследования, разработанная нами для изучения домохозяйств. В содержательной части исследования  на основе двух видов анализа (панельного и кросс-секционного) были охарактеризованы изменения в распределении домохозяйств и динамики потребления, а также произведены межстрановые сопоставления домохозяйств России и европейских стран.

Основными результатами кросс-секционного анализа стали следующие моменты. Наряду с постоянным ростом доли однопоколенных домохозяйств и снижением двупоколенных семей, с 2003 года наблюдается выраженный восходящий тренд многопоколенных домохозяйств. Более глубокий анализ домохозяйств подтвердил результаты межпоколенческого анализа. А именно, доля домохозяйств-одиночек увеличилась на 19%, доля расширенных семей без детей младше 18 лет, - на 48% к 2010 году. Основным источником изменений такого типа был рост многопоколенных домохозяйств, которые увеличились на 36%. Несмотря на то, что подавляющее большинство домохозяйств были стабильными с точки зрения структуры как по разным типам, так и по поколениям, наиболее мобильными выглядят многопоколенные домохозяйства. Одним из интересных результатов явилось то, что почти все формы семей имеют большую вероятность усложнения своей структуры. Причем разное поведение домохозяйств в разные периоды говорит о том, что семьи могут реагировать путем усложнения/упрощения структуры в зависимости от обстоятельств. Возможно, семьи решают идти на этот шаг в целях экономии ресурсов. Однако мы не можем сказать, что усложнение домохозяйств сопровождается улучшением благосостояния. Наоборот, данные домохозяйства были в более неблагоприятном положении во время кризиса 1998 года. Окончательный этап работы даст ответ на вопрос, способны ли экономические мотивы спровоцировать изменения в структуре семей. Насколько нам известно, не существует российских исследований, изучавших данную проблему. Таким образом, можно предположить, что данная работа внесет новый вклад в изучение поведения домохозяйств. Данный анализ может быть полезен для разработки социальных программ, учитывающих сложный характер изменений в структуре семьи, связанный с экономическими факторами.

Вторая часть представленного отчета является этапом работы над проектом исследования трудовой миграции и ее влияния на неравенство и бедность. Объектом исследования в данной части отчета являются трудовые мигранты из Таджикистана в России, а также домохозяйства, отправляющие мигрантов.

Первая задача исследования - создание портрета типичного мигранта в России на основе данных опроса домохозяйств Таджикистана. Особое внимание уделяется характеристикам самого мигранта и его миграционной стратегии. Наши данные, полученные в отправляющей стране, не несут в себе проблемы смещенности, характерные для опросов, проводимых в России.

Вторая задача – это получение оценки различия заработков мигрантов  из Таджикистана и российских работников. Сопоставление проводится с помощью совмещения двух источников данных: РМЭЗ - ВШЭ и опроса домохозяйств Таджикистана. Оценка разрыва имеет практическое значение. Во-первых, оценка разрыва позволяет понять выгоды для работодателей от привлечения иностранной рабочей силы. Во-вторых, в зависимости от причины появления дисбаланса необходимо принимать совершенно разные политические меры. Так, если причины различий лежат на стороне спроса на труд, товозможно установление нижней границы заработков для мигрантов3[1]. Если причина различий лежит на стороне предложения труда (низкий человеческий капитал мигрантов4), то политика должна заключаться во внедрении программ по обучению и адаптации мигрантов. Это тем более важно, что временные мигранты часто стано вятся постоянными.

Вопрос о трудовой миграции, безусловно, является одной из «болевых точек» сов ременного общества. Трудовая миграция стала заметным явлением в мире в последние несколько десятилетий и во многом объясняет рост международной миграции в целом. В 2000-е годы на фоне быстрого экономического роста российский рынок труда стал привлекателен для трудовых мигрантов. По данным ФМС России, за период 1999-2008 гг. годовой поток трудовых мигрантов вырос в 11 раз: с 211 тыс. до 2426 тыс. чело век.Приток мигрантов в Россию, с одной стороны, отражает потребность страны в трудовых ресурсах, вызванную демографическими проблемами. С другой стороны, факторами, поддерживающими миграционные потоки между странами, являются безвизовый режим въезда в Россию для граждан стран СНГ, а также безработица и низкий уровень заработных плат на родине мигрантов.

Объектом нашего исследования являются мигранты из Таджикистана - одного из основных миграционных доноров Россиию (16% потока). Экономика Таджикистана в значительной степени зависит от денежных переводов мигрантов, которые, согласно данным Всемирного банка, в 2010 г. составляли 31% ВВП (первое место в мире). На жителей Таджикистана действуют сильные выталкивающие силы: из стран СНГ Таджикистан имеет наименьший ВВП на душу населения (World Development Indicators, World Bank). Во временную трудовую миграцию вовлечено около 11% всего населения Таджикистана и около 15% трудоспособного населения.

Данная работа основана на результатах двух раундов опроса, проведенного Всемирным Банком в 2007 и 2009 годах - Опрос об Уровне Жизни в Таджикистане (Tajik Living Standards Survey - TLSS). Это уникальный источник данных о многих параметрах жизни домохозяйств Таджикистана, включая трудовую миграцию. Благодаря массовости исследуемого явления и качеству доступных нам данных ожидаемые эффекты миграции будет легко выделить и измерить.

В ходе работы были получены следующие результаты. Было выявлено, что состав семей, отправляющих мигрантов, смещен в сторону людей трудоспособного возраста. Вероятно, именно это позволяет домохозяйству высвободить ресурсы для миграции. При этом различия в потреблении являются результатом, а не предпосылкой миграции. Решение о миграции является частью семейной стратегии распределения трудовых ресурсов домохозяйства. Чаще всего мигрант – это член крупного домохозяйства, которое способно направить часть своих ресурсов на миграцию, в то время как другие члены семьи будут поддерживать хозяйство дома. Именно поэтому мы чаще всего наблюдаем, что мигрант является сыном главы домохозяйства. Сравнение уровней образования мигрантов и немигрантов позволяет предполагать «промежуточный» тип отбора восновной «мигрантской» возрастной группе (от 25 до 35): среди мигрантов более распространено среднее образование, однако более высокие и более низкие уровни образования встречаются реже, чем среди остального населения Таджикистана.

Также мы нашли разрыв между заработками мигрантов из Таджикистана и населения России в 35,5%-40% в 2007 и 42,5%-46% в 2009. Проверка результатов показала, что на оценку разрыва более всего влияют два фактора: количество отработанных часов, учет которых мог бы значительно увеличить разрыв, и выбор более корректной группы для сопоставления, что дает значительно более низкие значения разрыва. Данный разрыв учитывает разницу в отдаче на наблюдаемые характеристики мигрантов и местных работников. Он выше, чем простая разница в среднем доходе, а значит существуют ненаблюдаемые факторы, которые «подталкивают» зарплату мигрантов вверх.

 


[1]Например, в некоторых штатах США существует ограничение на зарплату мигрантов не ниже 95% от средней заработной платы для данной профессии.

См. также

Ключевые слова