• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Природный капитал и экология как факторы миграции из мегаполиса в сельскую местность

2012

Исследование процессов модернизации, происходящих в сельских районах Европейской части России, затрагивает жизненные интересы всей страны. Несмотря на демографический кризис и видимое умирание хозяйственной деятельности в деревнях и поселках северного Нечерноземья, социологи, экономисты и социальные географы отмечают возникновение нового уклада, связанного с т.н. "очаговой экономикой"—прямого следствия проникновения глобализационных процессов в эти регионы. Возрастает географическая мобильность населения (во многом вынужденная в данных условиях), повсеместно увеличивают свое присутствие информационные технологии (мобильная связь, цифровое спутниковое телевидение, Интернет), все шире развивается сервисная экономика, создающая экономические очаги вокруг доходоприносящих центров экологического туризма, производства чистой экологической продукции, современных форм рекреации. Все это в комплексе создает противоречивую и контрастную картину конфликта и взаимодействия различных тенденций на огромных и чрезвычайно перспективных территориях.

Современная Россия все больше и больше включается в общемировые процессы постиндустриализации. В этом смысле можно предполагать, что "транзит" сложно и противоречиво развивается все же в направлении глобального сообществ, а не по иному вектору. Подчас это происходит скрыто, неявно. И, как это ни странно на первый взгляд, казалось бы наиболее экономически, политически и культурно отсталая часть нашего общества, сельское население, по-своему воспроизводит новые глобальные матрицы и реагирует на постиндустриальные тенденции. Новые сельско-городские сообщества ("агрегации"). Одно из проявлений постиндустриальных матриц в российском обществе можно увидеть в возникновении на селе новых сельско-городских сообществ ("агрегаций"). В наши дни достаточно многочисленные социальные группы жителей больших индустриальных городов приобретают на правах личной собственности дома и наделы земли в отдаленных селах и деревнях.

На поверхности этот процесс представляется в виде вынужденного шага со стороны тех горожан, которые не могут обеспечить себя и свои семьи средствами для полноценного и современно организованного отдыха (туризма, санаторного лечения и т.д.), хотя субъективно аргументация новоявленных "деревенщиков" может быть и иной. В ряде отнюдь не единичных случаев первоначально присутствующая чисто рекреационная мотивация горожан перерастает в нечто большее, а именно в фундаментальный и постоянный интерес к жизни села, к ведению хозяйства, к экономической, политической и культурной модернизации сельских сообществ. Городская культура позволяет горожанам видеть огромные не реализованные возможности села во всех сферах жизни. Сельские жители, находясь в состоянии долговременной социальной и психологической депрессии, также осознают, что своими силами им не остановить процесс обвальной деградации и умирания села. Здесь смыкаются два процесса, два согласованных интереса и возникает глубинная органическая интеракция, которая в состоянии создать и уже стихийно создает и некие новые социальные структуры - сельско-городские (пока что незримые и слабо нераспознаваемые) сообщества.

Публикации по проекту:


Покровский Н. Е., Нефедова Т. Г. Об Угорском проекте: Теоретические концепции "клеточной глобализации", "очаговой экономики" и их приложения // В кн.: Социологический ежегодник, 2012: Сб. науч. тр. / Сост.: Д. В. Ефременко; под общ. ред.: Н. Е. Покровский; науч. ред.: Н. Е. Покровский. М. : ИНИОН РАН, 2013. Гл. 1. С. 8-25.