• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Мы создаем бизнес-школу мирового уровня»

Валерий Катькало о преобразованиях на факультете бизнеса и менеджмента

Факультет бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ

Факультет бизнеса и менеджмента — один из трех факультетов, которые будут реорганизованы в этом году. Первый проректор НИУ ВШЭ, декан факультета бизнеса и менеджмента Валерий Катькало рассказывает об амбициозных задачах, которые будут решены по ходу этих преобразований.

– Расскажите о реформе факультета бизнеса и менеджмента. Что стало причиной изменений?

– Как вы знаете, в Программе развития ВШЭ до 2030 года в качестве одного из стратегических проектов предусмотрено создание бизнес-школы мирового уровня, которая должна стать приоритетным партнером ведущих компаний в подготовке кадров и развитии передовых технологий менеджмента.

В Высшей школе экономики уже 25 лет успешно реализовывались программы в области менеджмента и бизнес-информатики, которые сегодня сосредоточены прежде всего на факультете бизнеса и менеджмента. Теперь же перед нами стоит задача создания качественно нового явления: бизнес-школы мирового класса.

Главным критерием успеха ВШБ будут не только звездные карьеры ее выпускников, которым мы всегда уделяем приоритетное внимание, но и ключевые международные аккредитации, которые открывают путь к основным глобальным рейтингам в бизнес-образовании.

К сожалению, пока у Вышки нет бизнес-школы, которая может гордиться подобным международным признанием. При этом в стране уже есть бизнес-школы с такими достижениями: Высшая школа менеджмента СПбГУ и бизнес-школа «Сколково» имеют аккредитации EQUIS и достойно представляют Россию в глобальных рейтингах Financial Times, а одна из бизнес-школ РАНХиГС получила аккредитацию AACSB.

Наша цель – сделать большой рывок в этом направлении, используя накопленный опыт и огромный потенциал междисциплинарных программ и исследований, сильный бренд Вышки и уникальную для России команду, которая сейчас пришла в сферу бизнес-образования нашего университета.

В апреле мы представили Концепцию ВШБ на ученом совете университета, который принял принципиальное решение о ее создании с 1 сентября 2020 года на основе университетской модели бизнес-образования. Эта поддержка всего профессионального сообщества ВШЭ позволяет нам с большим оптимизмом оценивать реалистичность наших планов.

– Какие подразделения Вышки войдут в состав этой бизнес-школы?

– Высшая школа бизнеса создается на основе реорганизации 11 подразделений ВШЭ. Это факультет бизнеса и менеджмента, девять подразделений дополнительного профессионального образования и Институт менеджмента инноваций.

Конечно, преобразование факультета бизнеса и менеджмента – это один из ключевых элементов трансформации. С весны 2019 года, когда мы начали обсуждать и принимать принципиальные решения по подготовке проекта создания бизнес-школы, мы вели коммуникации с коллективом факультета и акцентировали при этом вопросы, являющиеся приоритетными в управлении качеством образования по стандартам названных международных аккредитаций бизнес-школ.

Должен отметить, что параллельно с этими процессами две наши программы бакалавриата по направлению «Менеджмент» сейчас готовятся к прохождению самой престижной в мире программной аккредитации по системе EPAS Европейского фонда развития менеджмента (EFMD).

Это все важные и параллельные вызовы, которые стоят сегодня перед коллективом факультета. После принятия решения о создании ВШБ на апрельском ученом совете мы интенсивно занялись подготовкой к реорганизации и одновременно – к совпадающему с ней по срокам началу нового учебного года, к которому мы должны подойти уже в обновленном качестве.

Сейчас мы много обсуждаем эти преобразования и с преподавателями, и со студентами. За минувший год я и мои заместители много раз встречались со студенческим советом или с инициативными группами студентов, в том числе разъясняя кажущиеся простыми, но критически важные вещи в построении бизнес-школы мирового уровня.

Новый учебный год 2019/2020
Новый учебный год 2019/2020

– Какие профессиональные требования предъявляются к преподавателям Школы бизнеса?

– Хотел бы подчеркнуть три качественно важных отличия ВШБ, с которыми сопряжены новые профессиональные требования к преподавателям и всем сотрудникам факультета бизнеса и менеджмента.

Во-первых, необходимо обеспечить лидерство не только в создании образовательных программ, которые должны быть адекватны по контенту современным запросам бизнеса и инновационны по технологиям реализации и которые все пройдут через международные аккредитации, но и в научно-исследовательской работе.

С 1960-х годов в ведущих университетах мира менеджмент стал таким же полноправным членом университетского семейства областей знаний, как и более традиционные разделы науки. В современном мире в сфере менеджмента имеется развитая академическая инфраструктура из исследовательских институтов и лабораторий, профессиональных ассоциаций исследователей, ежегодных международных научных конференций, академической аспирантуры со своим спектром специализаций.

Все это в ведущих университетских бизнес-школах обеспечивает поток публикаций в высокорейтинговых журналах. В нашей области есть не только известные метрики Q1 и Q2 для рейтингования журналов, но и свой список газеты Financial Times. Это 50 топовых журналов, которые определяют направления создания новых знаний в области менеджмента, и публикации в которых учитываются FT при рейтинговании ведущих бизнес-школ мира.

К сожалению, сегодня в коллективе ФБМ и будущей ВШБ пока только два преподавателя имеют публикации в журналах FT-50 и крайне мало коллег с публикациями в журналах Q1 по управленческой тематике. Это понятный вызов и хороший ориентир для понимания того, какие квалификационные требования мы должны предъявлять преподавателям ВШБ на академическом треке. Вместе с тем отмечу, что в университетских бизнес-школах также критически важна роль преподавателей и других профессиональных треков (в ВШЭ мы их называем «образовательно-методический» и «практико-ориентированный») в создании новых «кодифицированных», то есть публикуемых, знаний по эффективному управлению бизнесом в форме статей в ведущих профессиональных журналах, учебных кейсов, инновационных учебно-методических разработок и так далее.

Во-вторых, в современном мире важнейшим аспектом качества бизнес-школ является глубокая и масштабная интернационализация образования, исследований и преподавательского коллектива. Ограничусь упоминанием только одного актуального для нас ориентира развития. У ФБМ сегодня есть десятки хороших международных партнерств. Для того, чтобы сделать шаг вперед, чтобы ВШБ Вышки была достойна глобального признания, мы должны построить сеть партнерств с ведущими бизнес-школами мира, включая программы двух дипломов с ними.

Мы такую работу уже начали на всех уровнях: бакалавриата, магистратуры и МВА. Мы построим такие альянсы не просто с хорошими партнерами, а с лучшими университетскими бизнес-школами мира. Конечно, я говорю о равноправных моделях сотрудничества, которые предполагают интенсивный обмен студентами, преподавателями и взаимное признание программ и дипломов.

В наших планах приоритетное развитие программ бизнес-образования на английском языке. Пока мы делаем здесь первые шаги с тремя такими программами, но мы будем открывать новые и серьезно интернационализировать остальные.

И в-третьих, важный качественный ориентир – это построение во многом заново системы корпоративных связей: с бизнесом и с выпускниками. Стартовая ситуация здесь отчасти напоминает сюжет «сапожник без сапог» – в 2020 году мы впервые создали на ФБМ собственный профессиональный Центр карьеры, начали формирование единой Ассоциации выпускников ФБМ, перезапускаем ранее во многом «спавшую» сеть базовых кафедр компаний и академических советов и вовлекаем в их активную работу лидеров российского и международного бизнеса.

Мы ставим для себя высокую планку – ориентироваться прежде всего на ведущие компании российской экономики из рейтинга «Эксперт-200» и на компании, входящие в рейтинг Fortune Global 500.

Исходя из этих задач, мы провели серьезную ревизию наших базовых кафедр. Часть из них закрыта как неэффективные. Одновременно мы открываем новые базовые кафедры и проектно-учебные лаборатории. Например, новая базовая кафедра с банком «Открытие» в области риск-менеджмента и ПУЛ с компанией SAP в области управления клиентским опытом. Ряд других инициатив будут реализованы до конца текущего года.

– Любые изменения на факультетах – это прежде всего изменения для сотрудников. Как вы построили работу с коллективом, чтобы объяснить новые задачи?

– Помимо нескольких моих встреч со всем коллективом преподавателей по вопросам создания ВШБ, у нас введен новый организационный ритуал, который станет ежегодным – индивидуальные встречи декана в преддверии нового учебного года с каждым штатным преподавателем факультета. У нас на 1 июня этого года было 124 сотрудника, которые работали на полной ставке. В середине мая я направил ряд писем преподавателям, руководителям школ и академическим руководителям программ, в которых объяснялась необходимость таких встреч и их повестка.

В этих индивидуальных встречах принимали участие, как правило, четыре человека: преподаватель, декан, первый заместитель декана и руководитель школы, в которой работает данный преподаватель.

Мы обсуждали его/ее контрактный статус, говорили о персональных значениях показателей ОПА и СОП, о наличии или отсутствии публикаций в журналах Q1 и Q2 и FT-50. Такой разговор мы вели с каждым преподавателем, смотрели на контрактный статус через призму результативности и достижений, говорили о педнагрузке на следующий год, о ее структуре и количестве аудиторных часов.

Важно отметить, что в преддверии 2020/21 учебного года мы ввели на ФБМ ряд новаций в планировании учебного процесса с точки зрения количества аудиторных часов на одну зачетную единицу и внедрили нормативы количества аудиторных часов в индивидуальной годовой педнагрузке в зависимости от публикационных результатов в рамках общих для ВШЭ подходов к расчету совокупной годовой педнагрузки.

Эта новация в нормативах аудиторной части педнагрузки была предметом моего открытого письма коллективу преподавателей ФБМ, кто-то задавал уточняющие вопросы, но все восприняли ее весьма позитивно. Для кого-то снизилась аудиторная нагрузка, лекций и семинаров стало меньше, кто-то был необоснованно перегружен; у кого-то по непонятным причинам были сильно занижены объемы педнагрузки. Это все корректировалось в ходе прямых и публичных диалогов в кругу 4 участников этих встреч.

Мы исходим из того, что все мы члены одного коллектива, мы делаем командные продукты, мы обязательно учитываем все введенные в университете принципы формирования индивидуальных объемов педнагрузки, в том числе в зависимости от академического руководства программами, участия в кадровых резервах и так далее. Но все решения по объемам аудиторной нагрузки должны быть прозрачными и приниматься по единым критериям.

Этот опыт оказался позитивным еще с одной стороны. Я говорил коллегам, что они могут задавать мне любые вопросы, и они отмечали, что для них это уникальная возможность уточнить суть преобразований ФБМ, зачем они нужны в ВШБ, понять, как они могут принять участие в ее создании, что конкретно от них ожидается на фоне этих преобразований.

Кроме того, на этих встречах мы подробно обсуждали и индивидуальные планы профессионального развития. Каждый преподаватель отправлял накануне встречи мне и своему непосредственному руководителю ответы на некоторый перечень вопросов: планы публикационной активности, участие в развитии проектного обучения, развитие онлайн-программ и курсов, участие в международных профессиональных ассоциациях. Задача была посмотреть вперед не только на следующий учебный год, а и на горизонте 2022 года.

– Было ли параллельно обсуждение реформ на факультете со студентами?

– Да, студенты спрашивали о том, как преобразуются программы, что будет происходить с конкретными учебными курсами. Важно помнить, что эти процессы совпали с рядом ранее принятых решений. Год назад мы утвердили новые образовательные стандарты бакалавриата по направлениям «Менеджмент» и «Бизнес-информатика», которые вводятся с 1 сентября 2020 года.

Естественно, была определенная настройка новых рабочих и учебных планов в контексте этого перехода на новые образовательные стандарты. Мы специально встречались со студенческим советом в июне, чтобы ответить на сопряженные с этим вопросы.

Вы ранее спросили про реорганизацию факультета. Позволю себе уточнить: процесс реорганизации не закончили, мы еще в пути. Сейчас мы должны успешно завершить основную фазу до 1 сентября, а дальше начнется новый этап работы. Из 124 наших преподавателей, работавших на полной ставке, 24 человека не продолжат с нами сотрудничество в этом статусе. Некоторые сами приняли решение не продолжать работу на полной ставке: кто-то перешел на 0,5 или 0,25 ставки, кто-то – на другой факультет, несколько человек решили покинуть ВШЭ. У ряда коллег 31 августа 2020 истекали контракты, и некоторые из них во время обсуждения имеющихся академических результатов, перспектив и личных планов профессионального развития были весьма неубедительны.

Любой процесс масштабной реорганизации идет непросто, мы все многому учимся, но я убежден, что сейчас закладываются важные основы для успешной реализации амбициозных планов по созданию ВШБ Вышки.

Научный семинар «Экономика впечатлений»
Научный семинар «Экономика впечатлений»

– Что поменяется в структуре бизнес-школы?

– Процесс реорганизации ФБМ, который становится частью ВШБ, с точки зрения организационной структуры имеет три важных аспекта.

Первое и самое главное – в Программе развития Вышки до 2030 года приоритетное внимание уделено переходу на проектный принцип, причем не только обучения, но и организации работы преподавателей.

Думаю, крайне позитивную роль сыграло то, что процесс реорганизации совпал во времени с первым конкурсом коллективных проектов преподавателей, который прошел в рамках введенной в 2020 году новой модели: 25% бюджета факультета выделяются на эти цели.

У нас было подано 40 заявок, это движение охватило все школы и большинство кафедр, из них 22 заявки были одобрены научной комиссией. Поскольку не все средства из 25%-ного фонда были использованы в рамках первой волны конкурса, мы приняли решение, что проведем сейчас вторую волну и в начале сентября подведем ее итоги. Тем самым даем еще одну возможность для самореализации наших преподавателей через формирование коллективов, проектных команд.

В критериях конкурса мы подчеркивали важность преодоления местечковости и делали акцент на создании кросс-кафедральных, кросс-школьных, кросс-факультетских команд, и ряд успешных заявок этим сильно отличались. Мы, конечно, будем и далее усиливать фокус на этот принцип.

Второе: как вы знаете, факультет бизнеса и менеджмента – это один из мега-факультетов, которые были созданы пять лет назад. Этот мега-факультет – правопреемник трех факультетов: менеджмента, логистики и бизнес-информатики. На новом этапе развития бизнес-образования в ВШЭ ученый совет университета утвердил структуру бизнес-школы из 6 департаментов, которые по своей проблематике характерны для современных университетских бизнес-школ.

Сохранится в названии одного из департаментов тема бизнес-информатики, где мы содержательные лидеры и самые крупные в стране. Будут дальше развиваться наши программы по логистике, но уже в рамках департамента операционного менеджмента и логистики, поскольку операционный менеджмент требует очень серьезного усиления как одна из ключевых областей профессионального менеджмента сегодня. Также будут сформированы департаменты стратегического и международного менеджмента, маркетинга, организационного поведения и управления человеческими ресурсами и финансового менеджмента.

Все преподаватели будут сосредоточены в этих шести департаментах, включая тех, которые по разным причинам в прошлые годы оказались вне факультета бизнеса и менеджмента, хотя зачастую являются ведущими российскими экспертами в тех или иных областях.

Сейчас, объединяя девять ключевых ДПО в области бизнес-образования под зонтиком ВШБ вместе с факультетом бизнеса и менеджмента, у нас появляется возможность воссоединения сильно фрагментированного ландшафта преподавательских кадров ВШЭ в области менеджмента. Мы еще не приняли все решения в отношении руководителей будущих департаментов, но я вполне допускаю, что кто-то из ключевых экспертов, ранее работавший в системе ДПО, возглавит их уже в рамках ВШБ.

В рамках реорганизации у нас появился интересный феномен. По крайней мере 10 штатных преподавателей, которые продолжают работать в ВШБ, фактически сменили «порт приписки». По тем или иным причинам, в трех школах зачастую была ориентация на самообеспечение преподавательскими кадрами для тех программ, которые реализовывались по профилю этих школ.

У нас были почти гротескные ситуации, когда сильный специалист в области soft skills, командной работы, лидерства почему-то оказывался штатным преподавателем школы бизнес-информатики. Такие сюжеты мы наблюдали и в других школах. Понятно, что в будущем такие коллеги должны быть сконцентрированы в департаменте организационного поведения и управления человеческими ресурсами.

Или другая ситуация, когда эксперты по бизнес-аналитике, информационным системам были в других школах, а не в школе бизнес-информатики. Повторю, в целом у нас сейчас 10 случаев, когда коллеги в итоге реорганизации присоединяются к командам департаментов по своему профилю. Мне кажется, это исключительная позитивная возможность для дальнейшего профессионального роста этих коллег.

Третье – это то, что мы создаем во многом факультет нового типа. Это интегрированный портфель образовательных программ от бакалавриата до программ повышения квалификации, переподготовки, Executive MBA. Девять подразделений ДПО, которые входят в Высшую школу бизнеса, в совокупности сформируют внутрифакультетское образовательное направление ДПО, которое будет для ВШБ иметь не менее важное значение, чем бакалавриат или магистратура. Фактически это существенный переход от понимания факультета как места, где реализуются только программы бакалавриата, магистратуры и есть аспирантская подготовка.

Мы ведь сегодня уже не воспринимаем как футурологию понятие life long learning, непрерывное образование. Возникает естественный вопрос: если это уже реальность, то какую роль должны играть в ней университеты, особенно ведущие университеты? Не делая обобщений, я хочу сказать, что в сфере бизнес-образования ведущие университеты мира давно на этот вопрос уже ответили, в том числе и организационно-кадровыми решениями.

В рамках университетских бизнес-школ сегодня одинаково успешно развиваются программы от бакалавриата до Executive MBA. Таких примеров множество: бизнес-школа Пенсильванского университета, школа бизнеса Университета в Беркли, возникшие всего 25 лет назад бизнес-школы Оксфорда и Кембриджа. У всех них линейка программ от бакалавриата до МВА. Конечно, они делают в своем портфеле важные стратегические акценты. Мы для себя такой акцент также сделаем — будем и далее усиливать наши очень востребованные программы бакалавриата, но, конечно, приоритет будет отдан развитию пост-бакалаврских программ.

Кстати, мы рассчитываем, что на них будут приходить выпускники нашего бакалавриата. Это очень важная задача, но с ней связан и кадровый вопрос: кто должны быть преподаватели такой университетской бизнес-школы? Мы полагаем, что ведущие профессора должны преподавать не только в магистратуре и МВА, но и обязательно в бакалавриате. Верно и обратное: мы должны понимать, что те преподаватели, которые очень комфортно чувствуют себя в бакалавриате, станут более квалифицированными, если смогут развиваться в аудиториях магистратуры и МВА.

Между этими программами есть большое потенциальное «перекрестное опыление» с точки зрения более академического и более практического подходов к обучению. Для бизнес-образования здесь очень важно найти правильный баланс.

27 июля

«Вышка для своих» в Telegram