• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Смысловые и регуляторные ресурсы психологического благополучия

2013

Объектом исследования являлись смысловые образования (субъективное отношение, смысл, установки) как механизмы саморегуляции личности.

Цель работы:

Целью исследовательского проекта было изучение роли смысловых образований в системе саморегуляции и их вклада в психологическое благополучие индивида.

Эмпирическуая база исследования:

В рамках проекта обработаны и подготовлены к публикации данные нескольких эмпирических исследований, проведённых на протяжении 2011-2013 г.:

1) Исследование имплицитных концепций смысла жизни на выборке студентов различных специальностей и взрослых в г. Москва и Московской области (N=391);

2) Исследование связи личностных и социальных ресурсов сотрудников организаций с личностным смыслом труда и субъективным благополучием на выборках сотрудников двух организаций в г. Кемерово (N=235).

3) Исследование связи переживания одиночества и отношения к одиночеству на трёх выборках пользователей Интернет (общий N=2559);

4) Исследование структуры теста жизнестойкости и его связи с показателями субъективного благополучия и осмысленности жизни на выборках сотрудников организаций (N=4647) и студентов (N=1285);

5) Исследование демографических коррелятов осмысленности жизни на выборке пользователей Интернет (N=9876).

Результаты работы:

В ходе работы были получены как теоретические, так и эмпирические результаты:

1) Проведен теоретический анализ структуры, функций и генеза смысловых образований. Описаны механизмы развития смысловой сферы (смыслообразование, смыслоосознание, смыслостроительство). Развитие личности представлено как активный процесс жизнетворчества (в плане деятельности) и как развитие смысловых образований путём понимания (в плане сознания).

2) Обобщены основные сходства и различия теоретических подходов к пониманию смысла жизни в психологии. Выделены основные измерения, по которым эти подходы различаются (круг феноменов, фокус на сознании или на деятельности, смысл как необходимость или как возможность развития, проблема смысла как данность или как социальный конструкт).

3) С помощью методологии личностно-ориентированного подхода эмпирически показано, что существуют целостные имплицитные концепции (индивидуальные типы понимания) смысла жизни, обозначенные как деятельностная (смысл как цель или направление деятельности), рефлексивная (смысл как переживание или идея), диффузная (смысл как нечто неясное) и отчуждённая (смысл как иллюзия). Показано, что эти имплицитные концепции связаны с различиями в индивидуальном опыте, касающемся проблемы смысла, и с различиями в показателях осмысленности жизни и саморегуляции (системной рефлексии, самоконтроля, самодетерминации).

4) Получена новая факторная структура Теста смысложизненных ориентаций и пронализированы связи осмысленности жизни с демографическими переменными. Показано, что осмысленность жизни обнаруживает слабые гендерные и возрастные различия, а также прямую связь с уровнем образования. Наиболее сильными оказались различия в осмысленности жизни, связанные с видом профессиональной деятельности.

5) Теоретически разработана типология состояний одиночества (собственно одиночество, уединение, отчуждение), обобщены теоретические представления об уединении как о ресурсе развития личности путём аутокоммуникации.

6) Разработан новый инструмент для измерения переживания одиночества и отношения к одиночеству в двух версиях (полной из 40 пунктов с 8 шкалами и краткой из 24 пунктов с 3 шкалами). Эмпирически выделены индивидуальные типы отношения к проблеме одиночества демонстрирующие различия в показателях субъективного благополучия, системной рефлексии и утраты смысла. На всех использованных выборках показатели отношения к проблеме одиночества являются значительно более слабыми предикторами осмысленности жизни и субъективного благополучия, чем показатель переживания одиночества, однако последний, в свою очередь, статистически достоверно зависит от первых.

7) На основе ранее собранных данных теоретически проанализирована проблема содержания имплицитных концепций личности верующего и атеиста во взаимосвязи с собственной мировоззренческой позицией субъекта. На основе анализа ранее полученных данных выдвинута гипотеза о том, что собственная мировоззренческая позиция индивида и его обобщённые образы носителей сходной и противоположной позиции динамически взаимосвязаны.

8) Проанализированы основные теории, описывающие мотивационно-смысловые факторы поведения, связанного со здоровьем. Проведён обзор основных моделей интервенций, направленных на поддержку здоровье-сберегающего поведения, а также сравнительных исследований эффективности.

9) Собраны новые эмпирические данные о связи личностного смысла труда с показателями психологического благополучия, профессиональной мотивации, осмысленности жизни у сотрудников российских организаций. Показано, что концептуализация работы как призвания и карьеры связана с более позитивными следствиями как для сотрудника, так и для организации в целом, чем концептуализация работы как труда.

10) Эмпирически получена и валидизирована факторная структура краткой версии теста жизнестойкости из 24 утверждений, позволяющая дифференцированно измерять три базовые установки согласно теории С. Мадди. Показано, что вовлечённость связана с эмоциональным благополучием и поиском социальной поддержки, контроль – с самоэффективностью и активным преодолением трудностей, а принятие риска – с толерантностью к неопределённости и конструктивным отношением к неудачам. Разработана также скрининговая версия теста из 12 пунктов.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР:

Результаты теоретического анализа и эмпирического изучения смысловых образований в рамках данного проекта свидетельствуют о важности роли рефлексивного сознания в порождении и развитии (динамике) индивидуального поведения. На этой основе возможно проведение более подробных экспериментальных исследований, моделирующих причинно-следственные связи между стабильными личностными характеристиками, факторами ситуации и ситуативной динамикой смысловых образований, с одной стороны, а также поведением индивида и переживанием психологического благополучия, с другой стороны. Обнаруженные различия в характере представлений о смысле жизни и стоящих за ними регуляторных процессов свидетельствуют о необходимости учёта этих различий при изучении смысла жизни с помощью методов субъективного самоотчёта.

Разработанные психометрические инструменты используются в фундаментальных и прикладных исследованиях (в образовании и бизнесе) как участниками коллектива лаборатории, так и другими российскими исследователями.

Область применения

Разработанные психометрические инструменты (Дифференцированный опросник переживания одиночества, краткая версия Теста жизнестойкости, новая факторная структура Теста смысложизненных ориентаций, инструментарий для изучения имплицитных концепций смысла жизни) могут быть использованы как в фундаментальных исследованиях, так и в прикладных исследованиях и в практике работы психологов в образовании, бизнесе, клинике и других сферах.

В практике индивидуального консультирования могут быть использованы полученные эмпирические данные об имплицитных концепциях смысла жизни, типология отношения к одиночеству, а также результаты теоретического обзора мотивационных моделей изменения поведения. Последние могут быть применены для разработки массовых интервенций, направленных на поддержку здоровье-сберегающего поведения.

Публикации по проекту:


Leontiev D. Personal meaning: A challenge for psychology // The Journal of Positive Psychology. 2013. Vol. 8. No. 6. P. 459-470.
Осин Е. Н., Кузнецова С. С., Малютина А. В. Имплицитные концепции смысла жизни и осмысленной жизни // В кн.: Психология смысла жизни: методологические, теоретические и прикладные проблемы. Гродно : ГрГУ, 2014. С. 118-138.
Леонтьев Д. А., Лебедева А. А., Александрова Л. А. Психологические механизмы и ресурсы развития личности у учащихся с ограниченными возможностями здоровья // В кн.: Психолого-педагогические основы инклюзивного образования. М. : МГППУ, 2013. С. 116-149.
Осин Е. Н. Факторная структура краткой версии Теста жизнестойкости // Организационная психология. 2013. Т. 3. № 3. С. 42-60.
Панкратова А. А., Осин Е. Н., Люсин Д. В. Особенности эмоционального интеллекта у представителей российской и азербайджанской культур // Психологические исследования: электронный научный журнал. 2013. Т. 6. № 31. С. 11.
Leontiev D. Extending the contexts of existence: benefits of meaning-guided living, in: Meaning in Existential and Positive Psychology. Springer, 2014. P. 97-114.
Леонтьев Д. А. Смыслообразование и его контексты: жизнь, структура, культура, опыт // Мир психологии. Научно-методический журнал. 2014. № 1. С. 104-117.
Александрова Л. А., Лебедева А. А., Бобожей В. Психологические ресурсы личности и социально-психологическая адаптация студентов с ОВЗ в условиях профессионального образования // В кн.: Вторая международная научно-практическая конференция "Инклюзивное образование: практика, исследования, методология" (Москва, 26-28 июня 2013 г.). М. : МГППУ, 2013. С. 369-374.