• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Исследование поможет сделать работу психологических служб более целенаправленной»

Департамент психологии проводит анкетирование для оценки уровня учебного стресса

Ученые департамента психологии вместе с Центром психологического консультирования ВШЭ проводят исследование, которое поможет лучше понять стрессовые факторы, с которыми сталкиваются студенты Вышки, разработать программы профилактики неблагоприятных состояний. В нем участвуют студенты других вузов Москвы, что позволит провести сравнительный анализ полученных результатов. Профессор департамента Софья Нартова-Бочавер рассказала нам о последних исследованиях на эту тему и о том, как создавалась анкета. 

Нартова-Бочавер Софья Кимовна
Профессор департамента психологии

Юность и молодость всегда были периодом кризисов, острых переживаний и стрессов. Однако сейчас можно говорить о некоторых новых проблемах и трудностях в жизни молодежи, которых не было раньше. Как ни странно, они связаны с очень позитивным явлением, а именно — получением высшего профессионального образования.

В течение последних нескольких десятилетий в индустриальных странах стали выделять особый период жизни, который называют emerging adulthood — становящаяся взрослость. Первым, кто начал изучать этот период жизни, считается американский исследователь Джеффри Дженсен Арнетт. (Замечу, что именно наш университет первым ввел учебный предмет «Становящаяся взрослость», который я в этом году вела на магистерской программе «Позитивная психология», — спасибо руководителю программы В.Ю. Костенко, который поддержал введение этого курса!)

Почему становящаяся? Да потому, что с тех пор, как человечество в программе своего выживания и развития сделало ставку на интеллект, оно стало вкладываться в его укрепление, удлиняя период обучения и отодвигая решение других задач развития, связанных с семьей, карьерой, финансовой независимостью, социальными обязанностями и пр. Молодежь в основном (и долго!) учится; конфигурация жизненных задач и ожиданий по отношению к молодежи драматично изменилась за последние десятилетия. При этом остальные потребности никуда не исчезают, но и не всегда удовлетворяются.

Интеллектуально все более сильная молодежь остается инфантильной в некоторых сферах жизни. Процесс обучения, достаточно сложного в силу увеличивающегося потока информации, сопровождается напряжением, имеющим разные источники. По многочисленным данным, именно в молодости совершается наибольшее количество преступлений, а проявлений депрессии и случаев суицида тоже больше, чем в другие периоды жизни.

Прогрессивные вузы открывают психологические службы для того, чтобы поддерживать студентов в моменты их перегрузок, выгорания, экзаменационного и других специфических стрессов. Однако психологические службы — это скорая помощь; они имеют дело с симптомами неблагополучия, но не изучают систематически его причины.

Между тем причины эти могут иметь различную природу: быть эндогенными (внутренними, связанными с состоянием или индивидуальными особенностями студента) или внешними, обусловленными организацией учебного процесса, тоской по дому, трудностями адаптации к большому городу, университетской жизни и пр. Понятно, что эти трудности преодолеваются посредством различных тактик и стратегий и при участии разных инстанций. Причем многие из этих трудностей преодолеть легко, если вовремя осознать. 

Приведу простой пример: многие студенты, живущие в общежитии, страдают от недопонимания в отношениях с соседями по комнате. Но ведь этот стресс очень легко ослабить, если провести (не слишком сложную) работу по изучению психологической совместимости и циркадианного цикла предположительных соседей.

Парадоксально, но стрессоры в студенческой жизни чаще изучались в 90-е: известные методы для их диагностики разработаны Бернадетт Гадзеллой из Австралии и Кристианом Крэндаллом из Флориды. Возможно, это связано с тем, что в те годы высшее образование еще оставалось некоторой экзотикой. В нашей стране чаще используют понятие «трудная жизненная ситуация», которое отражает специфику объективных обстоятельств и реакции на них. И чаще изучают отдельные ТЖС — например, связанные с экзаменационным стрессом.

Мы гордимся тем, что в 2020 году вместе с коллегами из Республики Армения выиграли грант РФФИ (проект 20-513-05014 «Субъективное благополучие учащихся в период становящейся взрослости (emerging adulthood)»). Сейчас мы решаем одну из исследовательских задач — проводим идентификацию спектра ТЖС, относящихся к учебной деятельности, причем на разных ступенях образования: лицей, бакалавриат, магистратура и аспирантура.

Для того чтобы понимать, с какими рисками и дисгармониями связана та или иная жизненная ситуация, мы разработали специальный метод. Он имеет несколько сильных сторон, отличающих его от других похожих по содержанию опросников. Во-первых, это очень высокая экологическая валидность: для идентификации ТЖС мы проанализировали вручную огромный массив данных открытых вопросов.

Таким образом, мы не придумывали эти трудности, мы их извлекали из ответов студентов или аспирантов. Причем это трудности, типичные для настоящего момента жизни российских вузов. Во-вторых, это отделение ситуации и реакции на нее. В нашем опроснике представлены только ситуации. Это позволяет в дальнейшем более дифференцированно изучить возможные реакции на трудности и их вариативность, в том числе по полу и ступени образования. В-третьих, мы собрали спектр достоверных трудностей, потому что эта работа осуществлялась всеми членами нашей команды — Миланой Хачатуровой, Василием Бардадымовым, Викторией Ерофеевой и мной; мы все имеем большой опыт работы в образовательных учреждениях и исследований в области психологического благополучия учащейся молодежи.

Все это и обусловило оригинальность нашего опросника «Трудные жизненные ситуации в студенческой жизни» — скорее всего, мы назовем его именно так.

Хочу отметить, что, помимо НИУ ВШЭ, я обратилась в психологические службы разных вузов, и многие откликнулись, что говорит о востребованности исследования. Так, благодаря руководителю службы РАНХиГС Кириллу Хломову мы собрали очень большой массив данных. Есть данные и по другим вузам. 

Сейчас мы уже сумеем выделить наиболее частотные трудности и специфичные для каждого из участвующих в проекте университетов, определив паттерны ТЖС и, возможно, их конфигурацию в зависимости от ступени образования. 

В ходе создания метода, конечно, мы анализировали другие подобные методы, но многие из них устарели или созданы в других культурах. Поэтому не могу сказать, что мы перенимали чей-то опыт, — скорее надеемся, что результаты наших исследований будут использованы заинтересованными университетами.

Наше исследование поможет, как мы надеемся, сделать работу служб более целенаправленной, особенно в сфере сопровождения, а также, возможно, внести поправки в определенные моменты организации учебного процесса и повседневной жизни студентов.

Пройти опрос можно по ссылке.

13 декабря, 2021 г.

«Вышка для своих» в Telegram