• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«В хосписе неожиданно оказалось комфортнее, чем за его пределами»

Первый раз идти в клоунском костюме выступать перед детьми в онкологическом отделении, или в хоспис, или проводить экскурсию для людей с особенностями — наверное, это волнительно и страшно. Бывшие и нынешние студенты Вышки в международный день волонтера вспоминают о том, как это было у них.

«Оказалось, что это место про жизнь»

Анфиса Дмитриева
руководитель Волонтерского центра ВШЭ

Мой первый серьезный волонтерский опыт случился благодаря моему желанию заниматься благотворительностью профессионально. В начале 2019 года я стала волонтером благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Произошло это в процессе отбора на работу в фонд. Да, в первый раз в жизни я столкнулась с тем, что будущий работодатель не только смотрел мое резюме и общался со мной на собеседовании, но и отправил на такую необычную стажировку волонтером. Такой опыт необходим для всех сторон: для фонда — понять, сможет ли человек работать с непростой паллиативной темой, а для человека — понять свою готовность погружаться, быть включенным, не бояться.

В общем, мне действительно посчастливилось побыть волонтером Первого московского хосписа. Хотя бы один день. Потом уже я стала волонтерить в 4-ом хосписе, который находился тогда рядом с моим домом. Вечером после первого дня волонтерства я шла к метро Спортивная и думала о том, что мне хочется обратно, что в хосписе мне неожиданно оказалось комфортнее, чем за его оградой, среди спешащих куда-то, безучастных людей. Оказалось, что ТАМ искренние эмоции, выше концентрация любви, теплоты, заботы друг о друге. Большинство думает, что это место про смерть, но на самом деле там чувствуется самая настоящая, концентрированная жизнь. Каждый день, час и минуту, которые есть у человека.

Я действительно оказалась в совершенно необыкновенном месте. Первый московский хоспис на метро Спортивная — это дом с садом, с птичками, с уютной мебелью, удивительно теплое пространство, как у бабушки в гостях. Дело было после Нового года, и я разбирала елку, мыла посуду, разговаривала с пациентами — и это было абсолютно естественно и свободно.

Конечно, когда ты погружаешься в волонтерство, есть определенные сложности. В моем случае пришлось быть готовой к тому, что многие в окружении не понимали, зачем мне это нужно. Зачем соприкасаться со страшной (для них) темой смерти, зачем проводить время с незнакомыми людьми. Наверняка были люди, которые думали, что со мной что-то не так. Были случаи, когда в компании друзей и знакомых мы начинали говорить про работу и увлечения: люди говорили про бизнес, про сферу коммуникаций и рекламы, про медиа — и эти темы можно было обсуждать бесконечно. Если я заговаривала о хосписе — разговор старались перевести в другое русло. Сначала было обидно, потом поняла, что люди разные и не все готовы говорить на эту тему. К слову, я по образованию журналист.

Ровно год как я ушла из фонда и вернулась в Вышку. Возвращалась с целью: начать говорить со студентами и сотрудниками о волонтерстве громче и масштабнее, чем раньше. Коллеги поддержали идею создания Волонтерского центра, за что я им очень благодарна. Я планировала, что на выстраивание работы уйдет год-два, но пришел ковид, и организовать системную помощь пришлось за три недели. Сложно? Да. Страшно? Бывает. Нравится? Я счастлива, что пришла в Вышку с этой инициативой. Оказалось, что это самое правильное место для волонтерства. Студенты, преподаватели начали помогать пожилым во время изоляции — и делали это абсолютно бескорыстно и с радостью. Нас стали приглашать на конференции, мероприятия по волонтерству — и я понимаю, это происходит потому, что добровольчество хорошо вяжется с ценностями и образом Вышки. Помогать — это естественное для нас занятие.

«Хочется быть причастной чему-то значимому»

Алина Бабалова
студентка 1 курса факультета коммуникаций, медиа и дизайна, Москва

Первый серьезный проект, в котором я участвую как волонтер — это проект #решетканерешение, который инициировал мой однокурсник Захар Башта. Мы сделали две вещи: во-первых, площадку для сбора средств в пользу фонда «Центр святителя Василия Великого» (он занимается проблемами подростков, находящихся в конфликте с законом), во-вторых, рассказали об этой табуированной теме в ролике на YouTube .

До этого я, конечно, принимала участие и в другой волонтёрской деятельности: когда училась в лицее, отправилась в волонтёрскую поездку в Пушкинские горы, приложила руку к благотворительным ярмаркам, потом помогала в организации городского форума в Гостином дворе, посвящённого комплексным изменениям городской среды. В общем, я определенно тянулась в эту сторону. Но то, что мы делали с Захаром, стало действительно серьёзным начинанием в социальной сфере для меня. Я интервьюировала подростков из Центра Василия Великого, работала над роликом. Это повлияло на мировоззрение, например, изменилось мое представление о собственной ответственности. Изначально мы планировали, что будем публиковать кусочки биографии ребят, хотели рассказать об их жизненном пути. Но в процессе пришли к выводу: пока воспитанники фонда несовершеннолетние, пускай они и не против участия в проекте, мы не должны публиковать их личную информацию в сети. И в итоге мы делали тексты о фонде и его работе, а к историям подростков относились очень осторожно. Деньги для центра Святителя Василия Великого благодаря нашему ролику до сих пор собираются. Я думаю, что так или иначе я продолжу заниматься волонтёрской деятельностью в любой форме: сочетая это с  журналистской деятельностью или же чисто как волонтёр. Мне хочется быть сопричастной чему-то значимому.

«Я встречал шлейф безответственного волонтерства»

Константин Седов
Директор АНО «Больничные клоуны»

В 2005 году я уже окончил Высшую школу экономики, но еще занимался в театре ВШЭ. Мой друг, который к тому времени уже работал волонтером при детской больнице, увидел мои клоунские фотографии из театра и позвал меня поработать там клоуном. Бесплатно, естественно. 

Я помню, что ужасно волновался. На мне были рыжие штаны из строительного магазина, я переборщил с гримом — замазал себе все глаза. Играл с детьми в какие-то простые игры контактные: «Крокодил», еще что-то… Когда вышел из отделения, я другу говорю: «наверное, это провал, как-то я ужасно эти двадцать минут отработал». А друг говорит: «какие двадцать минут, ты был в отделении два часа!». И потом показал мне фотки, где дети висят у меня на шее, глаза у них горят, и у меня тоже выражение совершенно счастливое. И тут я почувствовал, что я действительно очень устал, но что я счастлив и хочу этим заниматься. Это такой обмен энергией: ты отдаешь много, но очень много и получаешь. Тот опыт определил всю мою жизнь, так я стал профессиональным больничным клоуном. 

Что я могу сказать людям, которые хотят стать волонтерами? Не бояться. Сегодня это гораздо проще, чем когда я начинал: нет нужды начинать что-либо в одиночку, есть огромное количество центров, где поддержат, научат, протестируют. К сожалению, у нас пока что нет такого, как на Западе, когда существуют независимые центры тестирования волонтеров, где человеку скажут, какая траектория волонтерской деятельности ему больше всего подходит. У нас люди должны главным образом ориентироваться на собственные чувства: какая тема их триггерит? дети, животные, старики, бездомные? Туда и идут. 

Но и про ответственность, конечно, не нужно забывать волонтерам. Я много встречался со шлейфом безответственного волонтерства. Когда обещали прийти еще раз — и не пришли, или еще чего-то наобещали несбыточного… Но сейчас действительно такой самодеятельности меньше уже, более профессиональной становится деятельность. Это очень радует.

«Была потребность возвращать добро»

Анастасия Мнацаканян
студентка 4 курса факультета филологии

Я из Ульяновска, три года назад поступила в Вышку и переехала в Москву. Изменения в жизни мне дались трудно, я тяжело привыкала, и друзья, родные очень меня поддерживали. Но у меня была потребность не просто висеть на руках у поддерживающих меня людей, а самой заботиться о ком-то, возвращать добро. И на Дне Вышки, на аллее студорганизаций меня зацепила информация о клубе Best Buddies HSE. 

В тот момент это был такой полу-случайный выбор. Но сейчас, после трех лет работы в этом клубе, если бы я заново принимала решение, в каком направлении благотворительности я бы хотела работать, я бы все равно выбрала это направление — помощь взрослым людям с нарушениями развития интеллекта. Потому что им меньше всего помогают, а они в этом очень нуждаются. И это такая благодарная работа: мы с ними просто общаемся, гуляем, ездим на экскурсии, и прямо на глазах они меняются. Учатся лучше общаться не только с нами, волонтерами, но и просто с прохожими, кассирами, продавщицами…

Первый раз я поехала на клубное мероприятие осенью 2017-го. Это была экскурсия в Сергиев Посад. Мне было… не то чтобы страшно, но страшновато. Вдруг я как-то себя не так поведу, обижу кого-нибудь. И я мялась в сторонке. В итоге мои же подопечные мне и помогли: подошла такая бойкая женщина, как, говорит, тебя зовут, давай знакомиться. Это я потом узнала, что зовут ее Наташа Шикунова, и ее назывют помощником волонтеров — она прям такая молодец.

С тех пор это такая довольно значимая часть моей жизни. Не то, чтобы я все свободное время на это трачу — где-то 3-4 мероприятия в месяц бывает. Для меня это серьезно, а не так что «если других дел нет — поеду». Прошлым летом, в последнюю неделю августа, у нас был лагерь, ежегодное мероприятие. Поскольку пришлось именно на последнюю неделю перед учебой, волонтеров записалось мало, и меня тоже родители отговаривали: куда ехать, нужно ведь к учебе готовиться. Но я, конечно, поехала, как я могла не поехать. 

Автор текста: Дранкина Екатерина Александровна, 5 декабря, 2020 г.

«Вышка для своих» в Telegram