• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Если документ лежит в архиве, не надо думать, что там содержится истина»

В Высшей школе экономике прошла конференция «Осмысливая прошлое, глядя в будущее: новые направления в изучении истории Второй мировой войне», приуроченная к пятилетию Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий.

«История Второй мировой войны нередко написана черно-белыми красками, но реальность богаче и сложнее. Например, мы совсем мало знаем о том, что происходило на советских территориях в тот момент, когда советская власть уже ушла, а немецкая еще не установилась; нам чаще всего известна лишь «парадная» сторона службы женщин в Красной армии и многое, многое другое, — говорит директор центра Олег Будницкий. — Эти сюжеты социальной истории долго оставались на втором плане, особенно в нашей стране, но сейчас они активно изучаются. Мы решили пригласить друзей и коллег из российских и зарубежных университетов, проблематика исследований которых пересекается с нашей, послушать об их исследованиях и рассказать, что мы сделали за эти пять лет, дав слово представителям всех поколений ученых, работающих у нас».

«Детей нельзя убивать»

Самый молодой участник конференции, стажер-исследователь центра Елена Кривцова представила анализ материалов Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, в которых рассказывается об убийствах детей во время Второй мировой войны. В свидетельствах «очевидцев» рассказывается, что часто  детей травили — мазали губы ядом, кормили отравленными булочками. Задавшись вопросом, действительно ли для убийства детей использовали как будто более «гуманный» способ умерщвления, автор делает вывод, что прямых доказательств этому нет: многие сведения в материалах ЧГК даны не на основании медицинской экспертизы, а являются перепечатками статей газет и журналов, написанных теми, кто нередко не был свидетелем самих событий и писал с чьих-то слов. Исследователь делает вывод, что, возможно, эти свидетельства — попытка объяснить отсутствие огнестрельных ран на телах детей, человеку «проще» представить, что детей травили, чем то, что их закапывали живыми в землю, не желая тратить на них пули. Нормальным людям кажется, что детей нельзя убивать так же, как взрослых, и они готовы поверить в версию, которая оставляет шанс хоть на какую-то человечность.

Советская номенклатура

Ведущий научный сотрудник центра Олег Хлевнюк, автор недавно вышедшей биографии Сталина, размышлял об одном из важнейших сегментов советского общества — об эволюции партийной номенклатуры. Он проанализировал общие тенденции формирования и деятельности советской региональной номенклатуры в 1930-1950-е годы. Он показал, что уничтожение старого поколения работников, выдвижение молодых руководителей, приобретавших опыт мобилизационного управления в годы Великой отечественной войны, а также застой в номенклатурной системе были характерными чертами этих десятилетий.

Война — встречи и воспоминания

Людмила Новикова, заместитель директора центра, впервые  презентовала часть своего проекта об Архангельске в годы войны. В то время Архангельск был точкой встречи двух цивилизаций — западной и советской, так как туда приходили американские и британские корабли по ленд-лизу. По данным НКВД за время войны там побывало около 15 тысяч иностранцев, многие из которых оставили письма и записи, теперь хранящиеся в различных американских архивах, в Национальном архиве США, в Британском военном музее. В них есть описания военных событий тех лет, города и его жителей.

Женская война

Директор центра Олег Будницкий представил свое исследование о женщинах Красной Армии, рассказал о новейших работах и источниках на эту тему, которая в последние годы стала очень популярной, в том числе и в западной историографии. Женщин призывали в армию и в Великобритании, и в США, но нигде, кроме СССР, они не служили в боевых частых. Героические истории советских женщин-снайперов, летчиц в наибольшей степени привлекают внимание исследователей, писателей и режиссеров, хотя это была очень небольшая  часть от числа всех женщин, служивших в армии (их было полмиллиона человек). Их историю еще предстоит написать.

Будницкий обратил внимание на источниковедческую проблему в исследованиях этой темы — проблему доверия источникам, так как образ советской женщины времен войны использовался сталинской идеологически-образовательной пропагандой. Как использовать мемуары, которые писались не самими героинями, а «литературными неграми»? Могут ли они быть источниками? Как вычленять из воспоминаний и дневников написанное «для цензора»? Все эти вопросы актуальны для исследователей Второй мировой войны.

«Документы пишут люди, пишут с определенными целями, и не надо думать, что если документ лежит в архиве, то там содержится истина, — подчеркивает Будницкий. — Там содержится какая-то информация, и надо понять, кем и почему этот документ написан. Сочетая анализ официальных документов с личными рассказами, дневниковыми записями, современными интервью, можно попробовать понять реалии того времени и написать приближенный к реальности вариант истории женщин на войне».

Политика памяти

Начальник Историко-информационной службы Государственного Эрмитажа Юлия Кантор говорила о «политике памяти» непосредственно в годы войны и музеефикации ее (войны) событий. Речь шла о специфике собирания «артефактов», о догоняющих по отношению к музейным инициативам государственных директивах, о  конфликте НКВД и Наркомпроса, о формировании экспозиций и выставок в музеях в период войны, о «фигурах умолчания» и о музейно-мемориальной работе в тот же период, ориентированной на «заграницу». Рассмотрены практически не изучавшиеся как в советской, так и постсоветской историографии темы музеефикации и мемориализации событий Великой Отечественной войны собственно в военное время. Такой подход дает возможность выяснить, как формировались коллекции, составившие основу временных выставок и постоянных экспозиций о Победе, открывшихся уже в мае-сентябре 1945 года и каковы были идеологические требования, предъявляемые к ним.

Союзники

В совместном докладе профессора Уральского федерального университета Ольги Поршневой и руководителя Центра по изучению культуры Института российской истории РАН Александра Голубева был представлен сравнительный анализ формирования и эволюции образа союзника в сознании российского общества накануне, в годы мировых войн и в межвоенный период. Показаны характерные черты образа союзника в представлениях «образованного класса», политической элиты и сознании широких масс населения накануне и в годы Первой мировой войны. Обоснован тезис о главной тенденции в эволюции образа в массовом сознании общества в условиях Первой мировой войны: от представлений о «святости» и «благородстве» до подчеркивания «своекорыстия» союзников. Вместе с тем в самые тяжелые годы и Первой мировой, и Великой Отечественной войны в российском (советском) обществе существовало, а во втором случае даже преобладало недоверие к союзникам. Но если посмотреть на эволюцию представлений о союзниках, окажется, что в 1914-1918 и в 1941-1945 годах она происходила в разных направлениях. В первом случае — от надежд к разочарованию, во втором тенденция была противоположной.

Железные дороги

Известный американский военный историк, профессор Канзасского университета Брюс Меннинг сравнивал эффективность действий русской и советской армий во время Первой и Второй мировых войн. Особый интерес вызвало его сообщение о логистике, в частности, роли транспорта в успехе или неудаче армий. Как известно, в период Первой мировой войны транспорт был ахиллесовой пятой русской армии. Нелегким было положение и в период Второй мировой войны, в особенности в связи с неудачным со стратегической точки зрения расположением железных дорог на западе страны. Однако, парадоксальным на первый взгляд образом, чем дальше в глубь советской территории проникал вермахт, тем большие транспортные проблемы он испытывал, в отличие от Красной армии. Когда же Красная армия перешла в контрнаступление, ее транспортные проблемы были решены за счет поставок более 400 тысяч американских автомобилей, что существенно улучшило маневренность и снабжение армии

Народная война

Научный руководитель центра профессор Джорджтаунского университета Майкл Дэвид-Фокс посвятил свой доклад анализу новейших тенденций в историографии Второй мировой войны. В частности, он говорил о концепте «народной войны», о все большем внимании исследователей к жизни обычных людей во время войны, как военнослужащих, так и гражданских – и в советском тылу, и на оккупированных территориях. С его точки зрения, сочетание изучения политики советской власти и реакции на нее обычных людей, их попыток приспособиться к стремительно менявшейся реальности создает полифоническую картину, позволяющую нам лучше понять суть происходивших событий, то, как война повлияла на различные социальные группы советского общества.