• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг социально-экономического поведения домохозяйств и анализ состояния фактического питания и пищевого статуса населения РФ

Приоритетные направления развития: экономика, социология
2013

Объект исследования: население Российской Федерации.

Цель исследования: выявить и проанализировать новые тенденции социально-экономического поведения российских домохозяйств, охарактеризовать особенности структуры питания и пищевого статуса населения страны как важнейшего фактора, обеспечивающего поддержание здоровья, работоспособности и творческого потенциала нации.

Эмпирическая база исследования - информационная база данных «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994 — 2012 гг., включающая результаты 17 волн репрезентативного для РФ панельного лонгитюдного обследования домохозяйств.

Основные результаты:

- Несмотря на трудности экономического развития, усугублявшиеся пессимистическими прогнозами, результаты мониторинга демонстрировали рост реальных доходов домохозяйств. Месячный совокупный доход домохозяйств, после незначительного сокращения в 2011 г. на 1,8%, в 2012 г. вырос на 10,7%, достигнув максимального значения за все время наблюдений. Этот рост был обеспечен повышением зарплат как в бюджетном, так и в коммерческом секторах. В целом, за 1998-2012 гг. общая сумма месячного дохода домохозяйств выросла в 3,3 раза (с 11,4 тыс. до 37,9 тыс. в рублях 2012 г.). Основными источниками доходов являлись заработная плата и государственные трансфертные платежи. В 2012 г. на них приходилось соответственно 51,2 и 34,9% совокупного дохода домохозяйств. При этом наблюдался постоянный рост доли дохода от заработной платы, который обеспечивался в основном повышением доли дохода от работы на частных предприятиях (с 8% в 1998 г. до 23,8% в 2012 г.), но в последние годы темпы этого роста стали минимальными.

- Рост доходов сопровождался повышением расходов домохозяйств. В ситуации улучшения материального положения семьи чаще отказывались от стратегии экономии и более четко проявляли стремление повысить уровень потребления, поскольку были вынуждены жить в условиях неопределенности. Ежемесячные расходы домашних хозяйств после сокращения в 2011 г. на 0,9%, в 2012 г. выросли на 14,4%. При этом расходы на продукты питания увеличились только на 3,2%, тогда как на непродовольственные товары — на 19,5%. В целом, с 1998 г. по 2012 г. ежемесячные расходы домохозяйств выросли в 2,7 раза (с 14,9 тыс. до 40,2 тыс. руб.). Было выявлено очередное сокращение доли расходов на продукты питания, которое наблюдается с 1992 г. За все годы доля данных расходов последовательно сократилась с 72,6 до 40,2%, в результате чего структура расходов российских домохозяйств еще больше приблизилась к структуре расходов, которая характерна для домохозяйств западных стран.

- Рост расходов на непродовольственные товары привел к очередному повышению уровня обеспеченности семей предметами длительного пользования, который не прервался даже в период экономического кризиса. В 2012 г. на долю этих расходов приходилось 14,3% ежемесячных расходов домохозяйств. К наиболее тревожным тенденциям относится постоянный рост расходов домохозяйств на оплату жилья и коммунальных услуг, которые за последние 15 лет выросли более чем в 5 раз, что особенно негативно сказывается на уровне жизни  бедных и малообеспеченных семей. Но при этом в 2012 г. впервые, начиная с 1998 г., было отмечено снижение доли расходов на ЖКХ в структуре ежемесячных расходов домохозяйств (с 13,2% в 2011 г. до 12,6%).

- После непродолжительного периода медленного сокращения, обусловленного кризисом, выявлено новое повышение уровня дифференциации домохозяйств по доходам. В 2012 г. доходы 20% наиболее обеспеченных домашних хозяйств росли почти в 5 раз быстрее, чем доходы 20% наименее обеспеченных. Разрыв в доходах между домохозяйствами верхнего и нижнего квинтилей, сократившийся с 6,7 раз в 2008 г. до 4,1 раз в 2011 г., увеличился в 2012 г. до 4,6 раз. Основу дифференциации доходов домохозяйств, как и прежде, составляли различия в заработной плате.

- На фоне непростой социально-экономической ситуации зафиксирован очередной подъем социального самочувствия россиян, который, однако, носил неустойчивый характер. С 2000 г. по 2012 г доля россиян, удовлетворенных своей жизнью в целом, выросла в 3 раза — с 17,6 до 52,6%, в том числе за последний год на 3,4%. Высокий уровень социального самочувствия чаще сочетался с использованием более широко спектра активных способов социально-экономической адаптации. Вместе с тем, сохраняя надежды на лучшее, большинство россиян с тревогой оценивали перспективы своей жизни и подспудно готовились к худшему в ожидании очередных кризисных потрясений. Наблюдалась значительная дифференциация населения по уровню удовлетворенности жизнью и материальным положением.

- Одной из беспокойных остается проблема угрозы безработицы, острота которой в восприятии людей снижается очень медленно. В 2012 г. вероятность потерять работу волновала 55,8% занятых, что примерно столько же, сколько было в период ожидания и обострения кризиса. Работники чаще прекращали работу по собственной инициативе, чем в результате сокращения штатов или закрытия предприятий. Выявлено очередное снижение доли работников, желающих найти новую работу, одной из причин которого было повышение уровня удовлетворенности своей работой 43,3% в 2003 г. до 65,7% в 2012 г.

- Выявлены изменения в экономическом поведении и трудовых ориентациях пенсионеров старших возрастных групп (мужчины 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше), которые не во всем соответствуют планам расширения трудовой занятости лиц пенсионного возраста. К положительным тенденциям можно отнести рост доли работающих пенсионеров старших возрастов: с 14% в 1994 г. до 20% в 2012 г. По уровню индивидуального дохода они вдвое, а по отдельным годам втрое, превосходили неработающих пенсионеров (в 2012 г. соответственно 24 тыс. и 11,7 тыс. руб. в месяц). Но в то же время размер заработной платы при одинаковой продолжительности рабочего дня и более высоком уровне образования у работающих пенсионеров был в 1,5 раза меньше, чем у работающих, не достигших пенсионного возраста. Установлено также, что подавляющее большинство нынешних и будущих пенсионеров рассчитывают жить после достижения пенсионного возраста только на государственную пенсию.

- К числу актуальных проблем относится улучшение качества питания населения, которое по степени важности уже превосходит проблему недостаточного питания. В настоящее время у всех групп населения структура потребления пищевых продуктов не соответствует потребностям в пищевых веществах и энергии. Содержание жира по калорийности превышает рекомендуемые значения, как в рационе детей, так и в рационе взрослых, особенно у мужчин (37%), при одновременном дефиците в рационе витаминов и минеральных веществ. Указанные неблагоприятные тенденции являются важнейшим фактором риска развития ожирения, сердечнососудистых заболеваний, диабета и ряда злокачественных новообразований. За последние 12 лет доля лиц с избыточной массой тела и с ожирением выросла среди мужчин в 1,7 раз, среди женщин — в 1,3 раза. Сегодня 54% мужчин и 59% женщин страдают избыточной массой тела и ожирением, тогда как недостаточность питания относится к 3% взрослого населения.

- Рационы питания как у детей, так и у взрослого населения дефицитны по содержанию основных витаминов и полезных для организма человека минеральных веществ. В питании малолетних детей в возрасте от 2 до 7 лет наблюдается дефицит по содержанию кальция около 40%, по витамину В1 и железу на уровне 20%. В рационах питания детей 7—17 лет отмечен наибольший дефицит по содержанию кальция — более 50%. Содержание в рационе витаминов А, В1, В2 может обеспечить потребность детского организма на 70%. Потребность организма ребенка школьного возраста в витамине С может быть обеспечена на 80%, в железе — на 89%. Рассчитанные количества в рационе питания основных витаминов и кальция у взрослых мужчин ниже рекомендуемых величин, в том числе: витамина В1 — на 20%; витамина В2 — на 30%; витамина С — на 33%;  кальция — на 40%. В питании женщин уровень содержания витамина А относительно рекомендуемых величин  составляет 79%; витаминов В1 и В2  — 54%, витамина С — 61%, кальция — 56%, железа — 69%.

- Подавляющее большинство россиян беспечно относятся к выбору продуктов питания с точки зрения их полезности. Только 16% граждан отдают предпочтение продуктам с пониженным содержанием жира; 11% — продуктам с пониженным содержанием соли; 5% — продуктам, содержащим заменители сахара; 10% — низкокалорийным продуктам. Рост внимания к потреблению полезных пищевых продуктов наблюдается лишь в пожилом возрасте. К наиболее важным факторам, препятствующим правильному питанию, относится не только недостаточная материальная обеспеченность, но и дефицит знаний и навыков здорового питания, что выдвигает на первый план проблему обучения населения принципам и навыкам здорового, рационального питания.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР: созданная информационная база лонгитюдного панельного обследования «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE) за 1994 — 2012 гг. и сопроводительная документация к ней, размещена в открытом доступе на портале НИУ ВШЭ по адресу http://www.hse.ru/rlms. В 2013 году сотрудники НИУ ВШЭ опубликовали 56 работ с использованием информационной базы RLMS-HSE, в том числе 14 на английском языке.

За 2013 год количество новых пользователей, запросивших доступ к данным на странице RLMS-HSE, составило свыше 700. Общее количество пользователей, получивших доступ к данным на странице RLMS-HSE на портале НИУ ВШЭ за период с 2011 по 2013 годы – 2100.

В мае 2013 г. была проведена «Первая международная конференция пользователей данными RLMS-HSE», в которой помимо отечественных исследователей приняли участие 17 иностранных ученых из США, Японии, Великобритании, Бельгии, Испании, Финляндии. Программа и краткие аннотации докладов, представленных на конференции , размещены в свободном доступе в сети Интернет по адресу:http://www.hse.ru/rlms/conference.

Область применения: микроэкономика, социология, науки о питании, социальная политика. 

Публикации по проекту:


Воронин Г. Л., Киселева И. П., Козырева П. М., Косолапов М. С., Нафигина К. О., Низамова А. Э., Смирнов А. И., Соколова С. Б. Социально-экономическое поведение российских домохозяйств (по данным RLMS‑HSE, 1992 – 2011) // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS–HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 3. М. : НИУ ВШЭ, 2013. С. 7-103.
Kozyreva P. M., Nizamova A. E., Smirnov A. I. Consumption and Lifestyle in Russia, in: Handbook on Social Stratification in the BRIC Countries: Change and Perspective / Ed. by P. Li, M. Gorshkov, C. Scalon, K. Sharma. World Scientific, 2013. P. 611-636.
Трошина А. А., Рощина Я. М. Цифровое неравенство россиян в сфере медиапотребления // В кн.: Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS–HSE) / Отв. ред.: П. М. Козырева. Вып. 3. М. : НИУ ВШЭ, 2013. С. 187-203.