• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Взаимодействие внутренних и внешних рынков труда

Приоритетные направления развития: экономика
2013
Руководитель: Рощин Сергей Юрьевич

В 1990-2000-е годы в кадровой политике предприятий произошли глубокие и масштабные трансформации. На протяжении всех лет экономических реформ кадровая политика предприятий изменялась под влиянием со стороны как экономических, так и институциональных факторов. Пути этой трансформации были непростыми, неоднозначными оказались и ее результаты. Рассмотрение кадровой политики предприятий в контексте взаимодействия внутренних и внешних рынков труда позволяет полнее раскрыть и точнее объяснить характер и особенности этих трансформаций. Таким образом, объектом исследования является кадровая политика российских предприятий в контексте взаимодействия внутренних и внешних рынков труда.

Изучение взаимодействия внутренних и внешних рынков труда и происходящих в этой связи трансформаций в сфере труда, было начато в предыдущих проектах ЦФИ. Оно сохранило свою актуальность и практическое значение в условиях новых вызовов глобального характера и локальных изменений в сфере труда, которые проявляются на уровне предприятия. По этой причине изучение взаимодействия внутренних и внешних рынков труда было продолжено и сконцентрировано на изучении основных  трансформаций в кадровой политике предприятий.

Целью исследования является разработка рекомендаций для кадровой политики предприятий, а также политики занятости и политики на рынке труда на основе проведения анализа трансформаций в кадровой политике предприятий под влиянием происходящих изменений во взаимодействии внутренних и внешних рынков труда.

Для реализации поставленной цели решались задачи, актуальные для кадровой политики предприятий, и использовались различные источники баз данных:

  • обследования предприятий World Bank Enterprise Surveys за 2002–2012 гг. для оценки вклада различных факторов в величину издержек, которые несут работодатели в связи с исполнением требований законодательства о защите занятости и влияния издержек законодательства о защите занятости на кадровую политику предприятий;
  • обследования предприятий по России «Взаимодействия внутренних и внешних рынков труда» (ВВВРТ) 2009-2012 гг. для оценки
  • масштабов использования внутренних и внешних инструментов гибкости и соотношений между ними (субституты или комплементы) в кадровой политике предприятий;
  • детерминант спроса предприятий на нестандартные трудовые договоры (срочные трудовые договоры и заёмный труд).
  • Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (РМЭЗ НИУ ВШЭ)[1] за 2004-2011 гг. и данные Росстата России для оценки отдачи от дополнительного профессионального обучения.

Таким образом, проект охватил ряд взаимосвязанных исследований по отдельным направлениям и проблемным вопросам кадровой политики предприятий. Эти направления объединены единой логикой, а исследования по каждому из них проводились по единому научному стандарту. Эмпирический инструментарий для анализа представлен широким набором современных эконометрических методов и моделей исследования. Это позволило получить научно обоснованные и достоверные результаты, прошедшие эмпирическое тестирование и апробацию, и которые вносят дополнительный вклад в изучение кадровой политики российских предприятий.

В частности, они свидетельствуют, что издержки защиты занятости не являются одинаковыми для всех российских работодателей. При прочих равных, они выше для крупных фирм, промышленных предприятий (организаций), находящихся в частной собственности, а также для работодателей, увеличивающих или уменьшающих численность персонала. При этом издержки защиты занятости для работодателей возрастают при ужесточении требований в отношении найма временных работников и минимальной зарплаты, при ослаблении регулирования рабочего времени, а также в случае роста производительности в экономике (подушевого ВВП).

Величина издержек защиты занятости оказывает влияние и на выбор предприятиями инструментов гибкости труда. В ходе данного исследования было установлено, что количество российских предприятий, которые применяют внешние инструменты гибкости, постоянно растёт и в два раза превышает число предприятий, применяющих внутренние инструменты гибкости. В общей сложности внутренние и внешние инструменты гибкости используются российскими предприятиями чаще как заменители. Исключение составляют лишь малые предприятия, на которых можно обнаружить наибольшее количество одновременно используемых инструментов гибкости.

Считается, что чем чаще предприятия используют внешние инструменты гибкости, тем меньше вероятность, что они будут обучать работников на внутренних рынках труда. Такие предприятия открыты для воздействия внешних рынков труда и их кадровая политика ориентирована скорее на наем готовой рабочей силы со стороны, чем на «выращивание» собственных кадров. Однако для большинства российских предприятий данное предположение не выполняется. Как показывают результаты, предприятия, которые обучают работников, чаще используют нестандартные трудовые договоры, а отдача от дополнительного обучения для работников является положительной и сопоставимой с отдачей от обучения в вузе. Таким образом, на обучающих предприятиях срочные (ученические) трудовые договоры используются для отбора внешних кандидатов и для адаптации к колебаниям спроса путём деления работников и рабочих мест на два сегмента, первичный и вторичный  (цент и периферию). При такой кадровой политике отдача от дополнительного обучения выше у работников высокой квалификации, которые чаще проходят это обучение, и которые относятся к первичному сегменту. А внутренние рынки труда обучающих предприятий являются более сегментированными по сравнению с внутренними рынками остальных предприятий.

Результаты исследования опубликованы в журналах и сборниках (6 статей, 4 препринта), прошли обсуждение на научных семинарах и конференциях в России и за рубежом, используются в учебном процессе.

Они могут быть использованы федеральными и региональными органами управления для разработки мероприятий в области политики регулирования отношений занятости и деятельности предприятий. В частности могут быть использованы Министерством труда и социальной защиты РФ для разработки мер по направлениям: «Занятость населения» и «Трудовые отношения», а также Министерством экономического развития РФ для мониторинга, анализа и разработки мероприятий социально-экономического развития РФ и отдельных секторов экономики, мер государственной политики в отдельных секторах экономики. Кроме того, полученные результаты исследования могут найти применение в деятельности предприятий, при разработке ими кадровой политики.

 


[1]Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (РМЭЗ НИУ ВШЭ), проводимый Национальным исследовательским университетом — Высшей школой экономики и ЗАО «Демоскоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии РАН. (Сайты обследования РМЭЗ НИУ ВШЭ:http:. www.cpc.unc.edu/projects/rlmsиhttp:. www.hse.ru/rlms.)

Публикации по проекту:


Травкин П. В. Дополнительное профессиональное образование в России: влияние на заработную плату работников // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2013. № 1. C. 111-118. 
Смирных Л. И. Соотношение внутренней и внешней гибкости труда на российских предприятиях, in: Системное моделирование социально-экономических процессов: труды 36-й Международной научной школы-семинара, г. Воронеж, 29 сентября – 4 октября 2013 г.. Воронеж : Издательский дом ВГУ, 2014. С. 43-52. 
Smirnykh L. I., Woergoetter A. Why Do Russian Firms Use Fixed-Term and Agency Work Contracts? (2) / Organisation for Economic Co-operation and Development. Series ECO/WKP "OECD Economics Department Working Papers". 2013. No. 1014. 
Smirnykh L. I., Woergoetter A. Why Do Russian Firms Use Fixed-term and Agency Work Contracts? / Institute for the Study of Labor. Series IZA DP "Discussion Paper". 2013. No. 54. 
Solntsev S. Senior management labor market: from economic growth to crisis. The case of Russia / Высшая школа экономики. Series MAN "Management". 2013. No. 10.