• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Восток и Запад Европы в Средние века и раннее Новое время: общее историко-культурное пространство, региональное своеобразие и динамика взаимодействия

2013
Подразделение: Научно-учебная лаборатория медиевистических исследований

Общим объектом исследования являются взаимоотношения культур Восточной и Западной Европы в Средние века и ранее Новое время, а также отражение и интерпретация этих взаимоотношений в последующей исторической традиции.

Вместе с тем каждый из шести субпроектов 2013 г. был направлен на изучение собственного объекта.

Для субпроекта А — это стратегии династических связей и связанные с ними стратегии имянаречения и культурного обмена в большом европейском регионе, включающем в себя Скандинавию, Киевскую Русь и половецкие степи при хронологическом охвате от IX до XIII вв., для субпроекта Б — это модели отношений между христианскими и нехристианскими культурами на Западе и Востоке Европы в связи с дискурсами религиозной нетерпимости и религиозной толерантности — прежде всего в XV — XVII вв., для субпроекта В — это формы символической коммуникации как внутри европейских политических и культурных сообществ, так и между ними, а также пути и обстоятельства трансфера технологий, знаний и образов в географическом и культурном пространстве «Большой Европы» с V по XV вв., для субпроекта Г – это исторические концепции европейского Средневековья, предлагавшиеся исторической наукой на протяжении XIX — XXI вв.  в контексте конкретных исторических условий их возникновения, а также судеб историков-медиевистов и политических обстоятельств, способствовавших складыванию тех или иных актуальных моделей средневекового прошлого Европы, для субпроекта Д — это политическая и конфессиональная культура кавказских обществ VI — XI вв., оказавшихся на перекрестке разнокультурных влияний и находивших собственные, во многом весьма оригинальные — пути политогенеза, политической репрезентации, конфессионализации и выстраивания собственной религиозно-культурной идентичности, для субпроекта Е — это сакральные пространства и способы их формирования на протяжении раннего и высокого Средневековья — как в Византии  и всей сфере ее культурного влияния, так и в Латинской Европе.

Цель работы

Конечная цель проекта в целом (и в перспективе) состоит в разработке базового варианта концепции единой (без проведения границы между Востоком и Западом) истории Европы в Средние века и раннее Новое время, а также в разработке и опробовании методов межрегиональных и общеевропейских исторических исследований.

Вместе с тем у каждого из шести субпроектов имеется собственная цель. Для субпроекта А – это выявление как особенностей матримониальных стратегий и стратегий имянаречения Рюриковичей в сравнении с аналогичными стратегиями скандинавских государей и половецких князей, так и путей влияния этих стратегий друг на друга, для субпроекта Б – это выявление черт сходства и отличия в моделях отношения к иноверцам в католической Европе и на православном Востоке в контексте конфессиональных особенностей обеих основных ветвей христианства, для субпроекта В – это выявление характерных особенностей взаимного восприятия (понимания и непонимания) представителей разных культурных регионов в ходе символической межкультурной коммуникации, путей распространения и степени усвоения разными сообществами значимых символических и общекультурных практик, а также определение основных каналов трансляции интеллектуальных технологий, знаний и художественных образов, для субпроекта Г – это определение факторов, оказывавших влияние на складывание, развитие и смену различных концепций европейского Средневековья в историческом сознании европейских интеллектуалов XIX — XXI вв., для субпроекта Д — это реконструкция хода политогенеза в кавказских обществах раннего Средневековья и выявление характерных локальных особенностей складывания тех или иных форм государственности в кавказском регионе, для субпроекта Е — это определение принципов формирования сакральных пространств в разных европейских странах, но прежде всего на Востоке Европы.

Эмпирическая база исследования

Исследование проведено на основе большого количества как неопубликованных, так и уже изданных источников с использованием максимально широкого круга вспомогательной литературы. Для каждого из субпроектов имеется своя источниковая база, и притом всякий раз диверсифицированная. Тем не менее, в первом субпроекте (А) главную роль играют русские летописи и хроники XI — XIII вв., а также скандинавские саги, во втором (Б) — актовые материалы, историографические, полемические, публицистические нарративы, а также богословские, экзегетические и проповеднические тексты XV — XVII вв., в третьем (В), — с одной стороны, т.н. отчеты посольств, но также придворные расходные книги, хронистика, инвентари, знаменные книги и др., с другой же — латинские ученые трактаты XII — XIV вв., а также изобразительные памятники раннего и высокого Средневековья, в четвертом (Г) — служебные документы и эго-документы, а также публицистика конца XIX — начала XX вв., в пятом (Д) — византийская и кавказская хронистика раннего Средневековьья, другие нарративные памятники, но также и материальные остатки, в шестом (Е) — богословские трактаты, но прежде всего памятники искусства — архитектура и пластика XI — XIII в. в Византии, Латинской Европе и особенно на Руси.

Результаты работы

В рамках субпроекта А была впервые последовательно показан династический и своего рода лингвистический континуум, в котором династия Рюриковичей оказалась связующим звеном между скандинавским миром и миром степей. Впервые выявлен в полном объеме и проанализирован славянско-скандинавский ономастикон половецких княжеских династий и показаны на совершенно новом материале стратегии интеграции различных ветвей дома Рюриковичей с половецкой знатью, в рамках субпроекта Б было главным образом доказано, что весьма толерантные по отношению к иноверцам взгляды идеолога нестяжательства XVI в. старца Артемия являлись не чем-то исключительным, а, напротив, отражали общие установки восточноевропейских культур и имели глубокие конфессиональные корни, в рамках субпроекта В было продемонстрировано, во-первых, что искусство Центральной Европы X — XI вв., и прежде всего т. н. оттоновская книжная миниатюра, является отнюдь не исключительным, сугубо региональным явлением, заключенным в узкие хронологические рамки, а напротив, возникает, развивается и быстро достигает расцвета на пересечении различных традиций христианского (и даже дохристианского) искусства, богословской и политической мысли — и благодаря им. Во-вторых, впервые были выявлены общие тенденции развития средневековой вексиллологии — от античности до XV в., определены основные линии эволюции знамен и развитие связывавшихся с ними символических смыслов, показано сочетание как преемственности по отношению к вексиллологическим практикам Древнего мира, так и линии разрыва  при переходе к новым принципам использования знамен, в рамках субпроекта Г была выявлена вся глубина влияния, оказанного Первой мировой войной на отечественную (а вместе с ней и европейскую) медиевистику, характер перемен в взаимоотношениях между различными национальными школами историков-медиевистов, в рамках субпроекта Д впервые была представлена концепция возникновения и развития раннесредневековых политических образований на Кавказе — на стыке византийского культурного региона, ислама и хазар. Исследование показало, что абхазские цари на протяжении всей своей истории позиционировали себя как христианские и, более того, именно православные государи. Ключевой их задачей было объединение в рамках одного государства разных этнических общностей с разной политической историей: Абхазия и Эгриси всегда ориентировались на Византию, тогда как Картли и Самцхе — на собственную традицию ранней государственности. Мусульманский мир не оказал значительного культурного влияния на Абхазское царство, в рамках субпроекта Е было главным образом предложено и обосновано новое понимание символической концепции скульптурного украшения храмов Владимирско-Суздальской школы как отражения идеи Нового Иерусалима в тесной связи с текстом пророчества Иезекииля, притом при сочетании элементов как византийского, так и западного происхождения.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты исследования уже сейчас имеют высокий спрос в российской и международной академической среде и в университетском преподавании. Это доказывается, с одной стороны, большим количеством докладов, прочитанных участниками проекта на российских и международных конференциях, а также лекций, спецкурсов, семинаров, факультативов (в частности, проведенных в НИУ ВШЭ), выступлений в СМИ. С другой же стороны, участниками проекта подготовлено почти три десятка публикаций на русском, английском, французском и немецком языках, которые частично уже опубликованы, частично же готовятся к печати.

Область применения

Проводившееся исследование рассчитано на то, что его результаты будут применены прежде всего в российских и международных академических исследованиях средневекового прошлого народов и культур Европы. Кроме того, они могут быть использованы в сфере высшего, а отчасти и среднего образования, в музеях, библиотеках и иных учреждениях культуры, в медийном пространства. 

Публикации по проекту:


Vinogradov A., Korolev A., Kashtanov D. The Chronology Relating to the Hagiographic Tradition of St Clement of Rome, in: Byzantine Hagiography: Texts, Themes & Projects. Тюрнхаут : Brepols Publishers, 2018. P. 201-220. doi
Дмитриев М. В. Православная церковь Московской Руси перед лицом ислама и язычества в Поволжье: велась ли миссионерская деятельность в XVI - XVII вв.? // В кн.: Свеча 2013 Т. 25: Религия, religio и религиозность в региональном и глобальном измерении . Владимир : Владимирский государственный университет, 2013. С. 336-354.
Дмитриев М. В. Московский «Лютер или, скорее, Цвингли». Предшественники российских евангельских христиан в эпоху Ивана Грозного // В кн.: Традиция подготовки служителей в братстве евангельских христиан-баптистов. История и перспективы. М. : РС ЕХБ, 2013. С. 48-58.
Успенский Ф. Б. Знатная вдова в средневековой Скандинавии и на Руси: Матримониальные стратегии и легенды власти
Успенский Ф. Б., Литвина А. Ф. Близкородственные браки Рюриковичей в XII в. как предмет вспомогательно-исторического исследования // В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины в современном научном знании. Материалы XXV Международной научной конференции. Москва, 31 января – 2 февраля 2013 г. Ч. 1. М. : РГГУ, 2013. С. 96-102.
Успенский Ф. Б. Смерть Сигурда: К вопросу о восприятии эддических сюжетов в Исландии XIII — XIV вв. // В кн.: Ретроспективная информация источников: образы и реальность / Отв. ред.: И. Н. Данилевский, О. И. Тогоева. М. : Институт всеобщей истории РАН, 2013. С. 54-62.
Лидов А. М. Огонь Анастенарии. Иеротопия византийского обряда ритуальных танцев с иконами // В кн.: Иеротопия Огня и Света в искусстве и культуре византийского мира / Отв. ред.: А. М. Лидов. М. : [б.и.], 2013.
Лидов А. М. Видение Храма и Града. О иерусалимской символике скульптурных икон на фасадах русских храмов XII века // В кн.: L’invention de la Sainte Russie. L'idée, les mots, les images: numéro spécial de “Cahiers du monde russe”. P. : de l'École des Hautes Études en Sciences Sociales, 2013. С. 301-318.
Виноградов А. Ю. СТРАТЕГИЯ ИМЯНАРЕЧЕНИЯ У БАГРАТИДОВ (ДО XIII В.) // В кн.: ΠΟΛΥΤΡΟΠΟΣ. Сборник научных статей памяти Аркадия Анатольевича Молчанова (1947 –2010). М. : Индрик, 2014. С. 130-148.
Дмитриев М. В. Московская Русь и мусульмане: состояние исследований и спорные вопросы // В кн.: Восьмой мусульманский форум. Сборник материалов Вып. 8. М. : Издательский дом «Медина», 2013. С. 82-95.
Успенский Ф. Б. Последний каламбур Снорри? (Заметки на полях «Саги о Стурлунгах» // В кн.: Атлантика. Записки по исторической поэтике Вып. XI: К 75-летию О. А. Смирницкой. М. : Издательство Московского университета, 2013. С. 169-189.
Boytsov M. Construction d'un passé utile: Alexandre le Grand, les empereurs Auguste et Constantin, protecteurs de Moscou, in: Écrire et réécrire l’histoire russe d’Ivan le Terrible à Vasilij Ključevskij (1547-1917). P. : Institut d'études slaves, 2013. Ch. 5. P. 65-74.
Виноградов А. Ю. Византийская лента протоспафария из Мощевой балки // В кн.: III «Анфимовские чтения» по археологии Западного Кавказа. Памятники раннего христианства на Западном Кавказе. К 1025-летию крещения Руси: Материалы международной археологической конференции (г. Краснодар, 27–29 мая 2013 г.). Краснодар : [б.и.], 2013. С. 21-24.
Дмитриев М. В. Парадоксы «Святой Руси». «Святая Русь» и «русское» в культуре Московского государства 16-17 вв. и фольклоре 18-19 вв. // В кн.: L’invention de la Sainte Russie. L'idée, les mots, les images: numéro spécial de “Cahiers du monde russe”. P. : de l'École des Hautes Études en Sciences Sociales, 2013. С. 319-331.
Bojcov M. A. Totenfeier für Kaiser Friedrich III.: Die Vorbereitungen des Veranstalters, in: König und Kanzlist, Kaiser und Papst. Friedrich III. und Enea Silvio Piccolomini in Wiener Neustadt/Hrsg. von Franz Fuchs, Paul-Joachim Heinig und Martin Wagendorfer. Wien : Böhlau Verlag, 2013. P. 281-305.
Дмитриев М. В. Предисловие // В кн.: Завещания униатских иерархов Киевской митрополии XVII и XVIII вв. как пример религиозной культуры общества Речи Посполитой. Люблин : Wydawnictwo Katolickiego Uniwersytetu Lubelskiego, 2013. С. 7-18.
Dmitriev P. M. La «Sainte Russie » et la chrétienté, in: La chrétienté dans l'histoire. Une notion mouvante. P. : Editions Parole et Silence/Collège des Bernardins, 2014. P. 105-127.
Dmitriev P. M. Muslims in Muscovy (XVth through XVIIth centuries): integration or exclusion?, in: Religious Minorities, Integration and the State. Turnhout : Brepols Publishers, 2015. P. 69-82.
Дмитриев М. В. Московская Русь перед лицом «иноверия»: восточнохристианская модель религиозно-культурного плюрализма? // В кн.: Средневековая Европа: Восток и Запад. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 233-324.