• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российский третий сектор в условиях повышения общественной активности

Приоритетные направления развития: менеджмент
2013

Объектом исследования является некоммерческий сектор в условиях повышения социальной активности в России и за рубежом.

Цель работы

Цель представляемого в отчете исследования – оценить условия и перспективы эффективной институционализации возрастающей общественной активности российских граждан.

Эмпирическую базу исследования составили:

  • 558 публикаций российских и зарубежных исследований по основным аспектам темы;
  • ранее собранные данные мониторинга состояния российского гражданского общества;
  • данные государственной статистики, социологических и исторических исследований о различных аспектах участия гражданского общества в российском трансформационном процессе;
  • результаты предшествующих исследований Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора и Лаборатории исследований гражданского общества, в том числе прогнозные оценки развития гражданского общества;
  • базы данных проекта сравнительных исследований некоммерческого сектора Университета им. Дж. Хопкинса и проекта «Индекс гражданского общества» Международного альянса CIVICUS.
  • данные всероссийского репрезентативного опроса населения для изучения социально-психологических особенностей людей, склонных к тому или иному виду социальной активности в третьем секторе. Триангуляция методов: 2000 респондентов (количественный этап) + 50 респондентов (качественный этап). Сроки проведения сбора информации – сентябрь-октябрь 2013 года.

Основные результаты выполненного исследования состоят в следующем:

1. Признаки, конституирующие социальную базу российского третьего сектора, в эмпирических исследованиях выделяются через измерение уровня  доверия и уровня участия населения в основных социальных (гражданских) практиках.

2. Растущими сегментами социальной базы российского третьего сектора являются волонтерское движение, а также пожилое население, прежде всего за счет контингента лиц, выходящих на пенсию – «молодых» пенсионеров.

3. В составе основных теоретических концепций общественных движений как инструмента анализа современных форм общественной активности в России изучены блоки классических и современных теоретических концепций общественных движений. Установлено, что системы понятий, присущих обоим блокам концепций, обладают высоким объяснительным потенциалом для исследований современного состояния и перспектив развития общественной активности в нашей стране

4. Выделены четыре основные функции инфраструктуры третьего сектора, обеспечивающие его развитие. Это функция мотивационная и мобилизационная; функция организации и поддержки ведущейся общественной активности; функция обучения и социализации; функция представительства и защиты интересов, коммуникации и сетевого строительства. Развитие корпоративного волонтерства вносит существенный в развитие российской инфраструктуры волонтерской деятельности. Текущая же роль профессиональных сообществ ученых и преподавателей в развитии инфраструктуры третьего сектора России имеет ограниченный характер.

5. При исследовании исторических тенденций развития российского третьего сектора в условиях повышения общественной активности была установлена динамика развития институтов третьего сектора в дореволюционной России и сделан вывод о последовательном продвижении их к гражданскому обществу в рамках запаздывающей модели модернизации. Повышение общественной активности признается условием для продуктивного развития третьего сектора.

6. Разработан перечень рекомендаций по основным элементам методики оценки эффективности программ государственной финансовой поддержки СОНКО.

7. Проведен анализ значимости социокультурных факторов демократического транзита. На основе эмпирического материала дана оценка потенциала российских НКО в качестве «школы демократии» (в трактовке Р. Патнэма). НКО – ключевая площадка самоорганизации в России. Роль таких площадок способны сыграть и демократически организованные структуры местного самоуправления, и тесно связанные с общественностью государственные учреждения (например, университеты) и т.п. В России роль активиста третьего сектора все еще является инновационной. Однако собственные структуры российского третьего сектора зачастую обнаруживают незрелость с точки зрения «гражданских добродетелей», что осложняет «обучение демократии». Требуется быстрое качественное совершенствование структур третьего сектора.

8. Установлены социально-демографические и гражданские характеристики участников движения наблюдателей на выборах, ставшего новым актором российского гражданского общества. Абсолютное большинство граждан, принимающих участие в деятельности по наблюдению за выборами, входит в ядро российского гражданского общества. Субъектная роль наблюдателей на выборах как нового актора российского гражданского общества приводит к повышению уровня общественного доверия к институту выборов в России, способствует развитию навыков самоорганизации, повышает гражданское самосознание и информированность.

9. В европейских странах среднего уровня развития, вступивших на путь демократического транзита, эволюция третьего сектора не завершена, институты гражданского общества еще только формируются. Типичными элементами траектории эволюции третьего сектора по группе стран являются: первоначально высокая роль международных донорских организаций, ускоренное восприятие институционального опыта третьего сектора развитых западных стран; последующее возрастание роли внутренних факторов развития, в т.ч. в области формирования повестки дня деятельности НКО, организационной культуры, источников ресурсов для деятельности третьего сектора; складывание инструментов государственной поддержки НКО, развитие сотрудничества государства и НКО в социальной сфере.

10. Азиатский регион представляет собой обширное поле различных комбинаций «импорта» институтов гражданского общества западного образца с трансформацией и адаптаций к решению задач современного общественного развития традиционных форм коллективной жизнедеятельности. Существенным сегментом институциональной структуры третьего сектора в ряде азиатских стран являются организации взаимопомощи, имеющие глубокие корни в общественных традициях.

11. В связи с анализом векторов и тенденций развития глобального гражданского общества в условиях, способствующих повышению общественной активности, определены фокусирующие проблемы: социальная, политическая и экономическая нестабильность, нищета, бедность, изменения климата и его социально-экономические последствия; обеспечение продовольствием и продовольственная безопасность, глобальное социально-экономическое расслоение; социальные последствия демографических сдвигов. Выявлены модели реакции глобального гражданского общества на глобальные проблемы: примат решений, предусматривающих соблюдение прав и свобод человека.

Степень внедрения

Материалы данного исследования использовались при подготовке информационно-аналитических материалов в интересах аналитического обеспечения деятельности российского Правительства,  при актуализации комплекса учебно-методических материалов для обучения сотрудников НКО, государственных и муниципальных служащих категории «специалисты» и ПСС в рамках Программы поддержки СО НКО МЭР РФ и в ходе Мониторинга реализации мероприятий по поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций в субъектах Российской Федерации, выполненного в 2013 г. под эгидой Министерства экономического развития Российской Федерации.

Область применения:

  • в практике государственного и муниципального управления при разработке концепций, федеральных, региональных и муниципальных программ и нормативно-правовых актов в области развития и поддержки гражданской самоорганизации и благотворительной деятельности в России;
  • при разработке систем оценки эффективности программ государственной поддержки СО НКО на федеральном, региональном и местном уровнях;
  • в процессе подготовки кадров государственного управления;
  • в программах учебных заведений различной профессиональной направленности.

Публикации по проекту:


Minnigaleeva G. A. Traditions and recent developments in learning in later life in the Russian Federation // International Journal of Education and Ageing. 2013. Vol. 3. No. 1. P. 63-72.
Tumanova A. S. The Public and the Organization of Aid to Refugees During World War I / Пер. с рус. // Russian Studies in History. 2012. Vol. 51. No. 3. P. 81-107.
Туманова А. С. Концепции гражданского общества западных обществоведов XX века // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. № 1. С. 10-15.
Скокова Ю. А. Трансформация практики гражданского наблюдения на выборах в России // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. № 2. С. 15-20.
Миннигалеева Г. А. Текущая ситуация и проблемы добровольчества пожилых людей // В кн.: Международный конгресс «Социальная адаптация, поддержка и здоровье пожилых людей в современном обществе». СПб. : [б.и.], 2013.
Ефремов С. В. Оценка готовности региональных органов власти привлекать независимых поставщиков социальных услуг // Вопросы государственного и муниципального управления. 2013. № 1. С. 91-109.
Jakobson L. I., Mersiyanova I. V., Efremov S. Challenges and new trends for nonprofit accountability in Russia / NRU Higher School of Economics. Series PA "Public Administration". 2012. No. 03.
Туманова А. С. Компаративный подход в историко-правовых исследованиях: возможности и пределы использования // В кн.: Методология сравнительно-правовых исследований. Жидковские чтения: материалы Всероссийской научной конференции. Москва, 30 марта 2012 г. / Под общ. ред.: Г. Муромцев, М. Немытина. М. : Издательство РУДН, 2013. С. 168-177.
Krasnopolskaya I. Corporate Volunteering in Russia. International Association for Volunteer Effort, 2013.
Койсина М. Д. Развитие гражданского общества в странах Азии и Индии // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. № 4. С. 1-19.
Беневоленский В.Б., Шмулевич Е. О. Государственная поддержка социально ориентированных НКО: зарубежный опыт // Вопросы государственного и муниципального управления. 2013. № 3. С. 150-175.
Иванова Н. В. Социальное инвестирование: обзор зарубежных практик // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. Т. нет. № 3. С. 31-36.
Миннигалеева Г. А., Зулкарнаев Т. Ш., Демина К. В., Хижнякова И. С., Сабитова Л. М. Образ пожилых людей сегодня // Психология зрелости и старения. 2013. № 4. С. 1-24.
Minnigaleeva G. A. Добровольчество пожилых людей в России // Journal of Nutrition, Health and Aging. 2013. Vol. 17. No. June/July. P. P.S495-P.S495.
Tumanova A. S. Subjective Public Rights in the Legal Philosophies of Russian Liberalism in the Early 20th Century / NRU Higher School of Economics. Series LAW "Law". 2013. No. WP BRP 25/LAW/2013.
Мерсиянова И. В., Краснопольская И. И., Чешкова А. Ф. Учительские сообщества: самоорганизация и влияние // Журнал исследований социальной политики. 2013. Т. 11. № 3. С. 321-338.
Скокова Ю. А. Наблюдатели на выборах как новая группа гражданского общества С. 434-441.
Скокова Ю. А., Евлампиева Т., Иванова Д. Нуждается ли молодежь в сексуальном образовании? // СПИД, секс, здоровье. 2013. № 2. С. 11-14.
Скокова Ю. А. Наблюдатели на выборах как новая группа гражданского общества // В кн.: XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах. Книга 2 / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 434-441.