• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«У меня две жизни»

Александр Шамрин — о военном прошлом, иностранных инвесторах и обманутых дольщиках

Первый проректор Александр Шамрин строил Вышку практически с нуля и во всех смыслах: на нем было и строительство либо реконструкция зданий, и создание бэк-офиса, и закупки, и дополнительное образование. В свой юбилей (22 января ему исполняется 65 лет) он рассказал «Вышке для своих» о своих двух жизнях, в одной из которых он был кадровым офицером. 

Сам по себе юбилей — это просто цифра, не очень-то для меня значимая. Единственное, вот что: 65 — это возраст, после которого можно уходить на пенсию. Я для себя принял такое решение: пока я нужен на своем месте, пока я полезен университету, я буду работать. Как только пойму, что нового ничего не приношу, — уйду. Трагедии в этом нет. Я, например, очень жалею, что до сих пор не смог найти время и возможности для того, чтобы преподавать студентам. Может быть, начну как раз…

У меня две жизни: до 1993 года, когда я служил кадровым офицером, и после. Я окончил Военную академию им. Дзержинского по специальности «радиотехнические системы космических аппаратов», занимался научными исследованиями специальных автоматизированных информационных систем. В 1993 году было большое сокращение численности вооруженных сил. Напрямую это сокращение меня не касалось, но я все же решил уволиться.

Знакомств, связей в гражданском мире у меня не было, но и опасений больших, что останусь на улице, я тоже не испытывал. Специалисты, уволившиеся из вооруженных сил, в то время ценились достаточно высоко: у нас был опыт работы с самыми передовыми на тот момент технологиями, ну и определенные качества, присущие военным, тоже были востребованы: четкость, организованность, преданность делу. Я устроился на работу в Информационный центр содействия инвестициям — структуру, сформированную в рамках  Российского агентства международного сотрудничества и развития (РАМСИР). 

Так получилось, что в первые же месяцы своей новой жизни я начал работать под началом сразу двух основателей Вышки, а уже через год поступил в магистратуру Вышки, в один из первых магистерских наборов.

Руководителем РАМСИР на тот момент был Александр Шохин. А через несколько месяцев работы в Центре содействия инвестициям я познакомился с Евгением Ясиным. Дело в том, что моим первым проектом в центре было формирование системы сбора и анализа информации об инвестициях — как внутренних, так и международных. Были разработаны методические подходы к анализу этой информации и получению определенных итоговых результатов, и когда во время довольно случайной встречи с Евгением Григорьевичем я рассказал об этом проекте, он попросил меня написать короткую аналитическую записку с предложениями по стимулированию иностранных инвестиций. Я такую записку написал, и буквально через 10 дней мне позвонили из отдела кадров Министерства экономики. Когда я приехал на встречу, перед сотрудником лежала эта записка, на которой было написано каким-то руководящим почерком: «Дельные предложения, прошу встретиться с автором». Оказалось, что Евгений Григорьевич отнес эту записку председателю правительства Виктору Черномырдину. И мне предложили перейти на работу в Министерство экономики. 

В должности заместителя директора департамента в Министерстве экономики РФ я проработал два года — с 1995-го по 1997-й. Я, конечно, не был человеком, который стоял у штурвала и разворачивал корабль российской экономики, но помогал этому как мог. Это было интересное время и для меня. 

Мы с коллегами занимались разработкой и доработкой закона об иностранных инвестициях. Благодаря этому закону — и благодаря нашей работе тоже — в Россию пришли такие крупные иностранные инвесторы, как BP, Exxon, Total и другие. Мы создавали совет по иностранным инвестициям, который работает. Это орган, который является эффективным механизмом коммуникации между руководством страны и иностранными инвесторами.

«Когда шахтеры выходили стучать касками»

В 1997 году возникла идея создания государственной структуры, которая обеспечивала бы взаимодействие с международными финансовыми организациями, такими как Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Международный валютный фонд. Поддержка со стороны этих институтов создавала серьезные условия для расширения реформ: они предоставляют кредиты, которые идут на создание институтов рыночной экономики, в какой-то степени поддерживают отрасли экономики. Евгений Григорьевич Ясин предложил мне возглавить эту структуру.

Следующие десять лет я возглавлял Федеральный центр проектного финансирования. Мы содействовали получению и реализации проектов по очень широкому спектру секторов российской экономики. Деньги этих организаций попали почти во все сферы российской экономики: был банковский заем, нефтяной, строительный (способствующий развитию рынка строительства), заем, связанный с вопросами приватизации и фондового рынка. По отдельности эти займы были не очень большими, но для некоторых отраслей имели огромное значение. Например, так называемый угольный заем поддержал угольную отрасль в момент, когда шахтеры выходили стучать касками в центр Москвы: отрасль была убыточной, дела там были очень плохи. Сейчас она вполне конкурентная, в том числе благодаря той поддержке. 

В целом за эти десять лет пакет инвестиций составил более 10 млрд долларов. Структура эта перестала существовать в 2015 году, но я из нее ушел гораздо раньше. В 2007-м Ярослав Иванович Кузьминов предложил мне перейти на работу в Вышку, для того чтобы наладить в университете работу бэк-офиса… 

«Здесь очень сильно ощущается отдача»

Со стороны такой шаг, возможно, выглядел как потеря масштаба: вроде как позади оставались серьезная структура, огромные бюджеты, престижная должность. Но для меня все было наоборот. К 2007 году все самые серьезные проекты по привлечению инвестиций Центром проектного финансирования были реализованы, и ощущения новизны, максимально приносимой пользы я от своей деятельности уже не получал. Создание же конкурентоспособного на мировом рынке вуза представлялось мне задачей не просто не меньшего масштаба, но гораздо большего. И чем хороша эта задача — в ее решении нельзя поставить точку, она вечная, каждое следующее поколение управленцев подхватывает задачи, решенные предыдущими, и решает их уже на принципиально новом уровне.

Так, мы в 2007 году создали достаточно надежный цифровой фундамент для развития университета. Сейчас запросы, диктуемые новыми задачами и новой средой, выросли многократно. К решению этих задач подключились другие люди, и они решаются совсем другими методами и средствами. Еще одной моей задачей был вопрос дополнительного образования. В течение времени, пока я руководил этой сферой во ВШЭ, нам удалось создать немало перспективных надежных институтов дополнительного образования, например Высшую школу юриспруденции и администрирования, Институт налогового менеджмента и экономики недвижимости. Они стали уникальными по уровню подготовки. Мы начинали историю с бизнес-образованием, и потом ее подхватили другие руководители, сейчас бизнес-образование управляется первым проректором Валерием Сергеевичем Катькало. Параллельно с этими проектами все время решались вопросы инфраструктуры. Мы создали целый комплекс современных учебных кампусов, решили проблему размещения студентов в общежитиях. Конечно, инфраструктурные проекты — это тоже задачи такого порядка, которые никогда не бывают решены окончательно. Особенно в вопросах общежитий: всегда нужно больше. Но базово обещание разместить всех студентов-бюджетников бакалавриата в общежитиях мы всегда выполняем.

Решение инфраструктурных вопросов — это всегда история, достойная романов Артура Хейли. Например, здание на Мясницкой, которое стало на долгие годы визитной карточкой ВШЭ, мы получили по проекту переуступки требований. Это была драматически сложная история, в которой был не справившийся с обязательствами застройщик, обманутые дольщики, суды, другой застройщик, огромное количество нервов и хеппи-энд. Таких проектов ни до нас, ни после нас в Москве никто не делал. Конечно, без поддержки государства мы бы такой проект не реализовали, равно как не получили бы комплекс зданий на Шаболовке, и еще много чего бы не было. Но выстраивание отношений с госорганами — это тоже большая работа, которой я также отчасти все время занимался.

Что самое ценное для меня в Вышке? Конечно, люди. Масштабом людей, которые трудятся в университете, начиная от самого верха и заканчивая рядовыми сотрудниками, определяется и масштаб задач, и внутренний драйв обеспечивается и усиливается каждым членом команды. И здесь очень сильно ощущается отдача от того, что ты делаешь, всегда есть обратная связь. Вот ввели мы в эксплуатацию комплекс на Покровке. Да, семь лет потрачено на этот проект, много сил. Но выходишь в атриум, видишь, как какой-нибудь второкурсник показывает университет недавно поступившему приятелю, как его от гордости распирает, и прям хорошо на душе.  

«Прикладные результаты — предмет гордости»

Не состоялся (о чем жалею) как преподаватель, но что касается научной деятельности, в какой-то степени я в это вовлечен. В течение всего времени работы во ВШЭ я занимался исследованиями закупочной деятельности государства. В результате была подготовлена концепция модернизации системы закупочной деятельности государства и создания контрактной системы. Первый проект закона, который сегодня называется 44-ФЗ, был разработан группой экспертов ВШЭ. В какой-то степени я координировал эту работу. К сожалению, законопроект, который мы подготовили, в процессе согласования претерпел серьезные изменения. Принятый закон не в полной мере реализовал основную идею реформирования — обеспечить максимальную эффективность государственных закупок. Мы продолжали отслеживать практику применения закона, вносили новые предложения по его совершенствованию, и многие из них уже приняты. 

Другой результат нашей научной деятельности в этой области — мы разработали концепцию создания единой информационной системы, которая обеспечивает деятельность контрактной системы. Вплоть до того, что создали техническое задание, которое положено в основу нынешней системы. Это, конечно, не чистая наука, а прикладное исследование, но методы нашей деятельности были чисто научные — социологические, финансовой экономики, а то, что на выходе получились прикладные результаты, — это предмет особой гордости. Эту сферу я не оставил: для правительства и администрации президента мы проводим работу по мониторингу ситуации в закупочной сфере, выпускаем ежегодные доклады на эту тему, их читает почти вся страна, и в этом смысле, мне кажется, мы достигли определенных успехов.

Фото: Даниил Прокофьев

Автор текста: Дранкина Екатерина Александровна, 21 января

«Вышка» в Telegram