• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Учиться тяжело, а сессия у нас — это скорее выходные»

Лев Шабанов, студент первого курса факультета математики ВШЭ, победитель заключительного этапа Всероссийской олимпиады по математике, обладатель золотой медали Международной олимпиады по математике, мечтает доказать гипотезу Римана.

— Лев, тебе удалось стать победителем Всероссийской олимпиады по математике, выиграть золотую медаль на Международной олимпиаде по математике. Что, на твой взгляд, помогло тебе победить?

— Думаю, свою роль здесь сыграл опыт: я четыре года подряд — с 8 по 11 класс — участвовал во Всероссийской олимпиаде, и два раза меня отбирали в команду для участия в Международной олимпиаде. (Международная олимпиада по математике проводится с 1958 года, каждую страну на ней представляет команда, состоящая не более чем из шести участников — Авт.). В какой-то момент просто начинаешь понимать логику олимпиадных заданий, и чем больше решаешь, тем больше вероятность, что в нужный момент быстро увидишь или придумаешь решение. Причем олимпиадные задачи не всегда требуют сложных вычислений, иногда они имеют короткие и красивые решения. По моим ощущениям, на последней Всероссийской олимпиаде задания были легче, чем в предыдущие годы, и три человека, включая меня, набрали максимальное количество баллов.

— Когда ты начал участвовать в олимпиадах?

— В шестом классе мы ездили с командой на Уральский турнир юных математиков, где заняли шестое место — это была моя первая олимпиада. Потом мои учителя посоветовали мне поехать в Кировскую летнюю многопредметную школу на математический поток, там я встретился с ребятами из других регионов. Это была замечательная, но одновременно отрезвляющая поездка: я много чего не знал из того, чем уже владели мои сверстники, надо было срочно поднимать уровень.

— И с чего ты начал? Ты сам занимался?

— И сам, и учителя помогали. Я стал больше читать, участвовал во всех выездных школах, куда мог попасть. Так как я хорошо сдал зачет в конце летней школы в Кирове, меня еще раз пригласили на следующий год. С 8 класса стал участвовать во Всероссийской олимпиаде по математике, а в 9 классе выиграл конкурс, который проводил Специализированный учебно-научный центр имени А.Н. Колмогорова при МГУ, что позволило мне поступить туда и переехать учиться в Москву.

— Как родители отнеслись к твоему желанию переехать в Москву?

— Начиная с шестого класса я часто уезжал на разные олимпиады, наверное, родители привыкли к моей самостоятельности. Во всяком случае они спокойно отпустили меня Москву. В 10 и 11 классе я жил в общежитии при Центре Колмогорова.

— У тебя никогда не было проблем в школе с ребятами, для которых учеба была не так важна?

— В ангарской школе класс делился на две группы: те, кому было интересно учиться, и те, кому учеба была не нужна. Я общался только с ребятами из первой группы, и особых проблем ни с кем не возникало. А в московской школе нас таких, интересующихся учебой, уже было большинство.

— А когда ты впервые услышал о Вышке?

— Это было в 9 классе на математических сборах, где мы готовились к Всероссийской олимпиаде. Декан факультета математики ВШЭ Сергей Константинович Ландо выступал перед нами с лекцией и рассказывал о факультете. Как математик он на меня произвел тогда сильное впечатление, правда, поступать в Вышку сразу не убедил. Это произошло чуть позже, в 10 классе, когда я начал дополнительно ходить на занятия в Независимом московском университете, большинство преподавателей которого также работают в ВШЭ. К окончанию школы у меня сложилось мнение о тех, кто преподает и кто учится на вышкинском факультете математики. Было очевидно, что случайные люди, которые не планируют в дальнейшем заниматься математикой, сюда вряд ли пойдут. И, проучившись полгода, я действительно в этом убедился.

— Отличается ли твоя студенческая жизнь от школьной? Поменялся ли твой круг общения в университете?

— Изменения, конечно, есть, но они не радикальные. В общежитии я живу в одной комнате со своими бывшими одноклассниками, многие из них тоже поступили в Вышку. Это стало одной из причин, из-за которой я выбрал факультет математики ВШЭ, ведь учеба в вузе — это еще и общение с сокурсниками. В школе я убедился, что можно много узнавать, общаясь друг с другом: рассказываешь задачу товарищу, сам ее лучше понимаешь, он тебе что-то подсказывает.

— Каковы твои впечатления от факультета, оправдались ли ожидания? Тяжело ли учиться?

— Наш факультет маленький, практически все друг друга знают — это делает атмосферу, можно сказать, семейной. Учиться тяжело, учеба занимает много времени, выбраться куда-то получается только на выходных. Я уже убедился, что в Вышке не работает правило «от сессии до сессии живут студенты весело». Сессия у нас — это скорее выходные, часто ставят автоматы, если ты хорошо работал в течение модуля.

— В математике еще много красивых загадок. Ты не мечтаешь о лаврах, например, Перельмана, доказавшего гипотезу Пуанкаре?

— Я был бы счастлив, если бы мне удалось доказать гипотезу немецкого математика Римана. Он еще в XIX веке обнаружил, что количество простых чисел, не превосходящих х, выражается через распределение так называемых нетривиальных нулей дзета-функции. Но пока это все из области фантастики. Сейчас я работаю над курсовой по алгебраической теории чисел под руководством Михаила Владленовича Финкельберга. В будущем мне хотелось бы применять свои математические способности в экономике или программировании.

Людмила Мезенцева, новостная служба портала ВШЭ

Автор текста: Мезенцева Людмила Викторовна, 12 марта, 2014 г.

«Вышка для своих» в Telegram