• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Нейрокогнитивные механизмы принятия решений и социального влияния

Приоритетные направления развития: право, гуманитарные науки
2013

Идея о том, что индивидуальные решения человека в значительной степени обусловлены поведением окружающих людей, является краеугольным камнем социальной психологии (Asch, 1955; Cialdini, Goldstein, 2004). Однако до настоящего времени, большинство нейробиологических исследований, рассматривали механизмы принятия решений отдельно от социального окружения. Достижения нейробиологии последних лет позволили лучше понять биологические основы принятия решений.

Несмотря на растущий объем исследований, посвященных нейробиологическим основам принятия решений, роль социального влияния остается в значительной мере неизученной. Ряд исследований, проведенных в последние годы, позволили предположить существование связи социального влияния с фундаментальными нейробиологическими (дофаминергическими) механизмами процессов обучения подкреплением. В частности, Klucharev с соавт. (2009) используя метод функциональной магнитно-резонансной томографии показали активацию так называемой ростральной цингулярной зоны (Rostral Cingulate Zone) и иных областей, ассоциируемых с системой контроля результатов деятельности в ситуации рассогласования мнения испытуемого с мнением группы. Это позволило выдвинуть гипотезу о генерации т.н. сигнала «ошибки предсказания» в качестве нейробиологического механизма, лежащего в основе социального влияния.

В данной работе была поставлена цель проверить гипотезу о нейробиологической природе социального влияния, исследуя биоэлектрическую и биомагнитную активность головного мозга. С этой целью мы провели регистрацию и анализ компонентов вызванных потенциалов и вызванных полей в момент рассогласования мнения испытуемых с мнением группы, а также выявили пространственно-временные характеристики Вызванных потенциалов (ЭЭГ) и вызванных полей (МЭГ) в пробах, предшествующих конформным изменением мнения.

В частности предполагалось, что в ситуации рассогласования мнения индивида с мнением группы генерируется т.н. Негативность результата действия (НРД или Feedback-related Negativity), компонент ВП (и его МЭГ аналог мНРД), непосредственно связанный с детекцией ошибок поведения и последующей адаптацией поведения с целью избегания таких «ошибок» в будущем. Также предполагалось, что генерация НРД тесно связана с усилением амплитуды индуцированной фронто-центральной тета-активности(ФЦТА), которая также рассматривается в качестве дополнительного маркера вовлечения системы контроля результатов деятельности. С этой целью были проанализированы компоненты ВП, вызванных полей и динамика индуцированной осцилляторной активности в условии рассогласования мнений испытуемого с мнением группы, проведена локализация источников перечисленных компонентов методами распределенного моделирования и проанализирована связь перечисленных компонентов с поведенческими данными. Для моделирования ситуации социального влияния мы использовали парадигму, разработанную Klucharev с соавт. (2009), где испытуемым предлагается оценивать лица по степени доверия, которое они вызывают, и соотносить свое мнение с мнением большого числа людей.

Как в ЭЭГ, так и в МЭГ частях исследования, в рамках экспериментальной задачи испытуемым (23 человека) предлагалось оценить 220 женских лиц по степени привлекательности (ЭЭГ-задача) или доверия, которое они к себе вызывают (МЭГ задача). Оценивать лица предлагалось по шкале от 1 (полностью не доверяю) до 8 (полностью доверяю). При этом испытуемым объяснялось, что с целью сделать эксперимент менее монотонным у них будет возможность сравнить свои оценки с мнением людей (около 200 человек) уже проходивших данный тест ранее. После длительного перерыва (30-40 минут) в течение которого внимание испытуемого максимально отвлекалось от эксперимента, испытуемым предлагалось «продолжить» выполнение задания но уже без предъявления оценки большинства. Вторая часть эксперимента позволяла определить, поменял испытуемый свое мнение в сторону мнения группы или нет. В реальности, «мнением группы» являлось случайно сгенерированное компьютером значение, которое было составлено следующим образом: в 33% случаев компьютер соглашался с испытуемым, а в остальных 67% отличался от последнего на 2 или 3 пункта.

Совпадение или несовпадения мнения испытуемого с «мнением большинства» являлось критерием для регистрации вызванного и индуцированного ответа. Вызванный ответ регистрировался на предъявление собственного мнения в соотнесении с мнением большинства. Для моделирования источника активности использовалась 3х-мерная реконструкция поверхности коры головного мозга, полученная на основе индивидуальных МРТ испытуемых.

В рамках первого этапа была проведена серия экспериментов на 20 испытуемых женского пола в задаче на оценку степени привлекательности лиц, аналогичной задаче, использовавшейся в Klucharev et al., (2009). Анализ ВП показал, проведенный в рамках первого этапа проекта показал, что конфликт с мнением группы вызвал нейрональную активность во фронтоцентральной области коры (негативное отклонение ВП около 200 мс), схожую с НРД. Нейрональная активность, лежащая в основе конформных поведенческих изменений была зарегистрирована в районе 380 мс, также во фронтоцентральной области коры. (Shestakova et al., 2012)

Для того, чтобы расширить представления о механизмах социального влияния, 2й и 3й этапы проекта предполагали исследование пространственно-временной динамики изменений в мозговой активности методом МЭГ, обладающим более высоким (по сравнению с ЭЭГ) пространственным разрешением. Для МЭГ исследования было решено использовать другую не социально значимую задачу на определение степени доверия. Подобный дизайн помимо прочего позволил утверждать независимость результатов исследования от характеристик ситуации, в которой моделируется социальное влияние. Поведенческие данные полученные в двух экспериментах продемонстрировали сходные результаты.

В результате был зарегистрирован МЭГ аналог НРД (мНРД) в ситуации рассогласования мнения испытуемого с мнением большинства. Локализация источника мНРД показала значимый вклад т.н. «ростральной цингулярной зоны» (РЦЗ) в генерацию данного сигнала. Разностная активация РЦЗ в пространстве источников прошла проверку статистической значимости рандомизационным непараметрическим тестом и, также, показала достоверную корреляцию со степенью подверженности социальному влиянию, рассчитанной для каждого испытуемого на основе поведенческих данных. Анализ динамики осцилляторной активности показал достоверное усиление амплитуды тета-ритма в условии конфликта мнения испытуемого с мнением группы. Полученные результаты свидетельствуют в пользу того, что механизм, по которому осуществляется социальное влияние, действительно может быть основан на фундаментальном механизме контроля результатов деятельности.

В целом, проведенное исследование показало наличие всех эмпирически проверяемых свидетельств того, что в конформное поведение неразрывно связано с работой системы контроля результата деятельности. Показано наличие всех известных в современной литературе электро- и магнитоэнцефалографических сигналов, соответствующих теоретическому сигналу «ошибки предсказания» (ОП-сигнал, генерирующийся дофаминергическими нейронами,) в ситуации рассогласования мнения индивида с мнением большинства, а именно:

(1) показана генерация Негативности результата действия (feedback-related Negativity, FRN) – компонента вызванных полей, связанных с обработкой негативных результатов действия (или ошибок поведения) и ее МЭГ аналога (mFRN) на независимой выборке испытуемых;

(2) локализация источника mFRN показала активацию ростральной цингулярной зоны, что соответствует данным, полученным методом фМРТ;

(3) Зарегистрировано усиление фронто центральной индуцированной активности в тета-диапазоне, также связываемой с обработкой ошибок.

С учетом полученных данных поведенческих исследований, данные Klucharev et.al., 2009 и Shestakova et al., 2012 были подтверждены и дополнены уникальным для России новейшим методом магнитоэнцефалографии. Полученные в ходе этапа результаты были подвергнуты статистической обработке с использованием новейших непараметрических методов (рандомизационные тесты, кластерные коррекции на множественные сравнения и т.п.) и показали статистическую достоверность и воспроизводимость результатов. Полученные магнитоэнцефалографические маркеры также показали статистически значимую предсказательную силу в отношении индивидуальных различий в степени подверженности социальному влиянию. Помимо этого, были получены данные о том, что спонтанная МЭГ активность также может являться значимым маркером для определения индивидуальной подверженности социальному влиянию.

Публикации по проекту:


Петрушевский А., Майорова Л., Мартынова О. В., Федина О. Н. Факторы, влияющие на характеристики BOLD-ответа у пациентов после инсульта // Вестник Российского Научного Центра рентгенорадиологии. 2013. № 13. 
Zubarev I., Shestakova A., Klucharev V., Ossadtchi A. MEG study of social conformity, in: The 19th Annual Meeting of the Organization for Human Brain Mapping (OHBM), June 16-20, 2013 at the Washington State Convention Center in Seattle, WA, USA. Seattle , 2013. 
Zubarev I., Shestakova A., Ossadtchi A., Rieskamp J., Klucharev V. The modification of judgments in a group situation: MEG correlates of conformity, in: Society for Neuroeconomics Annual Meeting, 27-29 September at EPFL, 2013, Lausanne, Switzerland. Lausanne , 2013. 
Shestakova A., Klucharev V., Zubarev I., Ossadtchi A. Resting state brain activity predicts individuals’ conformity, in: Society for Neuroscience Annual Meeting, November 9-13, 2013, San Diego, California. San Diego , 2013. С. 25-. 
Alexei O., Pronko P. K., Baillet S., Pflieger M., Stroganova T. The use of mutual information for selection of event-related components in ICA. Application to eloquent motor cortex mapping // Frontiers in Neuroinformatics. 2014. Vol. 7. No. January. P. Article 53-.