• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Школа для жизни

В осетинском лицее способными к математике считают любых детей


«Не думай о науках свысока! Сложны, хоть и важны науки точные. Вот для чего стоит лицей мечты: Учись и днём, учись и днём, и ночью ты». Это слова на мотив песни из «Семнадцати мгновений весны» — из гимна владикавказского Республиканского физико-математического лицея-интерната, недавно получившего статус школы-партнера НИУ ВШЭ. Как учат детей, которые потом поступают в лучшие технические вузы, для проекта «Школа для жизни» выяснял корреспондент новостной службы ВШЭ.

Одну из первых физико-математических школ-интернатов в Советском Союзе, позже переименованную в республиканский лицей, во Владикавказе открыли в 1960-е годы на базе обычного интерната — в центре города, в массивном пятиэтажном здании с четырьмя колоннами. Детей, проявлявших склонность к математике, сюда собирали со всей Осетии, в том числе из сельских районов. Физики были в почете, местной промышленности требовались кадры, и выпускники интерната, поступая в региональные вузы, исправно пополняли ряды осетинской научно-технической интеллигенции.

После распада СССР локальные конфликты на Северном Кавказе отражались на работе системы образования вплоть до середины 2000-х годов (школа в Беслане, захваченная террористами 1 сентября 2004 года, расположена в получасе езды от Владикавказа). О том, чтобы, как раньше, собирать талантливых детей со всего региона, речи не было — родители не отпускали, так что сегодня из более тысячи учеников живут в интернате лишь двадцать. В остальном же в последнее десятилетие лицей наверстывал упущенное: учителя повышали квалификацию, восстанавливались связи с местными вузами, обновлялась учебно-материальная база.

Школа для всех

В первый класс здесь принимают всех желающих — без вступительных экзаменов и вне зависимости от склонности к точным наукам.

Спрос на лицей велик и по причине его популярности в городе (высокие результаты ЕГЭ плюс поступление в престижные вузы), и в силу демографической ситуации на Кавказе (рождаемость высока, школьных зданий не хватает), так что в этом году набирают пять первых классов. Директор Франкель Магомедович Магомедов — сам выпускник лицея советских лет, учитель химии и профессиональный боксер — на вопрос, не проще ли было оставить в лицее только старшую или старшую и основную ступени, разводит руками. Очень немногие школы в Осетии дают такие знания по математике и физике, чтобы дети сразу «вписывались» в лицейскую программу, — уж лучше самим учить с первого класса. Несмотря на это случаев, когда лицей оказывается ученику не по зубам или не по вкусу, немало — до 11-го класса доучиваются процентов 60, остальные переходят в школы попроще.

Если в первые постсоветские десятилетия все хотели учиться на экономистов и юристов, то в последнее время семьи все чаще стремятся приобщить детей к точным наукам

В лицее считают — в полном соответствии с недавно принятой Концепцией развития математического образования в РФ, — что детей, неспособных к математике, не существует, и термин «одаренные дети» стараются не употреблять, ведь неодаренных детей не бывает. Любой ребенок, если у него нет медицинских патологий, если его правильно учат и воспитывают в школе и в семье, способен набрать на ЕГЭ не менее 70 баллов по любому предмету, убежден директор. Другой вопрос, что не каждой семье это надо. «Вот пришел ребенок домой — ему нужно организовать свой труд, а если в доме шум, телевизор включен, родителям не до него, как он заниматься-то будет?» — негодует Франкель Магомедович. Так что обязательства, которые должна брать на себя семья, на деле нередко приходится выполнять школе.

Именно поэтому республиканский лицей — школа полного дня. В первой половине — обязательная для всех программа с привычной классно-урочной системой (хотя и от нее пытаются отходить, устраивая, например, занятия по естествознанию на природе или коллективные проекты по робототехнике), во второй — факультативы в малых группах, курсы по выбору, многие из которых ведут вузовские преподаватели.

Дети заняты с утра до пяти вечера, часть домашних заданий с ними делают воспитатели или учителя. Если на носу олимпиады, экзамены или творческие выступления (в лицее есть свой вокально-танцевальный ансамбль «Барс», выступающий на больших сценах с кассовыми сборами), то и допоздна в лицее задерживаются. «Главная задача учителя — заинтересовать ребенка, заразить идеей, — говорит завуч и учитель информатики Елена Молчанова, недавно перешедшая в лицей из Северо-Осетинского университета. — А после этого — поддержать, подтолкнуть, создать стимулы, следить за тем, чтобы он двигался в нужном направлении».

Снова в почете

Если в первые постсоветские десятилетия все хотели учиться на экономистов и юристов, то в последнее время семьи все чаще стремятся приобщить детей к точным наукам — в лицее это веяние ощущают в полной мере. Немногие, пожалуй, верят в возрождение в Осетии промышленности в советских объемах (были здесь и шахты, и оборонка, и ремонтные предприятия), но в том, что, получив естественнонаучное образование в школе, человек будет «на ты» с новыми технологиями, а значит, легко найдет работу, у родителей лицеистов сомнений нет. Да и освоить гуманитарные науки при желании не составит труда. «Ученик, успешный в математике или физике, заинтересовавшись любым другим предметом, тоже добьется успеха, — считает Франкель Магомедов. — Он же научился мыслить, анализировать, систематизировать увиденное, услышанное и прочитанное. У него исследовательский ум!»

В образовательной программе лицея — не только обязательное для всех черчение (у тех, кто поступит в инженерные вузы, не должно с ним возникнуть проблем!), но и английский по углубленной программе. Это новшество ввели совсем недавно, закупив для начальных классов учебник Верещагиной, по которому учатся в английских спецшколах. Язык и для технарей необходим, считают в лицее, поскольку публиковаться надо на английском, и в крупных международных компаниях это рабочий язык. Русскому тоже учат на совесть. Кристина из 11 класса, собравшаяся поступать в Бауманку, переживает, что на выбранную программу по промышленной логистике надо не менее 250 баллов с трех экзаменов, но шансы поступить есть, ведь по русскому языку как минимум 90 баллов наверняка будут, и тогда по физике и математике достаточно набрать 80-85.

Чтобы обеспечить высокий уровень по профильным предметам, лицей так выстраивает программу, чтобы задействовать сильные стороны и своих учителей, и приглашенных вузовских преподавателей, а также лабораторную базу вузов. Каждый преподаватель на занятиях сверх обязательной программы учит тем разделам, в которых сам силен, есть те, кто специализируется на подготовке к олимпиадам. Так и с занятиями на базе вузов — чтобы, например, изучать горные породы и минералы, лицеисты идут в лаборатории Северо-Осетинского горно-металлургического института.

90% процентов выпускников лицея предпочитают инженерные направления подготовки, до 50% уезжают в Москву и Питер. Случались примеры поступления и в Высшую школу экономики (во Владикавказе еще в 1990-х годах начали работать подготовительные курсы под эгидой Вышки), однако массового потока не было. И у учителей, и у детей в лицее университет почему-то не ассоциируется с математикой и физикой — хотя факультет математики существует давно, а с присоединением МИЭМ появились и инженерные программы. «Будем с Вышкой сотрудничать, узнают о ней больше — чаще будут поступать», — смеется директор.

Форма и содержание

В лицее культивируются несколько принципов, относящихся скорее к воспитанию, нежели к учебе.

Первый принцип — жесткая дисциплина, без которой немыслимы образовательные результаты в переполненной школе. Считается, что этому в немалой степени способствует школьная форма, напоминающая форму советских лет, — с обязательными галстуками или бабочками для мальчиков, фартуками, кружевными воротниками и манжетами для девочек. Ребенка нужно научить слушать и слышать учителя, считает директор, и удалось ли сформировать эти качества, лучше всего видно на уроках физкультуры, когда дети выполняют команды. И только после этого можно говорить о творчестве и свободе.

Как только ребенок почувствует азарт, как только будут первые победы, то он сам, без напоминаний начнет искать олимпиады в Интернете

Второй принцип, связанный с той же физкультурой, — ни дня без спорта. В лицейском дворе — большая футбольная коробка, построенная по программе «Газпром — детям»; физкультурный зал хотя и потрепанный, давно не видавший капремонта, но добротный, обставленный инвентарем на любой вкус. Неприметная обшарпанная дверь ведет в тренажерный зал — «качалку» с боксерским рингом и столом для пинг-понга. Интерьер здесь не менялся с 1980-х, и, похоже, не от безденежья, а чтобы сохранить атмосферу тех лет. Стены обклеены советскими фотографиями — физкультурники брежневской поры, перекачанные культуристы из модных перестроечных журналов, рядом пожелтевшие листы с таблицами рекордов школы-интерната № 2 и перечнями нормативов на советский значок ГТО.

Третий принцип почти что армейский: ребенок должен быть приучен к труду — только в этом случае, став взрослым, он сможет сознательно выбирать между разными видами труда, а не между трудом и бездельем, — и должен быть постоянно занят. Трудиться не значит подметать листья на школьном дворе, хотя и это не возбраняется, но сейчас в почете — труд умственный, и это внушается лицеистам. Одна из задач летних математических школ, которые лицей проводит на базе санатория «Осетия», — чтобы дети в каникулы не теряли форму, иначе осенью придется долго адаптироваться к учебе.

Победить на Всеросе

Ни один лицеист пока не стал победителем или призером федерального этапа Всероссийской олимпиады школьников, так что есть к чему стремиться. Был недавно случай, когда по информатике мальчику не хватило одного балла до диплома призера, но и это немалое достижение.

Нелли Маргиева — учитель математики, в лицей пришла работать сразу после окончания Североосетинского университета в середине 1990-х, два года назад победила на республиканском конкурсе «Учитель года». Как и все учителя профильных предметов, свою задачу видит в том, чтобы выпускники поступали в ведущие вузы (ее собственная дочь, окончив лицей, поступила в Плехановку в Москве), и главное, что для этого нужно делать, — как можно раньше вовлекать их в олимпиадное движение. В большинстве олимпиад, которые проводят вузы, можно участвовать с 7-го класса, в некоторых — с пятого, и задача учителя — проконтролировать, чтобы дети регистрировались на дистанционные этапы, при необходимости напоминать об этом родителям. Как только ребенок почувствует азарт, как только будут первые победы, то он сам, без напоминаний начнет искать олимпиады в Интернете.

Далее — подготовка детей к решению задач повышенной сложности (на каждого ребенка есть папка с портфолио — когда в какой олимпиаде участвовал, какие результаты). Для младших раз в неделю — уроки занимательной математики с разбором актуальных задач, а если ребенок пропускает занятия — пусть решает задачи в Интернете в специальных приложениях. Для старших — факультативы по выбору, в том числе у вузовских преподавателей. Учитель должен постоянно учиться сам, считает Нелли Александровна: «Иногда кажется, что я учусь больше, чем мои ученики, — ездила в Москву на курсы повышения квалификации для „учителей года“, смотрю видео-уроки на сайтах для учителей, слушаю лекции, как готовить детей к олимпиадам».

В позапрошлом году, когда она выпустила 11-й класс, из 23 человек только 5 остались в Осетии, остальные уехали в Москву, Питер, Ростов, Новосибирск, поступив в технические вузы на бюджетные места.