• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Пора становиться взрослыми»

Олег Солодухин о том, почему DOXA перестала быть студенческой организацией

Недавнее решение Центра поддержки студенческих инициатив НИУ ВШЭ о лишении журнала DOXA статуса студенческой организации вызвало волну критических оценок в СМИ и социальных сетях. Базой для всей этой «солидарной» критики послужили высказывания представителей самой DOXA, которые заявляли об «акте цензуры», о «намеренном запугивании», о «давлении» и т.д. 

О цензуре

Цензурой называется «требование от редакций средств массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей» (Закон РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации», Ст. 3.). За всё время деятельности DOXA администрация ни разу не вмешивалась в редакционную политику издания, не предлагала показать материал до его публикации, не запрещала распространять какие-либо сведения. 

Тогда о какой цензуре идёт речь? Коллеги, приведите примеры! Студенческие СМИ в Вышке, несомненно, свободны от какого-либо давления и не подвергаются цензуре. Получается, что представители студенческого медиа пытаются ввести всех нас в заблуждение, обмануть.

О ценностях и этике

DOXA активно призывает распространять материал об РГСУ и Наталье Починок. Редакция, разделяющая ценности Высшей школы экономики, мало-мальски знакомая с этическими стандартами и догмами современной журналистики, никогда не позволила бы себе появления подобного текста. Как минимум потому, что в нём не представлена точка зрения другой стороны. Зато такие публикации, прикрытые в нужном месте словами «якобы», «как утверждают», «по некоторым данным», штамповались «по заказу» во времена олигархических информационных войн. Нередко они всплывают во время избирательных кампаний.

Кстати, некоторые защитники DOXA сегодня высказывают сожаление о том, что DOXA не дали высказаться, заявить свою позицию. Но, во-первых, напомню, что DOXA еще в сентябре заявила о том, что будет коммуницировать с администрацией исключительно путем публичных заявлений. А, во-вторых, отдельные публикации журнала свидетельствуют о том, что и само студенческое медиа не стремилось предоставить слово даже героям этих текстов.

И, главное, как я уже писал, для студенческого медиа, аффилированного с ВШЭ, недопустим переход на личности, причем в резкой и грубой форме. Это противоречит таким ценностям университета как сотрудничество и заинтересованность в друг друге, честность и открытость.

О репутации и ответственности 

DOXA встретила в штыки лишение ее статуса студенческой организации. Пишет, что «не ожидала, что администрация ВШЭ решит напрямую давить на наш журнал», дескать «репутационные риски слишком велики». 

Репутационные риски действительно были велики, но они состояли именно в сохранении за DOXA статуса студенческой организации. Дело в том, что герои критических публикаций «взрослых» СМИ имеют право на защиту своей репутации. Они могут сделать это, обратившись в редакцию зарегистрированного медиа с требованием опровержения. Или в судебном порядке. 

В нашем случае с правовой точки зрения направить жалобу в DOXA невозможно, ибо юридически нет такой организации. А есть только Высшая школа экономики, которая и несет ответственность за действия DOXA. При этом DOXA переросла масштабы студенческой организации ВШЭ, а тексты, публикуемые ими на сайте, вполне могут стать основанием для судебных исков.

А ведь, казалось бы, существует ответственность, одна из базовых ценностей, которые мы все разделяем. Ответственность за свои суждения, высказывания, поступки, действия, университет.

Причем ответственность за университет — это альфа и омега университетской жизни. Вышка принадлежит тем,  кто разделяет ее ценности, кто подтверждает свою преданность им ежедневными и ежечасными делами. Прежде всего, это профессура, преподаватели, научные и административные сотрудники университета. Несомненно, можно сюда отнести и студентов, которые искренне заинтересованы в учебе, в научном и общественном поиске. Вряд ли в их число входят те, кто пришел лишь получать, не отдавая ничего взамен. А также те, кто способен дискредитировать ее репутацию. Ведь «общая собственность» предполагает и общую ответственность.

Университет предоставляет свободу самореализации студентам, аспирантам, преподавателям, и сотрудникам. Но свободы без ответственности не бывает. В том числе, ответственности за репутацию того места, где ты учишься, работаешь, занимаешься общественной деятельностью.

Простые примеры: трудоустройство выпускников Вышки превышает 95%. Работодатель знает, что он получает себе хорошо образованного и подготовленного сотрудника, а не «агитатора, горлана, главаря». Государственные, негосударственные и коммерческие организации обращаются в ВШЭ за экспертизой, ибо знают, что она будет проведена в кратчайшие сроки и с высоким качеством. И это не будет какая-то предвыборная агитка. В нашем университете престижно работать. Поэтому мы отбираем лучшие кадры, только тех, кого мы хотим видеть в своих рядах, а не тех, кого нам кто-то навязывает. Все это благодаря высочайшей репутации Высшей школы экономики.

Публикации DOXA негативно сказывались на репутации ВШЭ. Поэтому университет принял решение о лишении журнала статуса студенческой организации. Забота о своей репутации сродни заботе о своём здоровье. И принцип «не навреди» важен не только в больнице, но и в университете.

О любви

Интересно, что DOXA даже не предприняла попытки отрефлексировать произошедшее, заняться самокритикой. Все высказывания свелись к обвинениям в адрес администрации ВШЭ и предъявлению требований путем ультиматумов в социальных сетях. 

Мы видим отсутствие требовательности к себе, но не видим ни любви к университету, ни ответственности за него.

DOXA пора перестать быть инфантильными, прекратить заниматься самолюбованием, стать ответственными и войти в самостоятельную взрослую жизнь. Возможно, тогда и любви к alma mater прибавится.

Решение ЦПСИ означает лишь одно: DOXA лишается статуса студенческой организации, перестаёт быть аффилированной с Высшей школой экономики, издание перестает пользоваться возможностями университета. Никто не закрывает журнал, никто не препятствует активностям редакции за пределами ВШЭ. Таким образом, говорить о закрытии DOXA нельзя.

У редакции есть все необходимое для того, чтобы продолжить издание журнала. Только делать это самим, зарегистрировавшись в Роскомнадзоре. И отныне рисковать только своей, а не чужой репутацией, самим отвечать за свои действия, самостоятельно решать организационные, материальные, налоговые и иные проблемы.

Как написала профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна ВШЭ Анна Качкаева: «ДОКСА — вы выросли из детской Вышки, становитесь взрослыми и шагайте самостоятельно — это нормально».

Также читайте

Решение университета комментирует врио старшего директора по информационной политике Олег Солодухин

5 декабря, 2019 г.

«Вышка для своих» в Telegram