• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Школа для жизни

В классической гимназии учат древние языки, сотрудничают с вузами и ставят ценность образования превыше всего


О проекте
«Школа для жизни»

Более двадцати лет Высшая школа экономики сотрудничает с общеобразовательными школами. Университет рассматривает эту работу как свою социальную миссию. В 2015 году начался новый виток сотрудничества: Вышка предлагает школам, которые хотят улучшить свои образовательные результаты, работать по программам распределенного лицея ВШЭ, стать нашей базовой школой или получить статус школы-партнера.

В рубрике «Школа для жизни» мы будем рассказывать о лучших школах России — тех, которые стабильно занимают лидирующие позиции в региональных и федеральных рейтингах, и тех, которые демонстрируют рост образовательных результатов.

Вы узнаете о традициях этих школ, об особенностях их повседневной работы, об их учениках, о методиках, которые используют их учителя, о принципах управления, которыми руководствуются их директора. И, конечно, услышите отзывы выпускников, ставших студентами университета.

«Санкт-Петербургская классическая гимназия № 610 известна в городе тем, что там с особой изощренностью истязают учеников. В результате происходящего на протяжении семи лет бесчеловечного искусственного отбора немногие выживающие к выпускному вечеру гимназисты отличаются всеобъемлющей эрудицией, редкой галантностью и повышенной морозостойкостью…». Что стоит за этими фразами с официального сайта гимназии № 610, для проекта «Школа для жизни» выяснил корреспондент новостной службы ВШЭ.

«С большим успехом, как и обычно, прошли в гимназии Великие Дионисии. Три дня подряд после учебы народ стекался к театральному залу, который не мог вместить всех зрителей, так что многие вынуждены были наблюдать за спектаклями из коридора. Чтобы вы знали, этот праздник — один из основных в Древней Греции — был посвящен богу плодородия Дионису. Во время Великих Дионисий ставились представления в театре. Каждый гимназист, как и житель древних Афин, может играть в любом количестве спектаклей, если они не следуют друг за другом в один день...»

Это фрагмент изложения, которое абитуриентам гимназии предлагают на вступительных экзаменах в 5-й класс (начальной ступени здесь нет). Тема, как видно из текста, связана и с древней историей, и с гимназическими буднями. Поскольку образование предстоит получать классическое, то есть в его основе изучение древнегреческого, латыни и двух «новых» иностранных языков, а также математики, вступительный тест проверяет не только знания азов школьных предметов, но и круг чтения, эрудицию, память, сообразительность, логику, чувство языка.

Вот пример математической задачи: «Люди в экспедиции спят в гамаках, чтобы никого не покусали змеи. В лагере есть 7 столбов. Как должны стоять столбы, чтобы на них можно было повесить наибольшее количество гамаков? Все гамаки должны висеть на одной высоте. Нарисуйте расположение столбов и гамаков. Сколько гамаков получилось?»

А вот пример задания на общую эрудицию, где нужно заполнить пустые строки в таблице, чтобы получить известные пары слов: «... и Сальери», «... и Павел», «Тринидад и ...», «серп и ...», «Жилин и ...», «Содом и ...».

Впрочем, тему вступительных экзаменов в гимназии обсуждать не любят, несмотря на то, что ничего противозаконного в них нет (отбор запрещен в первый класс, а в основной и старшей школе, если для освоения программы требуются выдающиеся способности, вполне допустим). Декларируется, что «гимназия подготовкой к вступительным экзаменам не занимается и считает эту деятельность бессмысленной», а сборники примерных заданий обнародует, «идя навстречу многочисленным и настоятельным просьбам родителей».

Последних можно понять: конкурс в гимназию — порядка восьми человек на место. Были случаи, когда семьи переезжали в близлежащие дома, чтобы жить поближе к месту учебы детей, а вообще ученики ездят на Петроградскую сторону, где расположена гимназия, со всех концов Питера и из ближайших пригородов. Учиться сложно — к 11-му классу отсеивается порядка 25-30% учеников.

Фото: Илья Матвеев

Новая государственная

История классической гимназии № 610 началась в 1989 году, когда группа друзей и единомышленников — вчерашних выпускников питерских вузов, аспирантов и молодых кандидатов наук, многие из которых в свое время окончили физико-математическую школу № 30, — задумалась, в каких школах будут учиться их дети. Гимназия создавалась при мощной интеллектуальной поддержке Ленинградского университета — первую программу разрабатывали с помощью профессоров филфака: языки (родной, два иностранных и два древних) и математика заняли больше половины времени в обязательном учебном плане. В программе нет курсов с малым количеством часов — напротив, число предметов ограничено, но на них отводится много времени.

Хотя в конце 1980-х в обеих столицах уже появлялись первые частные (платные) школы, отцы-основатели решили, что образование в новой гимназии будет бесплатным, а значит — она должна быть государственной. И с согласия василеостровской администрации два класса будущей гимназии, отобранные со всей строгостью, приютила школа № 30 — в те годы такое не возбранялось.

ЕГЭ фактически стал стандартом образования в подавляющем большинстве школ, и это большая ошибка. Вместо того, чтобы программу осваивать, учителя занимаются натаскиванием. Мы скалой стоим, чтобы этого избежать, — предстоящие экзамены никак не отражаются на учебном процессе вплоть до второго полугодия 11-го класса, когда детям даются тренировочные задания по КИМам прошлых лет, просто чтобы они привыкли к формату.

Сергей Бурячко
Директор гимназии №610

Вскоре гимназия получила номер, а потом и собственное здание, внешне напоминающее открытую книгу, — переезд состоялся в дни августовского путча. Все это, как водится, сопровождалось чередой мытарств, но усилия инициаторов проекта вкупе с поддержкой высокопоставленных питерских интеллектуалов, включая мэра Анатолия Собчака и академика РАН Александра Фурсенко (отца экс-министра образования и науки РФ), оказались не напрасны. Спустя несколько лет еще одну классическую гимназию — при Греко-латинском кабинете Юрия Шичалина — открыли в Москве, но она была и остается частной, к языкам и математике там добавлен Закон Божий. Других гимназий, дающих классическое образование в таком понимании, в России нет (школы, где латынь в старших классах изучают факультативно, к этой модели отношения не имеют).

Отношения школы с городскими властями у гимназии и сейчас хорошие — директор Сергей Бурячко, один из отцов-основателей, жалуется разве что на огромный объем бюрократической отчетности, но про эту беду расскажут в любой российской школе. Четыре года назад гимназии дали еще одно здание по соседству — бывший межшкольный учебно-производственный комбинат, появилась возможность набирать не по два, а по три класса.

Фото: Илья Матвеев

Интенсивное развитие

По единым измеряемым показателям — результатам ГИА, ЕГЭ и предметных олимпиад — гимназия № 610 в Питере в числе лидеров. По английскому и немецкому языку опережает языковые спецшколы, где часов на эти предметы отводится больше.

Причины высоких результатов Сергей Бурячко объясняет так. Ребенок приходит в школу в период интенсивного развития, школа может это развитие поддержать, а может затормозить. Лучше всего развитию ребенка способствует изучение языков в сочетании с чтением текстов и решением интеллектуальных задач. Одновременное изучение древних языков (чтение древнего текста сродни решению логической задачи), «новых» языков и математики дает синергетический эффект, считает директор. Есть и другой фактор: в гимназии сформирована однородная социальная среда, где ценность образования превыше всего: почти все родители — выпускники вузов, у половины — ученые степени и звания. Спрос на учебу в гимназии обусловлен не популярностью латыни и древнегреческого у питерских родителей, а возможностью поместить ребенка в комфортную, доброжелательную и демократичную среду.

По поводу древних языков в гимназии дважды случались родительские недовольства — их называют «греческими бунтами», оба датированы началом 1990-х годов.

Первый раз группа родителей воспротивилась введению древнегреческого с 8-го класса, требуя больше математики и физики, второй раз потребовали отменить «мертвые» языки в 10-м классе и ввести профили (их, как ни странно, в гимназии нет — профилирование происходит в рамках курсов по выбору во второй половине дня, за пределами обязательной программы). Оба бунта были подавлены — администрация гимназии, заручившись поддержкой большинства родителей, стояла на своем. Но после первых выпусков, когда поступление выпускников в ведущие вузы и их карьерные успехи в самых разных областях стали наглядным подтверждением правильности выбранного пути, подобные конфликты сошли на нет.

Когда по приглашению греческих властей группа гимназистов поехала на стажировку в Салоники, некоторые из них за неделю с нуля освоили греческий настолько, что в передаче на местном телевидении смогли поддержать беседу (при том что разница между греческим и древнегреческим — примерно как между современным русским и старославянским).

Учебный процесс в гимназии немыслим без участия университетской профессуры (например, коллегией древних языков — так, в духе петровской эпохи, здесь называют методические объединения учителей — руководит заведующий кафедрой классической филологии СПбГУ) — ведь дети должны привыкать к разным преподавателям и к разным стилям общения. В гимназии проходят «взрослые» международные конференции по классической филологии. Одна из гимназических библиотек — античная, общим объемом порядка 50 тыс. томов на древних языках, присланных из университетов и научных центров разных стран, — фактически стала филиалом кафедры классической филологии (в университете ничего подобного нет) — и местом встречи разных поколений лингвистов. В этом заключается грандиозный воспитательный смысл: гимназисты читают древние фолианты за теми же столами, что и выпускники гимназии, студенты лучших питерских вузов, и «бородатые дяди», состоявшиеся исследователи.

Еще одна особенность — международные связи. Учитель немецкого, оплачиваемый немецким правительством, готовит детей к экзамену на международный сертификат (пожизненный, дающий право на учебу и работу в Германии), есть и другие преподаватели-носители языка, читающие курсы истории и литературы. Гимназисты ездят в Европу на международные олимпиады по древним языкам — не ради поступления в вуз, как раз такого права победы на них не дают, — а чтобы помериться силами со сверстниками из классических гимназий других стран. Участие в школьных обменах, особенно с Германией, — обычное дело: в широком коридоре на первом этаже гимназии висит огромный указатель: «Leinfelden 2331 km».

Фото: Илья Матвеев

Свобода выбора

Специальной подготовки к ЕГЭ в гимназии нет. «ЕГЭ фактически стал стандартом образования в подавляющем большинстве школ, и это большая ошибка, — говорит Сергей Бурячко. — Вместо того, чтобы программу осваивать, учителя занимаются натаскиванием. Мы скалой стоим, чтобы этого избежать, — предстоящие экзамены никак не отражаются на учебном процессе вплоть до второго полугодия 11-го класса, когда детям даются тренировочные задания по КИМам прошлых лет, просто чтобы они привыкли к формату».

Точно так же нет в гимназии и целенаправленной подготовки к предметным олимпиадам — желание детей в них участвовать даже приходится немного сдерживать, чтобы они не забывали об обязательной программе. В гимназии, как бы банально это ни звучало, учат учиться, формируют основы, а дальше при необходимости каждый выучит то, что нужно по жизни. Характерный пример — когда по приглашению греческих властей группа гимназистов поехала на стажировку в Салоники, некоторые из них за неделю с нуля освоили греческий настолько, что в передаче на местном телевидении смогли поддержать беседу (при том что разница между греческим и древнегреческим — примерно как между современным русским и старославянским).

Треть выпуска обычно предпочитает траекторию, связанную с языками (в основном филологический факультет СПбГУ), еще треть — с техническими науками, есть примеры поступления в разные технические университеты — от МФТИ до ИТМО. Оставшаяся треть — все остальные направления. Идут и в социально-экономические, и в медицинские вузы, и в творческие вузы (был пример, когда мальчик перед экзаменами в Консерваторию сломал руку, пришлось идти на физфак СПбГУ, и в Консерваторию он поступил через год). Поступают на разные программы Санкт-Петербургского кампуса ВШЭ, причем в последние годы предпочтение отдается истории. Сергей Бурячко связывает это с приходом в питерскую Вышку Евгения Анисимова — научного руководителя Департамента истории, вошедшего в 2013 году в топ-50 «Знаменитые люди Петербурга»: «Наши дети пошли на его имя. Еще в Вышке хороший восточный факультет. Если откроется филологический и математический факультет такого же уровня, и туда пойдут».

Связями с выпускниками гимназия дорожит — несмотря на отсутствие многолетней истории, как у иных, созданных еще до революции именитых питерских школ, уже есть первые династии: в гимназию поступают дети тех, кто учился здесь в 1990-е годы. Ежегодно осенью проходит конференция выпускников, на которой они не просто делают научные доклады, но и рассказывают о студенческой жизни нынешним гимназистам. На таких конференциях случаются включения из-за рубежа — одна выпускница гимназии, специалист по французской миниатюре, окончив СПбГУ, PhD получила в Сорбонне и сейчас работает в Национальной библиотеке Франции. Из 150 учителей гимназии № 610 около 10 процентов — ее выпускники.

Семен Сушич
ученик 11 класса Санкт-Петербургской классической гимназии № 610

В нашей гимназии программа не совсем стандартная — у нас есть древнегреческий и латынь. Я сначала удивлялся, зачем это нужно, — уж лучше бы французский учили, но потом понял, что древние языки способствуют развитию логического мышления.

Еще мы учим английский и немецкий, английский я знаю лучше, пробный ЕГЭ сдал неплохо. Сейчас проходим Джеймса Джойса, читаю «Портрет художника в юности» в оригинале — он пишет развернуто, метафорично, много эпитетов и ссылок, воспринимать очень сложно. Начиная с восьмого класса, я участвовал в четырех школьных обменах: дважды ездил в Голландию и дважды в Германию, занятия в школе шли на английском.

Я хотел бы поступить в ВШЭ на одну из программ по экономике, в какой именно кампус — московский или санкт-петербургский, пока не решил, все будет зависеть от результатов ЕГЭ. Возможно, самостоятельная учеба в другом городе будет даже лучше для меня. Мне интересна экономика, статистика, аналитика, отслеживание взаимосвязей между цифрами и реальными событиями. Человек, работающий с цифрами, не может сказать что-то просто так, его слова всегда должны подтверждаться какими-то данными.

Мои родители, инженеры-проектировщики, готовы принять любое мое решение о вузе и будущей профессии. Хотя они хотели, чтобы я поступал в технический вуз, ведь после этого можно работать в любой сфере, но все-таки физика — это не для меня. Математика, обществознание, английский — предметы, которые мне нравятся и которые я в силах сдать. Более длительную перспективу просчитать сложно — выбрать занятие на всю жизнь не получится, ведь все может измениться кардинально.

В Вышке меня привлекает открытость, там работают интересные люди — мне даже удалось лично пообщаться с директором кампуса, он оказался очень приятным человеком, готовым ответить на любые вопросы. Студенты ВШЭ сдают экзамен на сертификат IELTS, а это дает возможность продолжить учебу в магистратуре за границей.

Евгения Елисеева
студентка 2-го курса образовательной программы «История» Санкт-Петербургского кампуса ВШЭ

Мои родители — выпускники Классической гимназии. В детстве я часто слышала рассказы, как там весело и интересно, а моя начальная школа была скучной. Несмотря на это, поступать туда не хотелось просто в силу привычки, но возражать родителям не было смысла. И в 5-м классе я начала учиться в Классической гимназии.

Сначала мне не понравилось — вокруг незнакомые люди, нужно привыкать к новому месту. Но буквально через пару лет я уже не могла представить свою жизнь иной: гимназия стала вторым, если не первым домом. Она дала мне образование, дала работу (сейчас я не только учусь, но и преподаю древние языки), за 7 лет учебы произошло множество ярких событий. По обмену я ездила в Париж, Берлин, дважды в разные провинции Италии, на Байкал — вместе с голландскими студентами, в разные другие места — на летние школы по античности и древним языкам. Будни постоянно «разбавлялись» праздниками: дионисии, этнофесты, хэллоуин, день хвоста. В конце каждой четверти и на сессиях тоже скучать не приходилось.

Когда я выбирала вуз, на истфаке питерского кампуса ВШЭ уже учились мои знакомые, они были в восторге и звали меня туда. Хотя поначалу я собиралась в другой вуз, в конце концов попала в Вышку и об этом не жалею.

Начав учиться, я поняла: образование, полученное в гимназии, приносит результаты. Большая часть прикладных дисциплин давалась мне легко, к сессиям я была привычна. Гимназия заложила основы знаний языков и истории, а это помогает схватывать материал на лету, быстро осваивать большие объемы информации, вычленять из информационного потока нужное. Математика и другие точные науки в гимназии давались мне сложнее — чтобы что-то выучить, научилась держать конспекты в чистоте и порядке, придумывала новые способы запоминания. Эти умения очень пригодились в университете при подготовке конспектов и скоростном выучивании материала в режиме «по экзамену каждый день».

Классическое образование хорошо тем, что оно разностороннее, всегда поддерживает мозг в тонусе. И мне даже немного жаль, что на гуманитарном направлении, где я сейчас учусь, нет даже проблесков точных наук.