• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Этический кодекс: обсуждение

Первый проректор Вадим Радаев о замечаниях и комментариях к документу

© Даниил Прокофьев

Почти два месяца сотрудники университета обсуждают проект Кодекса этики научно-педагогических работников НИУ ВШЭ. Замечания к документу публиковались в «Вышке для своих». Первый проректор Вадим Радаев комментируем обсуждение. 

Радаев Вадим Валерьевич
Первый проректор ВШЭ

Опубликованный проект Кодекса этики многих не оставил равнодушным, и именно потому, что он затрагивает важные для нас вопросы – это ведь текст не просто про абстрактные нормы поведения, это про понимание Университета, называемого «Высшая школа экономики», про то, на чем он стоит в высшем нематериальном смысле.

Также читайте

«Вышка для своих» публикует полный текст документа

Большинство откликнувшихся соглашается с самой необходимостью, общей идеей Кодекса и большинством его положений. И будучи людьми, внутренне заинтересованными, они стараются его улучшить, правильнее сформулировать. В результате в исходный текст уже вставлены многие сотни уточнений, он стал результатом работы очень многих коллег, работа еще не завершена, и к ней может присоединиться каждый.

При этом, как водится, мнения сплошь и рядом расходятся. Одни коллеги хотели бы отказаться от конкретных предписаний и оставить лишь полдюжины предельно простых максим. Другие, наоборот, настаивают на дальнейшей детализации. Третьи сетуют, что разработку Кодекса не отдали профессиональным специалистам по этике, хотя, не скрою, интенция превратить текст Кодекса в подобие научной работы не сильно согревает.

Встречаются и случаи (значительно более редкие, но не единичные), когда раздражение вызывает Кодекс этики в целом. Даже не текст как таковой и не отдельные положения, а сама идея подобного Кодекса. Опыт последних лет вообще показывает, что любой разговор об этических нормах способен вызывать у высокообразованных людей довольно нервные реакции.

Именно с такой реакцией (и подчас весьма резкой) неожиданно столкнулись несколько лет назад молодые создатели курса по академической этике (кстати, очень хорошего проекта). Подобное раздражение порою проявляется и сейчас при обсуждении данного проекта.

Несколько упрощая, можно сказать о двоякого рода реакциях. Первая реакция – от подозрительности. В принятии Кодекса усматривается очередная попытка администрации ограничить свободы трудящихся, посягнуть на личную автономию («вот уже добрались и до этических норм»). Эта реакция порождена дефицитом доверия. Тут, конечно, немного обидно, как будто представитель администрации (кстати, такой же коллега) не может искренне разделять идею Университета и только и думает, как посягнуть...

Вторая реакция иного свойства. Говорят: все предложенные нормы естественны и самоочевидны, мы и так им всегда следовали, зачем их еще прописывать. И действительно, эти коллеги соблюдают нормы и искренне не видят для себя иной альтернативы. Когда же приводишь им примеры явного нарушения этих норм другими коллегами и говоришь, что любые «очевидные» нормы все же нужно проговаривать и прописывать, они замечают, что таким нарушителям никакой кодекс на поможет.

В чем-то эти столь разные позиции сходятся. Изрядно утрируя, можно свести причину раздражения к формуле: «Мы взрослые люди и профессионалы, не учите нас жить».

В этом смысле, важно понять, является ли Кодекс сводом этических норм, которые изначально разделяются всеми, то есть конвенцией, которую все понимают однозначно и которой, вдобавок, все безоговорочно следуют? Нет, такая ситуация действительно невозможна, и смысл Кодекса, конечно, не в этом. И, кстати, тогда никакой Кодекс просто был бы не нужен.

Также читайте

Публикуем точку зрения руководителя аспирантской школы по праву Родиона Бельковича

Кодекс этики – это действительно широкая конвенция, но понимается она иначе. Конвенция – это не соглашение, которое существует изначально и безусловно. Это соглашение, к которому очень разные люди приходят в результате обсуждения и соотнесения мнений, сохраняя при этом многие различия во взглядах. Это соглашение рождается из опыта нашего совместного проживания, из хороших и плохих примеров, с которыми мы сталкиваемся повседневно. И это соглашение, которое всегда остается открытым для интерпретации и критики.

И обсуждаемый сегодня Кодекс этики в основной интенции своей – это попытка выработать общее понимание важных вопросов, которые способны, по размышлению, принять люди с самыми разными интересами и взглядами. Это приглашение к совместной выработке разделяемых нами смыслов.

Кто-то, возможно, не согласится, не желая в этом участвовать и считая, что тем самым сохраняет свою автономию в стремлении «не быть как все». На мой личный взгляд, это сильное заблуждение – считать, что принятие общей позиции по жизненно важным вопросам отрицает наше право на иное мнение, особенно если ты принимаешь эту позицию осознанно, и если она не противоречит твоим собственным убеждениям.

Но в конце концов, каждый из нас волен жить своими иллюзиями. Ведь никто не заставляет «присоединяться» к Кодексу формальным порядком, расписываясь собственной кровью. Просто важно знать о его существовании и понимать, что и зачем в нем написано.

Любая же содержательная критика не отвергает идею Кодекса этики, более того, она необходимый материал его построения. Поэтому говорение от имени «Мы» в данном тексте – не просто риторический прием и не подверстывание всех под одну гребенку. Это принципиальная позиция, исходящая из того, что существование сообщества под названием «Мы» в нашем университете возможно. Более того, это вера в то, что такое сообщество, не сводимое к множеству автономных «Я», уже существует, и Кодекс – одна из доступных нам форм его актуализации.

26 мая

«Вышка для своих» в Telegram