• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Исследовательские проектыСоциокультурные факторы взаимной адаптации мигрантов и принимающего населения в регионах России

Социокультурные факторы взаимной адаптации мигрантов и принимающего населения в регионах России

Приоритетные направления развития: социология
2013

Объект исследования:  социокультурные и социально-психологические факторы взаимной адаптации мигрантов и принимающего населения.

Цель: изучение влияния социокультурных и социально-психологических факторов (ценности, моральные нормы, религиозная идентификация, предубеждения и др.) на взаимные установки инокультурных мигрантов и принимающего населения России.

Эмпирическую базу составили следующие виды данных: а) база данных по межкультурному взаимодействию в Москве и Южном Федеральном округе МНУЛ СКИ, собранная в 2008-2009 гг. (N=1959); б) эмпирические данные 2012 г. по изучению аккультурации русских и поляков в Литве (N=273); в) эмпирические данные серии общенациональных репрезентативных опросов, проводимых в 2008-2012 гг. Институтом социологии  РАН, Исследовательским центром «Демоскоп»,  Левада-Центром и др.; г)  содержание интернет-ресурсов, на которых обсуждаются взаимоотношения между русскими и представителями народов Северного Кавказа; д) материалы 16 фокус-групп, проведенных нами в Северо-Кавказском и Центральном Федеральных округах.  

Результаты работы

1. Анализ результатов социологических опросов показывает, что основную массу мигрантов в регионах России составляют представители северокавказских этносов, в основном молодого возраста, являющихся гражданами России и республик бывшего СССР. Более половины жителей северокавказских республик России, имеющие миграционные настроения, ориентированы на временную миграцию (учеба или работа), но треть отмечает, что они готовы остаться на других территориях для постоянного проживания. Русским населением Южного  и Центрального федеральных округов мигранты из республик Северного Кавказа воспринимаются в целом негативно. Большая часть русского населения считает, что мигранты не уважают русскую культуру и образ жизни, намеренно ведут себя вызывающе и нарушают местные обычаи и нормы поведения, стремятся распространить свои обычаи и, в конечном счете, занять лидирующее положение в принимающих регионах.

2. Анализ материалов специальных интернет-сообществ (на которых обсуждаются проблемы межэтнических отношений) показал, что пользователи значимых для кавказской молодежи сайтов в целом негативно высказываются о русских. В данном случае прослеживаются две тактики формирования мнения: первая – это прямой негатив («русские – плохие…, поэтому мы к ним плохо относимся»), вторая – непрямой негатив и попытка оправдания своего отношения тем, что «русские к нам плохо относятся, поэтому и мы вынуждены к ним плохо относиться…».  Анализ материалов аналогичных интернет-сообществ русских показал, что у принимающего населения присутствует т.н. «реалистическая» угроза (ощущение угрозы благополучию, здоровью и жизни), и «символическая» угроза (угроза русской культуре, русским нормам и ценностям) со стороны мигрантов.

3. Эмпирические исследования, непосредственно проведенные сотрудниками лаборатории в ходе реализации проекта, показали следующее:

3.1. Культурная безопасность, установка на интеграцию и частота межэтнических контактов значимо взаимосвязаны с этнической толерантностью, позитивным отношением к культурному многообразию  и уровнем удовлетворенности жизнью у мигрантов и у принимающего населения.

3.2. Стратегии аккультурации представителей этнических меньшинств связаны с их индивидуальными ценностями и особенностями межкультурных отношений, как показано на примере эмпирических данных русских и поляков, проживающих в Литве.

4. Фокус-группы, проведенные с русскими и представителями Северного Кавказа в Москве и Ставропольском крае, позволили выявить следующие факторы (согласно представлениям респондентов), препятствующие позитивным отношениям мигрантов и принимающего населения:

4.1. Факторы, которые можно отнести к «объективным»: культурные различия (полоролевые взаимоотношения, традиционность, манера поведения и др.) и характеристики ситуации взаимодействия (история взаимоотношений этнических народов Северного Кавказа и русских; наличие социальных институтов, оказывающих поддержку; наличие открытых диалоговых площадок и др.). Данные факторы указываются и мигрантами, и русскими и воспринимаются ими практически одинаково.

4.2. «Субъективные» факторы, наиболее различные в представлениях мигрантов и русских. Эти факторы, как правило, конструируются на основе личного опыта и под влиянием общественно-политического дискурса. К ним относятся факторы, которые описывают субъектов взаимодействия: особенности авто- и гетеростереотипов, отношение к религии, воспринимаемая дискриминация, воспринимаемая угроза и др.

Область применения

1. Результаты исследования могут быть использованы при разработке специальных государственных программ, направленных на адаптацию внутренних и внешних мигрантов  в  российском обществе.

2. Адаптированный и валидизированный  на российской выборке опросник Д. Берри для исследования MIRIPS (Mutual Intercultural Relations In Plural Societies) может применяться при проведении социологических и социально-психологических исследований.

3. Результаты исследования могут использоваться для разработки тренингов этнокультурной компетентности для мигрантов и принимающего населения.

4. Результаты исследования могут быть использованы для преподавания в курсах социальной психологии, этнопсихологии, кросс-культурной психологии и профильных научно-исследовательских семинаров в рамках магистерской программы «Applied Social Psychology” и других магистерских программ НИУ ВШЭ.

Публикации по проекту:


Татарко А. Н. Социально-психологический капитал в изменяющемся поликультурном обществе: результаты эмпирического исследования // В кн.: Актуальные проблемы исследования массового сознания. Пенза : ПИ ПГУ, 2013. С. 211-216.
Котова М. В. Проблемы конструктной валидности шкальных методик измерения этнической идентичности // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2013. № 23. С. 257-264.
Lebedeva N., Tatarko A. Immigration and Intercultural integrations strategies in Post-Soviet Russia, in: Immigration: Policies, Challenges and Impact / Ed. by E. Tatartakovsky. NY : Nova Science Publishers, 2013. Ch. 9. P. 179-194.
Lebedeva N., Tatarko A. Multiculturalism and Immigration In Post-Soviet Russia // European psychologist. 2013. Vol. 18. No. 3. P. 169-179. doi
Козлова М. А. "У мамы (?) под крылом": трансформация представлений о субъекте заботы в учебниках постсоветского периода // В кн.: "Картинки в моем букваре". Педагогическая семантика иллюстраций в учебнике для начальной школы. М. : [б.и.], 2013. С. 245 -258.
Козлова М. А. С кем дружить и против кого. Конструирование образа "Своего" и "Чужого" в школьной учебной книге // В кн.: "Картинки в моем букваре". Педагогическая семантика иллюстраций в учебнике для начальной школы. М. : [б.и.], 2013. С. 287-299.
Григорян Л. К. Патриотизм и национализм в России: механизмы влияния на экономическую самостоятельность // Культурно-историческая психология. 2013. № 3. С. 22-31.
Шленская Т. В. Роль религиозной идентичности в процессе адаптации у мигрантов // В кн.: На перекрестке миграции: от теоретических моделей к практическим решениям. Сборник материалов четвертой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития»: 25–26 октября 2013 г. М. : МГППУ, 2013.
Рябиченко Т. А. Связь индивидуальных ценностей и стратегий аккультурации этнических меньшинств // В кн.: На перекрестке миграции: от теоретических моделей к практическим решениям. Сборник материалов четвертой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития»: 25–26 октября 2013 г. М. : МГППУ, 2013. С. 81-83.
Рябиченко Т. А. Роль индивидуальных ценностей в процессе аккультурации этнических меньшинств // В кн.: Социокультурные механизмы преемственности ценностей: Материалы международной научно-практической конференции (г. Иркутск, 15 - 16 ноября 2013 г.). СПб. : Алетейя, 2013. С. 203-208.
Татарко А. Н. Социально-психологический капитал личности в поликультурном обществе // Петербургский психологический журнал. 2013. № 4. С. 1-29.
Татарко А. Н., Снеговая М. В. Модели экономического поведения и социальный капитал русских и представителей народов Кавказа // В кн.: Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества / Отв. ред.: А. Б. Купрейченко, И. В. Мерсиянова. М. : НИУ ВШЭ, 2013. Гл. 14. С. 264-277.
Галяпина В. Н. Социокультурные и социально-психологические проблемы адаптации «южных» осетин-мигрантов // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. 2013. № 6 (45). С. 48-57.
Рябиченко Т. А., Лебедева Н. М. Отношение к иммиграции и субъективное благополучие принимающего населения // Общественные науки и современность. 2014. № 2. С. 34-44.
Шленская Т. В., Ефремова М. В. Теоретический анализ роли религиозной идентичности мигрантов в процессе межкультурного взаимодействия // В кн.: Актуальные проблемы социальной, дифференциальной психологии и психологии личности: Материалы международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М. : Издательство РУДН, 2013. С. 90-95.
Ефремова М. В., Лазуткина М. А. Исследование взаимосвязи религиозности с показателями отношения к работе: на примере православия и ислама // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. 2013. Т. 21. № 1. С. 27-34.